23 июня 2024, воскресенье, 13:48
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Азаров и лапша

22
Азаров и лапша
Ирина Халип

Из жизни Полиграфов Полиграфычей.

Не знаю, закончится ли в стране шампанское после ухода Лукашенко, но могу констатировать, что попкорн в родной стране, а также за ее пределами в странах, где живут белорусы, уже на грани исчезновения. Потому что наблюдать сеансы разоблачения агентуры и мошенников можно исключительно с попкорном и кока-колой в большом картонном стакане. Мы тут скоро от избытка калорий страдать начнем, поглощая попкорн в таких безумных количествах.

Вчера разразился очередной «эль скандаль» в Байполе: некто Азаров будто бы уволил некоего Купрейчика за то, что тот отказался проходить проверку на полиграфе. Тот, в свою очередь, оставил за собой доступ к соцсетям и телеграм-каналу и сообщил, что Азаров уволен из Байпола, поскольку тот не предоставил финансовую отчетность и вообще занимался некими сомнительными финансовыми операциями. Пения птиц уже не слышно в мире из-за хруста попкорна.

Девочки, не ссорьтесь. В вашу легенду о полиграфе, который непременно выявит агентов КГБ и ГУБОПиКа, не поверит ни один белорус. Тем более что многие из нас, сидевшие в разные периоды новейшей истории, успели пройти этот самый полиграф в застенках и точно знают, что его выводы далеко не всегда совпадают с реальностью, и агентов нужно выявлять совершенно другими методами. Но я прекрасно понимаю, что вам это незачем, ведь вы же не собираетесь ловить и разоблачать самих себя. Вот и надеетесь скормить наивным белорусам сказочку про всемогущий полиграф, который установит истину.

Кстати, полиграф – это все-таки прерогатива силовых структур. Иногда его используют некоторые работодатели при допуске человека к коммерческой тайне. Но это, во-первых, дело исключительно добровольное (никто не вправе за отказ от проверки подвергать человека каким бы то ни было репрессиям или ограничениям). А во-вторых, какая коммерческая тайна может быть в неправительственной организации? Полиграф в НКО – это несусветная глупость и невероятная подлость. Это может свидетельствовать лишь о том, что тот, кто настаивает на проверке собственных коллег и единомышленников на полиграфе, по-прежнему считает себя силовиком и карателем, а неправительственную организацию – филиалом ГУБОПиКа.

К слову, я тоже проходила проверку на полиграфе – в далеком 2011 году, в СИЗО КГБ. Тоже еще верила в сказки и думала, что меня спросят, била ли я стекла в доме правительства, и я отвечу отрицательно, полиграф подтвердит, после чего меня немедленно отпустят домой с извинениями. Но про стекла в доме правительства меня не спрашивали. Вопрос был один: помогал ли вам финансово?.. Дальше следовали фамилии российских и украинских олигархов, многие из которых я вообще слышала впервые. Так вот, когда прозвучала фамилия человека, который действительно помогал нашей команде во время избирательной кампании, я ответила «нет» и ждала разоблачения. Но полиграф и ухом не повел. Зато когда прозвучала фамилия Владимира Гусинского, на которую я со спокойной совестью дала такой же ответ, полиграф вдруг выдал бешеную реакцию. И довольный кагэбэшник сказал: «Ага, значит, это был Гусинский. Не спорьте, у вас 95 процентов лжи на эту фамилию». Нет, говорила я, мы с ним даже знакомы никогда не были. Тогда откуда же такая реакция, вопрошал кагэбэшник. Я честно ответила: «Когда вы назвали его фамилию, я сразу подумала: черт, вот к Гусинскому-то мы даже не обращались, а может, и надо было». Так что реакции полиграфа непредсказуемы, и силовики, которые имели с ним дело, знают об этом лучше многих. Это сказочка для умственно отсталых, в которую по странному стечению обстоятельств многие зачем-то поверили.

Теперь, к счастью, белорусы начинают прозревать. Возможно, это особенность менталитета? В конце концов, ждали же больше 20 лет, прежде чем поняли, кто такой Лукашенко, и вышли на улицы абсолютным большинством в 2020 году. Может, и теперь должны пройти годы, прежде чем белорусы поймут, что от их имени говорят самозванцы и преступники, в лучшем случае карикатурные персонажи, классические Полиграфы Полиграфычи Шариковы – от министра без двух портфелей Сахащика до губопиковца Азарова, преследовавшего бойцов «Азова». Проблема в том, что у нас нет десятилетий на осознание, потому что нужно срочно освобождать из тюрем тех, кого продолжают сажать такие же.

В силовых структурах, несомненно, работали и те, кто не имел отношения к репрессиям, а занимался борьбой с преступностью. И многие из них перешли на сторону народа, добровольно отказавшись от спокойствия, благополучия, льготных кредитов и прочих привилегий, которые режим щедро сыпал в их карманы. Они меняли работу, начинали с нуля, а некоторые и вовсе оказались в тюрьмах. И нужно научиться разделять их и «азаровцев». Мы должны наконец понять, что те, кто по доброй воле, а не по приговору суда, пришел служить в ГУБОПиК, - другие. Они не такие, как мы. Их ролевая модель – Карпенков. И даже меняя страну и политическую ориентацию, они сохраняют эту модель и образ действия: вранье, предательство, провокации. А белорусов они считают быдлом. К счастью, белорусы постепенно приходят в себя после эйфории двадцатого года и начинают отвечать им взаимностью. Черт с ним, с попкорном, главное – стряхнуть лапшу.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Написать комментарий 22

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях