16 июня 2024, воскресенье, 6:13
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

«Я медленно плавала и решала свои рабочие вопросы»

1
«Я медленно плавала и решала свои рабочие вопросы»

Как белорусы работают в необычных местах.

На пляже, в горах, на крыше дома в лучах закатного солнца или в теплом бассейне — некоторые белорусы работают в очень необычной обстановке и даже умудряются быть продуктивными. Мы попробуем расширить ваше представление о комфортном рабочем месте (только чур не завидовать!), пишет onliner.by. А еще наши герои-удаленщики докажут, что тайминг для работы может быть любым и шесть вечера — еще не повод захлопывать ноутбук.

«Сначала эффективность на Бали падает, но потом привыкаешь»

Расслабленные удаленщики были всегда — даже в доковидную эпоху находились люди, которые уезжали на зимовку в какую-нибудь теплую страну, сидели там с ноутом под пальмой и пили кокосовый сок. Но если раньше для таких вольностей нужно было попасть к очень продвинутому руководству, то теперь работа на удаленке — обычная практика.

Хочешь — сиди у себя дома в сугробе, хочешь — на пляже, кому какая разница?

Алексей выбрал второй вариант и прекрасно освоился на Бали. Провел там все прошлую зиму и кусочек весны, потом вернулся в Беларусь, дожил до следующей зимы, увидел снег, испугался и улетел обратно. Не видит смысла мерзнуть дома, если с таким же успехом можно работать в тепле на острове. Сейчас для айтишников нет препятствий: даже уволиться и устроиться на работу можно удаленно.

Основной сложностью при переезде в какое-нибудь в райское местечко видится разница во времени. Когда в Беларуси 10:00, на Бали уже 15:00, то есть основная работа приходится на вторую половину дня. Вы можете подумать, что это жутко неудобно, но Алексей со временем понял, что все как раз наоборот.

— Это очень здорово, когда ты свободен в первой половине дня: у тебя много энергии, сил и желания заниматься своими делами. Не то что в Беларуси, когда мы приходим вечером после работы уставшие и больше ничего не хотим. Здесь же фокус очень сильно смещается на личную жизнь и собственные интересы. Работа тоже присутствует, но она не занимает все твое внимание, как мы к этому привыкли.

Работать на острове в каком-нибудь отеле — глупая затея. Для удаленщиков здесь оборудовано много красивых коворкингов, с тренажерными залами и полноценными бассейнами. Членство в таком клубе может стоить от $100 до $300 в зависимости от того, привязан ты к конкретному рабочему месту или нет.

Также на острове принято работать в кафе, где, как правило, с пониманием относятся к молодым людям с ноутами. Между столами приличное расстояние, персонал специально не включает громкую музыку — все для того, чтобы посетителям было комфортно. И отдельного внимания заслуживают бич-клубы, где тоже можно поработать с комфортом.

— Такой клуб может занимать очень большую площадь, где обустроено много разных локаций. Хочешь — сиди у бассейна, хочешь — на лежаке, хочешь — за столом. Удобно в теньке работать — сиди в теньке, хочешь позагорать — иди на солнце.

— А можно на лежаке эффективно работать? Под солнцем?

— Можно, когда ты привыкаешь к местной обстановке и у тебя формируется здесь свой быт. Я очень много друзей привез на Бали и уже собрал обратную связь. Так вот, почти у всех на острове эффективность поначалу падает, потому что «come on, какая работа, когда всегда тепло и такой закат показывают».

Но потихоньку люди привыкают к красивым пейзажам и учатся переключаться.

Самому Алексею часто доводилось работать в небанальных местах. Например, он без проблем подключался к митингу, когда ехал на байке. Говорит, это удобно: ты в шлеме, все слышишь, никому не мешаешь. И здесь это никого не удивляет.

— Вообще, моя работа — это больше про общение, бывало и по три-четыре митинга подряд. Если это происходит в закатное время, я еду на пляж и разговариваю на прогулке. Конечно, видео не включаю, хотя коллеги иногда просили: «Давай, врубай, покажи, где ты работаешь». Но я не хотел их смущать, они же в Минске в это время — зачем?

На календаре уже март, зима закончилась, но в Беларусь Алексей возвращаться пока не планирует. И уж тем более не горит желанием сидеть в офисе с девяти до шести.

— Еще в школе я мечтал путешествовать по миру и работать откуда угодно. Тогда мы еще ничего не знали про ковид, не думали о том, что удаленка станет доступной. Прикольно теперь осознавать, что мечты сбываются, — говорит парень.

«Надела наушники и поняла, что мне не нужно выходить из бассейна»

История Вероники в чем-то похожа: в какой-то момент она устала от офисной рутины и решила уехать в тепло. Случилось это после семи лет работы в сфере логистики. Чтобы поменять свою жизнь, девушка устроилась в туристическую компанию турлидером и стала сопровождать группы на острове Шри-Ланка. А не так давно променяла островную жизнь на Мексику — говорит, там тоже тепло и не менее красиво.

Теперь про работу. В Мексике девушка занимается стартапом, который придумала для белорусов. Это знакомства вслепую: участники проекта KIT не видят друг друга до встречи, а кандидатов находят после заполнения анкет. Игра пока не автоматизирована, все организационные моменты в ручном режиме берет на себя Вероника. А это значит, что, когда белорусы не спят, девушка постоянно должна быть онлайн, с ноутом или в телефоне.

Разница во времени с Беларусью — девять часов, но девушку это нисколько не смущает. Она подстроила свою жизнь под такие условия.

— Я рано встаю, начинаю утро с медитации-йоги, а потом сразу приступаю к работе. На связи где-то до часа дня, пока у белорусов рабочее время. Потом они ложатся спать — и у меня весь день свободен, это круто, — признается Вероника. — Я иду на пляж, купаюсь. Мне никто не пишет, я не работаю от слова «совсем»! Часов в десять вечера в Беларуси наступает утро — и я опять сажусь работать, уже до поздней ночи. Конечно, в таких условиях приходится поздно ложиться и рано вставать, но в каждой работе есть свои плюсы и минусы.

Учитывая, что в новой стране очень хочется путешествовать, белоруска научилась работать из самых разных мест: на пляже, в парке, на крыше дома, в кафе, в джунглях. Красивых коворкингов в Мексике тоже много — с бесплатным кофе, чаем и даже пивом. Во многих офисах есть очаровательные террасы, где можно зарядиться энергией после напряженной встречи.

— Я много езжу по стране и везде таскаю с собой ноутбук. Или же работаю с телефона, когда нужно записывать сторис или рилз. Главное в моем случае — это словить интернет, а дальше — дело техники! Даже в джунглях, куда мы добирались три часа по пересеченной местности, я умудрилась поработать. А самый необычный мой митинг, пожалуй, проходил в бассейне. Я надела наушники и поняла, что мне не нужно из него выходить. Я медленно плавала и решала свои рабочие вопросы. Это было просто потрясающе! А какие здесь закаты…

«Каждый день перед глазами меняется картинка»

Если работаешь в Беларуси, сделать фото на зависть друзьям сложнее: ну не бывает у нас лета круглый год! И тем не менее находятся счастливчики, которые в рабочее время могут почилить. Взгляните на нашего видеооператора Романа и его «невыносимые условия труда» — как вам такое?

Конечно, съемка в бассейне — это разовая история, но фишка работы оператора в том, что у Ромы каждый день перед глазами меняется картинка. Он снимал видео в шахте, в пустыне, в горах. Удобно: за такие экскурсии многие готовы платить деньги, а тут все наоборот.

Понятно, что не всегда съемки проходят в расслабленном режиме: все-таки работа с камерой требует физического напряжения и сосредоточенности. Порой может быть и страшно, хотя со стороны картинка выглядит забавно. Так было, к примеру, в Солигорске.

— Когда ты спускаешься в самую глубокую шахту и тебе дают баллон с кислородом, которого хватает минут на пять, это стремно, признаюсь. При этом довольно необычно, запоминается надолго. Я и на вертолете летал, причем с открытыми дверьми. И на телеге ночью ездил — снимал людей, которые на лошадях собирают молоко. Вот такой у меня необычный офис, — смеется Роман.

Работать «как люди» — с утра до вечера за компьютером — Роман бы точно не смог. Он осознанно учился на оператора и считает свою работу самой кайфовой в мире. Провести у компьютера за монтажом денек-другой — легко, но чтобы неделями приходить в одно место — на такое он не подписывался.

— Для меня работа в офисе — это почти как стоять за кассой в фастфуде или за станком на заводе. Скучно, наверное. Я не хотел и не хочу заниматься чем-то другим, мое рабочее место — рядом с интересными людьми.

«Работаю по ночам и помогаю жене с дочкой»

На первый взгляд, удаленная работа Андрея выглядит совершенно обычно, но есть парочка нюансов. Во-первых, сам график очень сильно смещен к ночи. Белорусу приходится коммуницировать с западными заказчиками, поэтому быть онлайн после шести вечера гораздо эффективнее.

Есть и вторая причина для вечерних смен: полгода назад у Андрея родилась дочка. Чтобы облегчить жизнь супруге, заботы в плане ночных кормлений отец взял на себя. В детской он установил камеру для домашнего наблюдения, с которой выводит изображение на телефон или планшет.

Как только ребенок начинает суетиться (а значит, вот-вот затребует очередную порцию молока), отец считывает сигналы и мчится спасать ситуацию. В итоге и овцы целы, и волки сыты. Супруге не приходится жертвовать сном, как и будто и нет у нее беспокойного младенца. А работа с заказчиками ночью идет более чем продуктивно.

— Утром я встаю часов в десять-одиннадцать, завтракаю и помогаю супруге с ребенком. Могу на прогулку сходить или поиграть/успокоить. Мне очень нравится такой график, потому что я вижу, как растет моя дочка. Обычно отцы приходят с работы поздно вечером, когда ребенок уже вялый, то есть, по сути, им занимается только мама. А у нас все иначе, я полноценный папа.

После обеда Андрей снова садится за работу — с перерывом на вечернее купание ребенка. Когда семья (а следом и весь город) засыпает, наступает глубокая тишина. Работать в такой обстановке очень комфортно, говорит наш герой. А одиночество не чувствуется благодаря котам, которые давно поняли, как важно поддерживать в этом мире удаленщиков и создавать для них уют.

Написать комментарий 1

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях