24 мая 2019, пятница, 21:38
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

Продажа «Velcom» -- в чей карман легли 500 миллионов долларов?

Официальный Минск заявляет о благоприятном инвестиционном климате в стране и пытается привлечь инвестиции хоть откуда-нибудь. Однако мир капитала не спешит вкладывать деньги в Беларуси. Несколько сотен долларов в год – это ничто по сравнению с десятками миллиардов долларов, которые поступают в экономики Украины, Польши и других стран бывшего соцлагеря.

Почему не работают государственные инвестиционная и приватизационная программы? На BulletinOnline.org комментирует ситуацию экономист, руководитель "Центра Мизеса" Ярослав Романчук.

– 80 процентов производственных активов принадлежит государству, а частный сектор находится под жестким прессом правительства. Существует официальная государственная программа приватизации, согласно которой госсобственность продается на сумму, не превышающую трех миллионов долларов в год. Здесь не надо учитывать покупку российским «Газпромом» пятидесяти процентов акций «Белтрансгаза» – это исключение из правил.

В основном приватизация проводится, можно сказать, «под столом», когда активы передаются в руки избранных инвесторов, в первую очередь западных. Этот процесс можно назвать «прихватизацией», потому что не существует никакой информации о том, какой объект, кем и как приватизирован. Делается это в обход каким бы то ни было тендерам и торгам.

Так было и с продажей «Славнефти», когда белорусская сторона «странным» образом выбрала некую компанию, назначив столь же «странную» цену. Здесь в очередной раз сработал фильтр «свой-чужой», цель которого – купить лояльность неких влиятельных структур, как на Западе, так и на Востоке.

Примером может служить «приватизация» минского мотовелозавода, который был продан якобы российскому гражданину, совладельцу некоей австрийской фирмы, который уже имел в Беларуси солидные активы. Еще раз хочу сказать, что собственностью наделяется узкий круг бизнесменов и чиновников, приближенных к главе государства. Это они и есть «свои». На пути же любой нормальной приватизации стоит указ десятилетней давности, по которому любая сделка стоимостью выше семидесяти тысяч долларов санкционируются лично Лукашенко.

То есть совершенно неважно, откуда пришел покупатель, из Москвы или из Брюсселя?

– Когда приватизация, не проводится по сути, то всякая продажа имеет целью нечто иное, а не просто деньги. У нас собственность может приобрести только тот, кто помогает или обязуется помогать режиму в удержании власти. Скажем, если надо договориться с «Газпромом» о цене на газ, то можно ему предложить парочку лакомых кусочков госсобственности.

Так, во время недавних переговоров вице-премьера белорусского правительства Владимира Семашко и председателя правления ОАО «Газпром» Алексея Миллера, последнему было предложено участие в проекте модернизации белорусского предприятия «Гродно Азот», стоимость которого превышает миллиард долларов. Правда, «приманка» не сработала, и цена на российский газ будет исчисляться по формуле принятой 31 декабря 2006 года, то есть 67 процентов от среднеевропейской цены за вычетом транзитных денег. По разным оценкам речь идет о 180-200 долларов за тысячу кубометров газа.

Хотите сказать, что белорусское «фамильное серебро», то есть сто двадцать предприятий, обладающих высокой степенью ликвидности, начало потихоньку распродаваться, чтобы расплачиваться, в том числе и за газ?

– Наиболее прибыльные предприятия, которые входят в лидирующую группу по наполнению бюджета государства, естественно, продаваться не будут.

Как вы прокомментируете, в таком случае, недавнюю продажу высокоприбыльной компании, оператора мобильной связи «Велком», в которой государство имело контрольный пакет?

– Была реализована довольно сложная схема, когда владелец части акций, гражданин Кипра выкупил сначала компанию у государства, а потом покорно продал ее некоей австрийской компании. При этой схеме бюджет страны недополучил порядка 500 миллионов долларов. Но ведь кто-то, наверняка, сумел соблюсти при этом собственную выгоду.