24 июня 2024, понедельник, 16:47
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Новые реалии

Новые реалии
Вадим Денисенко

О каких ассиметричных ударах по Западу говорил глава Кремля?

Заявления Путина для иностранных СМИ и, в частности, обещание наносить асимметричные удары в ответ на разрешение Запада применять оружие по российским объектам сразу вызвали волну размышлений о поднятии ставок.

Это и да, и нет. Да – потому что формально он до сих пор этого не говорил. Нет – потому что, если бы он уже мог нанести эти асимметричные удары, он бы их давно нанес. А от того, что он сказал, такой возможности у него завтра не появится. Правда, ГУ ГШ должно активизироваться.

А теперь давайте по существу самой конференции.

1. Аудитория. Как бы это парадоксально ни звучало, но все, что сказал Путин, адресовалось прежде всего внутренней аудитории, в очередной раз получившей инъекцию крутизны России, которая может угрожать США и ей за это ничего не будет.

2. Внешне Путин выглядел достаточно уверенно. Но позволю себе допустить, что это уверенность человека, у которого фактически исчезли все варианты развития событий, кроме одного – самого худшего. Окно переговорных возможностей с Западом о частичном снятии санкций в обмен на прекращение войны и уход с части территорий Украины Путин пропустил (в начале года такое окно начало открываться). А вместе с этим он загнал себя в одномерное пространство: продолжение войны ради сохранения власти. Он не может сейчас остановиться, потому что тогда посыплется вся внутрироссийская конструкция, которую он выстраивал. Остановка войны при Путине возможна теперь при двух сценариях: полное уничтожение Украины (как минимум, это означает перезагрузку украинской власти, подписание ряда «финских» договоров образца окончания Второй мировой и, желательно, какой-то прообраз Ялты-2) или рост мощности силовиков (ФСБ) до того уровня, когда любая активность недовольных сведется к нулю. Этот вариант нужен Путину на случай вмешательства внешнего фактора, когда Китай просто поставит ультиматум. Конечно, жизнь будет вносить свои коррективы, и черных лебедей никто не отменял. Тем не менее, все остальные варианты окончания войны возможны, прежде всего, при минимизации роли Путина в жизни России.

3. Важно отметить, что говорил Путин о Китае. Как метко отметил мой знакомый, все это напоминало заявления сербов в начале Первой мировой о том, что «нас с россиянами победить невозможно». Сейчас эта формула сводится к «нас с Китаем почти 2 млрд». Это позиция зависимости, но еще раз повторюсь: Путин говорил для внутренней аудитории, россияне не просто смирились с этим, но и положительно относятся к этому союзу.

4. Асимметричный ответ Западу – это, прежде всего, попытка создать политические проблемы через те или иные протестные движения. Конечно, речь может идти и о передаче С-300 хуситам, но прежде всего речь идет именно о сепаратистских движениях, наплывах беженцев и т.д.

Это новые (точнее новые-старые) реалии. Они не страшнее и не хуже, чем были вчера. Просто на первый план снова назойливо выходит старый тезис о том, что выигрывает не тот, у кого больше ресурсов (хотя это суперважно), а тот, у кого лучшая организация. И именно системность – наша ахиллесова пята.

Вадим Денисенко, «Фейсбук»

Написать комментарий

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях