24 апреля 2024, среда, 2:36
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

«Протираю дверную ручку, так как ее могут намазать отравой»

23
«Протираю дверную ручку, так как ее могут намазать отравой»
Алла Мартинович. Фото: архив Аллы Мартинович

Рассказ гомельчанки, квартиру которой разгромили силовики.

«В стране орудуют бандиты, и такие у них методы давления», — комментирует выходку силовиков психолог из Гомеля Алла Мартинович. Из-за протестной активности она уехала из Беларуси еще в августе 2021 года. Дочь активистки также побывала за решеткой.

«Мстят, но дотянуться не могут»

Против 49-летней Аллы Мартинович возбуждено уголовное дело за «создание экстремистского формирования либо участие в нем». Женщина ведет ютуб-канал, где выступает с антивоенными посланиями.

О разгроме квартиры она узнала из публикаций независимых медиа. Экипированные силовики оставили в ее доме бардак. Провластные телеграм-каналы похвастались тем, как силовики расправлялись с вещами белого и красного цветов.

Мартинович говорит, что у нее прекрасная квартира. До погрома в ней было убрано, и каждая вещь интерьера занимала свое продуманное место. Хозяйка обращает внимание, с какой агрессией и злобным безумием силовики выполняли приказ, демонстративно разбрасывая все в доме.

«Видимо, для них я представляю угрозу и так мне мстят, но не могут дотянуться. Это их уровень. Беларусь захвачена криминальной властью. В стране орудуют бандиты, и такие у них методы давления. Они ищут наши слабые места», — высказывается Мартинович.

Алла участвовала в протестах 2020 года. Поэтому погром квартиры не стал для нее неожиданностью, но она удивилась, что оказалась среди более известных активистов, с которыми лукашенковцы поступили так же.

Ранее ГУБОПиК хвастался, как разгромил квартиры Вадима Прокопьева, блогера Андрея Паука, представительницы киберпартизанов Юлианы Шеметовец, пресс-секретаря полка Калиновского Кристины «Чабор», политика Валерия Цепкало, Янины Сазанович, а также матери погибшего калиновца Павла «Волата».

«Просили почитать лекции, а на завтра ко мне приходил ГУБОПиК»

До событий 2020-го жизнь Аллы Мартинович была «хорошей и упакованной». Для этого ей пришлось приложить немало усилий.

У женщины 20-летний стаж психолога. Много гомельчан пользовались ее услугами. Заходили и милиционеры, которые, когда начались протесты, заявляли, что ее не знают.

У Аллы Мартинович два высших образования. По диплому она учитель белорусского языка и литературы, а также специализируется на социальной педагогике.

До 2021 года она преподавала в Гомельском институте развития образования. Была основательницей студии детской моды. Там проводили народные обряды, пели белорусские песни. Была коллекция белорусских костюмов.

«Я вела активный образ жизни. Была яркой женщиной. Работала в горисполкоме, а меня сажали в тюрьму. Это выглядело смешно, карикатурно и неадекватно. Просили почитать лекции, так как не было знатоков темы, а на завтра ко мне приходил ГУБОПиК»,

— рассказывает о прошлом Мартинович.

К протестам Мартинович присоединилась, когда на марши массово вышли женщины.

Она с соратниками призывала земляков брать флаги и креативно высказывать свои мнения. Позже в социальных сетях вела творческий канал, через который ангажировала к протестной деятельности пассивных людей.

Мартинович не собиралась становиться политиком. Протестовать против беззакония ее побуждало неравнодушие.

«Я не исключала, что в случае подавления протестов Лукашенко разрушит нашу жизнь. К этому я была готова, но не могла не поддержать людей», — отмечает она.

«Бросили в холодный одиночный карцер»

2 октября 2020 года Аллу Мартинович на акции ко Дню учителя вместе с другими участниками схватили омоновцы. Женщину, которой впервые пришлось попасть в неволю, в течение нескольких часов допрашивали по очереди пятеро следователей.

После задержания ее госпитализировали. В больнице она пробыла трое суток под контролем милиции.

«Меня спасли врачи. В больнице лежала под капельницей. Менты довели меня до такого состояния», — вспоминает Мартинович.

Повторно ее задержали в июне 2021 года. ГУБОПиК собрал с помощью стукачей объемную папку компромата.

Мартинович присудили 10 суток административного ареста. Хотели повесить администрирование экстремистского канала и посадить на два года, но доказательств вины не хватило. Тогда еще это имело значение для следствия.

За то, что психолог защищалась, милиционеры решили ее проучить. В неволе над ней издевались.

В изолятор привезли больную с температурой. Доктор же написала, что активистка здорова. Бросили в холодный одиночный карцер. За день проводили до 5 обысков.

«Не давали спать. Поднимали ночью. Лежала без матраса на железных решетках. Сидеть запрещали. Выгоняли на коридор в наручниках. Передачи не отдавали», — говорит Алла.

Она добавляет, что ее постоянно водили на допросы. Угрожали, что привезут дочь и будут над ней издеваться, если она не выдаст кого-то.

«К допросам была не готова», — признается Мартинович.

Она говорит, что после издевательств в изоляторе была готова принять уголовную статью, чтобы перевели в СИЗО, где ей удастся хотя бы поспать к почитать книгу.

Освобождение было неожиданным. На свободе она узнала, что уволена из института за «10 дней прогула».

Полицейские не оставляли ее в покое. Настаивали, чтобы о ком-то им рассказала. Давали подписывать различные бумаги. Она понимала, что ей «шьют новое дело».

Мартинович не хотела покидать родины, но друзья убедили.

«Делать я ничего не могла больше, поэтому решила уехать. Был период, когда меня милиция подзабыла и тогда я ускользнула», — вспоминает психолог.

«Дочь не верила, что власть творит беззаконие, а ее задержали»

Алла Мартинович из Беларуси перебралась в Киев в августе 2021-го. Протестной активности женщина не прекращала в эмиграции. Оттуда призывала соотечественников бороться с режимом.

Лукашенковцы травили ее, угрожали убить, если не уймется. Она обращалась в полицию и службу безопасности Украины.

В начале февраля 2022-го схватили дочь активистки Ксению. Девушка не участвовала в протестах, держалась в стороне от политики. Незадолго до задержания переехала из Мозыря в мамину квартиру.

К тому, что дочь окажется за решеткой, Мартинович не была готова. Она настаивает: Ксению забрали, чтобы отомстить ей.

«Мне было странно, что они задержали человека, который не шел против власти. У дочери не было протестного мышления. Если бы была готова, что она окажется в неволе, то сразу вывезла ее», — говорит Мартинович.

По ее словам, против дочери была организована милиционерами провокация. Девушку втянули в переписку, из которой следовало, что она занимается проституцией.

Оказавшись в неволе, под угрозами она признала вину. Приставленный к ней адвокат никак ей не помогал защищаться.

В изоляторе Ксения пробыла трое суток. Девушку суд наказал штрафом в 640 рублей. Она была шокирована задержанием.

По словам матери, дочь не хотела верить, что власть может творить такое.

«Ксения наивна и правильна. Она не хотела покидать страну. Я ей говорила, что из тебя сделали проститутку, а в следующий раз подбросят наркотики и посадят. Можно сказать, что ее запугивала и силой оттуда вытащила», — признается Мартинович.

Сейчас ее дочь живет в Киеве. Там рисует и работает. Это то, чем девушка занималась в Беларуси.

«Вы умны, но все равно вас сломим»

Алла Мартинович, вспоминая свое невольничество, говорит, что в изоляторе охранники вели себя по-разному с политическими. Один из них даже выделялся набожностью и сочувствовал ей.

Большинство же дисциплинированно выполняло приказ. Когда видели, что к ним попал протестовавший, то брались за пытки. Это был конвейер прессования несогласных.

Губопиковцев раздражала эрудированность и умение отстоять свою позицию задержанной. Они приказывали тюремщикам, что нужно делать с нею.

«В ГУБОПиКе мне говорили, что я умная, психолог, но они все равно меня сломают. «Мы будем для этого вас пытать», — отмечает она.

По ее мнению, в ГУБОПиКе работают люди, которые в своей деятельности руководствуются только выгодой. Они против того, чтобы Беларусь была под Россией, но «их Лукашенко испачкал в своих преступлениях, поэтому для них назад дороги нет».

Она считает, что, не уехав из Беларуси, участники протестов давно бы свергли режим. А теперь протестного потенциала становится все меньше. Новому протестному ядру лукашенковцы репрессиями не дают сформироваться.

«Остается сырая, хатокрайняя трусливая масса, которая старается выжить, — говорит она. — Мои друзья рассказывают, что люди подготовлены к войне и готовы прятаться в бомбоубежищах. Степень страха достигла такого уровня, что люди готовы даже терпеть войну. Поэтому там некому бороться, уничтожена прежняя солидарность».

По мнению психолога, пресловутая белорусская терпимость соотечественников переросла в «зависимость подчиняться».

«Не уживусь с ябатьками»

Дочь Аллы Мартинович успела выехать за считанные дни до полномасштабной агрессии России против Украины. Война стала шоком для самой Аллы. Позже ей пришлось перебраться в Германию.

Активистка убеждена, что Беларусью правит российская власть, которая поступает так, как в Украине и со своими оппозиционерами.

«Я сильно поддерживаю Украину. Участвую в волонтерских организациях. Всегда хожу на митинги. Даже больше делаю для Украины, чем для Беларуси», — считает она.

Женщина признается, что живет одним днем. Регулярно напоминает себе, что нужно протирать дверную ручку, так как ее могут намазать отравой. Но она не прячется. К ней ходят люди.

В Германии Алла Мартинович живет как украинская беженка в окружении украинцев. Они знают, что она белоруска и часто ей за соотечественников перепадает.

«Отгребаю за равнодушных соотечественников, которые записываются в российскую армию и убивают украинцев», — говорит Мартинович.

Она признается, что не вернется в Беларусь даже при смене власти, так как не уживется «с ябатьками и лукашистами».

«У меня такая профессия, что я должна делать жизнь человека лучше. Я же не хочу помогать ябатькам — это честно. К ним отношусь, как они ко мне, а может даже хуже», — говорит она.

Сторонников Лукашенко собеседница называет преступниками, которые должны быть наказаны. В ее душе «им никогда не будет прощения».

Мартинович остается психологом. Ей бы хотелось жить спокойно, но обманывать себя не хочет. Отмечает, что пришла в этот мир не потому, чтобы всем нравиться, и она говорит то, что ей болит.

Написать комментарий 23

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях