20 июня 2024, четверг, 11:48
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

NYT: Россияне похищают из Украины младенцев

6
NYT: Россияне похищают из Украины младенцев

Журналисты раскрыли схему.

Журналисты американской газеты New York Times в деталях раскрыли схему похищения украинских детей с оккупированных территорий в Россию на примере истории 46 воспитанников Херсонского дома ребенка, которые оказались в РФ.

Об этом говорится в большом расследовании New York Times, которое было опубликовано на английском, украинском и русском языках.

Журналисты издания отследили, как целая сеть чиновников и политиков, связанных с российской властью и правящей партией Путина, проводила кампанию по перемещению украинских детей.

Материал рассказывает о судьбе 46 воспитанников Херсонского дома ребенка, которые оказались в оккупации с первых дней вторжения. На тот момент в учреждении находились младенцы и дети до пяти лет, некоторые из них имели серьезные проблемы со здоровьем, например, церебральный паралич. Эти дети не были сиротами, хотя у некоторых из их родителей были ограничены родительские права.

NYT публикует многочисленные фотодоказательства и другие свидетельства, которые последовательно раскрывают все, что происходило с этими детьми с начала полномасштабного вторжения РФ.

«Собранные данные указывают на то, что перемещение самых уязвимых жертв войны было частью последовательной кампании Владимира Путина и его сторонников, направленной на стирание украинской идентичности детей. Чтобы проследить за судьбой и перемещением детей, которые оказались под контролем российских властей, журналисты The New York Times проанализировали сообщения в российских социальных сетях, получили доступ к фото, видео, текстовым сообщениям и документам, а также провели более 110 интервью с юристами и российскими и украинскими чиновниками. По мнению специалистов в области права, то, что произошло с детьми в дальнейшем, может составлять военное преступление», — пишут авторы расследования. Среди чиновников, которые упоминаются в тексте — Игорь Кастюкевич («Навигатор»), тогдашний т.н. «министр здравоохранения» Крыма, член Единой России, его заместитель, а также уполномоченная по правам ребенка в РФ Мария Львова-Белова и многочисленные российские политики.

Они рассказывают, как работники, врачи и руководство детдома пытались обезопасить воспитанников от российских обстрелов, а украинские чиновники и полиция пытались найти способ эвакуировать детей. В то время Херсон был полностью оккупирован, а россияне отказались предоставить гуманитарный коридор, который бы позволил гражданскому населению спастись от ударов.

Вместо этого вооруженные россияне ворвались в подвал херсонской церкви Голгофа, где на тот момент детей прятали от обстрелов, и путем угроз заставили воспитателей вернуть их в Дом ребенка, «где оккупационные власти могли держать их под постоянным наблюдением».

В течение нескольких следующих месяцев российские чиновники снимали многочисленные пропагандистские фото и видео о том, как они «помогают» детям (хотя часто привозили неподходящие для нужд детей товары, рассказывают медики). Они подчеркивали, что дети «принадлежат» России и уже тогда стало очевидно, что воспитанников в итоге вывезут из Украины, рассказала Наталья Лукина, украинский врач заведения.

Впоследствии несколько руководителей и ведущих специалистов Херсонского дома ребенка, включая Лукину, были вынуждены уволиться, потому что отказались брать российские паспорта и сотрудничать с оккупантами. Новым «директором» россияне назначили Татьяну Завальскую, педиатра детдома, которая работала в ночные смены и по выходным. «Она благосклонно относилась к новой администрации и не скрывала своих пророссийских взглядов», — пишет NYT.

Завальская устраивала для российских пропагандистов показательные «экскурсии» по детдому, а в дальнейшем помогла российским чиновникам принять ряд псевдоюридических мер, чтобы «легализовать» дальнейшее пребывание детей в России, хотя родители некоторых детей не были лишены родительских прав.

В октябре 2022 года, когда ВСУ готовились освободить Херсон, россияне вывезли из города 46 воспитанников детдома. В этом участвовали ряд назначенных Кремлем крымских «чиновников» (ниже на фото).

Сначала детей перевезли в Симферополь и разделили между двумя детскими учреждениями. Сотрудники одного из них, детдома Елочка, ранее обвинялись в ненадлежащем уходе за детьми.

Украинской стороне о местонахождении детей не сообщили. Тот факт, что Россия не проинформировала Украину о перемещении детей и не обеспечила посредникам доступа к ним, в соответствии с международным гуманитарным правом, превращает их эвакуацию в насильственное перемещение, отметил Стивен Репп, бывший посол США в Управлении глобального уголовного правосудия. «То, что Россия считает гуманитарной миссией, является откровенным военным преступлением», — добавил он.

Впоследствии Мария Львова-Белова заявила, что ее офис будет способствовать устройству этих детей в российские приемные семьи только в том случае, если их кровные родители не будут найдены в Украине. Однако это не соответствовало действительности.

Одна украинская супружеская пара узнала, что их дети находятся в Крыму, только когда журналисты NYT посетили их в Херсоне. Эти родители не знали, где их дети, хотя документы свидетельствуют о том, что российским чиновникам были известны имена и адрес семьи. «Я никому не позволю их усыновить», — сказал Роман Володин, отец Николая Володина, у которого был диагностирован аутизм, и его сестры Анастасии Володиной, страдавшая детским церебральным параличом.

Между тем оккупанты «присвоили» детям российское гражданство, которое является необходимым условием для усыновления и устройства в российские семьи — в том числе и детям Володина.

При этом специалисты в области права отметили, что выдача новых документов, перевод имен детей и изменение их гражданства доказывают намерение российских властей лишить детей их идентичности, что является нарушением Конвенции о правах ребенка и военным преступлением.

Через год после начала полномасштабного вторжения бывший «министр здравоохранения Крыма» и его «заместитель получили» государственные награды от Путина. Они были отмечены за свое участие «в организации эвакуации местного населения из Херсона», включавшей насильственное перемещение детей.

Прошло уже 19 месяцев с тех пор, как дети были вывезены из детского дома в Херсоне. Дети взрослеют и меняются так, что сейчас даже украинские воспитатели едва могут их узнать. Это также может усложнить работу украинских следователей, которые пытаются разыскать и вернуть детей, и уже возбудили уголовные дела против Игоря Кастюкевича, «Навигатора», и Татьяны Завальской, т.н. директора детского дома.

Впоследствии фотографии по крайней мере 22 херсонских детей появились в российском федеральном банке данных детей-сирот среди десятков тысяч российских детей. В их анкетах указано, что они из Крыма, а место рождения — Украина — вообще не упоминается. По крайней мере двое из них были устроены в российские семьи.

По меньшей мере семеро детей из Херсонского дома ребенка вернулись в Украину при содействии украинской власти и посредников из Катара. Среди них — Анастасия и Николай Володины, чья мать в феврале этого года ездила за ними в Москву. Позже Анастасия умерла в украинской больнице, всего через несколько недель после того, как ей исполнилось шесть лет. Врач назвал причиной ее смерти эпилептический приступ. Николай находится под опекой украинского государства, пока его родители ждут решения суда относительно своих родительских прав.

Остальные херсонские дети все еще остаются под властью России.

Написать комментарий 6

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях