28 февраля 2024, среда, 8:54
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Караванный путь в Антарктиду

5
Караванный путь в Антарктиду
Владимир Халип

Вслед за русским кораблем.

Ошеломительная идея возникла внезапно. В Питере, в Константиновском дворце. При удаленной сдаче нового комплекса антарктической станции «Восток».

Суровое и строгое зимовье – под стать этому загадочному континенту. Оказалось, что на объекте особого контроля все продумано до мелочей. Просчитано и обеспечено сполна. Ничего лишнего. Но все необходимое для долгой и трудной работы будущих экспедиций к полюсу холода тут предусмотрено и сработано на совесть. Никакой мороз не страшен. Высаживайся, устраивайся, живи.

Так стоит ли удивляться, что у принимающих этот особо ответственный объект почти сразу возникла сногсшибательная мысль: а не махнуть ли вот так, небольшой руководящей компанией, в эту самую Антарктиду? И, прежде чем подняться на трехкилометровую высоту к корпусам обновленного зимовья, почему бы не высадиться у самой кромки океана? Пройтись вдвоем по неприютному берегу, вслух размышляя о светлом будущем в условиях неотвратимой интеграции. Поплавать вблизи какого-нибудь невероятно изысканного айсберга, позируя шустрым репортерам кремлевского пула. Всполошить зазевавшихся пингвинов. И оставить на века свой персональный след на далеком берегу.

А потом, осознавая совершенный подвиг, отдышаться вволю на этой самой станции. Оглядеться. Отоспаться. Перейти из жилого корпуса в лабораторный и мимоходом сделать заодно два-три научных открытия. И воротиться на Большую землю уже в совершенно ином обличье. Потому что когда у тебя за спиной такой континент, это совсем иной разговор, чем после отдыха на Валдае или в банальных эмиратах.

Амбиции уже иные. Тем более, что весь этот мир сейчас далеко не тот, каким он был на старте беспросветного блицкрига. Над имиджем приходится работать всерьез, не покладая рук.

И в самом деле, а вдруг шальная идея о посещении далекого и коварного континента – не легкомысленная шутка, а вполне реальный замысел? Там сейчас лето. Шумит океан. Падает снег. Птицы кричат. И можно взять паузу в бешеном ритме предвыборной гонки. Ничего чрезвычайного тут не случится. Небо не упадет на землю. И реки не потекут вспять. Выборы состояться 17 марта. И давно известный победитель получит все те же 80 процентов голосов, как и было намечено командой. Есть же такая профессия – на выборах побеждать. Овладеть ею не так уж и трудно. И если в обычной жизни у амбициозного ловца удачи особых достижений не предвидится, почему бы не испытать себя и на этом поприще. А если повезет, то добытое в жестокой борьбе кресло уже не отдавать никому ни при какой погоде. Пока не возникнет неодолимое желание полететь на Луну или уплыть в далекие моря. Вслед за русским кораблем.

И не надо себя утруждать пустыми заботами и излишней суетой. Команда все знает. И со всем справляется. Вон как лихо она выкрутила предвыборный маршрут. Кремль. Бункер. Далее везде. Чукотка. Калининград. Санкт-Петербург…

Да тут просто просится в строку эта самая Антарктида!.. Все сразу сообразят, что двадцатипятилетний стаж вождя – совсем не помеха. У него еще великих дел невпроворот. Как можно ему мешать на таком взлете?

Конечно, маршрут лихой и неординарный. Но даже при таком развороте не помешало бы сделать какой-то вполне уместный жест по адресу главного союзника – Си Цзиньпина. Ненавязчиво. Будто случайно.

Высадиться где-нибудь на бесконечном Шелковом пути. Лучше всего в песках, с характерными руинами на горизонте. И спросить, будто невзначай, местного погонщика верблюдов: «А в какой стороне Великая китайская стена?» И все. И больше ничего не надо. Идеальный трюк – прямо с той тропы имени красноармейца Сухова рвануть, куда и намечали. В эту самую… как ее?.. Антарктиду!

Там, где надо, вроде бы случайный жест оценят. Конечно, свои, подвластные, удивятся: а что бы это значило? Но тут вариант не тот, чтобы со всеми объясняться. Борьба идет не за старое продавленное кресло. Для этих склочных дел создана команда. А он берет высоты.

Стратегические. Столько драгоценного времени отдано этой возне с дистанционной приемкой двух корпусов далекого зимовья. Без него не обошлись бы те, кому положено по статусу этим заниматься? Да нет, никак такое не возможно. И отныне знают все, включая Грету Тунберг, что он великий климатолог. О всей планете думает.

Диапазон его забот широк необычайно. Окольными путями, над штормовым морем прорвался он в Калининград. И там, в университете, встретился с местными студентами. Кто-то полагает, что самовыдвиженец там о выборах говорил? Ничего подобного! Иммануил Кант был темой его пространных рассуждений. И состояние современной философии отчасти. А потому просто невозможно не привести хотя бы крохотный фрагмент этой фундаментальной речи. В конце внезапный переход на его обычное бормотание. Но это, возможно, просто стилистический прием.

«Иммануил Кант считал, что может логически доказать существование Бога. Это сложные вещи, о которых он писал, по времени, по пространству, но они очень любопытные, и есть смысл почитать и вникнуть в то, что он говорил, в то, что он писал, и в то, о чем он думал. Так иногда улетаешь куда-то… Ваш ректор – он тоже философ, доктор философских наук. В то же время философы говорят, что философия – это не наука. Доктор каких наук – непонятно… Может, не наук…»

Однако аудитория ждала чего-то большего. И он, конечно, не смог противиться запросам своих избирателей. Заметив в общей массе студентку из Индии – а чекисты, даже бывшие, в таких случаях не ошибаются, - он тут же стал рассказывать о том, как в России любят индийское кино. Даже по общенациональным каналам крутят постоянно. Где еще такое можно видеть? И закончил пафосно: «Других таких стран я не знаю!» Как тут было не согласиться с железным аргументом грядущего вождя.

Другой такой страны на планете нет.

Владимир Халип, специально для Charter97.org

Написать комментарий 5

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях