18 августа 2022, четверг, 16:53
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Свободный средний класс - основа демократического государства

25
Свободный средний класс - основа демократического государства

У Беларуси есть огромный потенциал для экономического рывка, уверен Андрей Санников.

Газета «Обозреватель» знакомит своих читателей с политиками, заявившими о своих намерениях баллотироваться в качестве кандидата на предстоящих выборах главы государства. Сегодня гость газеты – Андрей Санников, профессиональный дипломат, имеющий ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла, в 1990-х годах занимавший должность замминистра иностранных дел Республики Беларусь. В 1996-м ушел в отставку с мотивировкой несогласия с проводимой в стране политикой. В настоящее время является руководителем гражданской кампании «Европейская Беларусь».

– Каково ваше мнение о множестве выдвиженцев от оппозиции на роль кандидата в президенты Беларуси в скорой избирательной кампании?

– Это показатель того, что в стране грядут перемены, что реформы всех жизненно важных сфер давно назрели: я имею в виду не только экономику, но и политику, и социальный аспект нашей жизни. Просто общество, а выдвиженцы от оппозиции – это представители народа, осознало, что необходимо развиваться, идти вперед, хоть с опозданием, но встроиться в процесс европейского развития. Невозможно не признать, что у всех наших соседей произошли значительные реформы государственной системы…

– Но ведь сейчас о реформировании страны чуть ли не каждый день нам говорит и правительство, власть. Оппозиция стучится в открытую дверь?

– Она открывает дверь в наше будущее. Ситуация в стране будет меняться, как бы кому-то ни хотелось ее тормозить. К тому же у оппозиции много реальных идей для проведения всех нужных нам реформ. И их продуцируют не зашоренные страхом перед вышестоящим начальством чиновники, а образованные, креативные политики: юристы, экономисты, аналитики, технари…

Как только в обществе появляются мысли о переменах – оппозиция обязана оправдать ожидания народа. Даже… полузадушенная оппозиция.

– Полузадушенная – это показатель того, что оппозиция не нужна нашему обществу? Была бы нужна, цвела бы буйным цветом…

– Она полузадушенная из-за условий существования. У нас даже зарегистрированные партии не могут работать. Их лишили уставных функций, им закрыт доступ к народу через СМИ – в первую очередь к телевидению. Но если у нас ТВ не частного, а государственного подчинения, а государство – это народ, то почему народ не имеет права лично разобраться в том, кто прав в той или иной ситуации?

– Как вы относитесь к роли СМИ во время выборов? Ведь одни политики искренне полагают, что журналисты – это их обслуга; другие думают, что СМИ – это проводник идей «партии и правительства»; третьи обижаются, что пресса их критикует… Но если бы не СМИ – кто знал бы о вас, политиках?

– Видите ли, все СМИ у нас должны быть свободны и независимы в сфере приложения своих профессиональных усилий. Иного не дано. Мое отношение к СМИ подобающее их возможностям: как к четвертой власти. Журналисты – это общественный контроль за властью. Так должно быть в демократическом государстве. Это происходит не только на Западе, но и у наших соседей: на Украине, в Польше, странах Балтии. Те, кто пошел в публичную политику, должен чувствовать контроль и не питать иллюзий безнаказанности.

Мое личное мнение таково: журналистика должна быть абсолютно независима от всех структур власти в целом и от любого политика в частности. Причем всегда. Я говорю о профессионализме, потому что материальная составляющая деятельности СМИ – несколько иной аспект. Но если вы мне напомните о белорусской независимой прессе и грантах, то, во-первых, а как ей выживать? А во-вторых, ни один грант никогда не предполагает работу СМИ против общества. Кстати, никто не скрывает, что государственные СМИ имеют весьма существенную поддержку из бюджета – как оценивать этот факт? И недавно им обещана еще большая. К выборам?.. Это же прямая зависимость от своего «финансиста»! Можно ли при этом рассчитывать людям, что им будет даваться объективная информация о происходящем в стране, во власти? ГосСМИ не удовлетворяют спрос граждан на объективную, открытую информацию не только о том, что происходит в Беларуси, но даже о том, чем сегодня озабочен весь мир, что в нем происходит. Например, о жуткой трагедии под Смоленском мы узнавали не из белорусских государственных СМИ, а из зарубежных. Или поездки правительства в Москву на переговоры… Вы знаете, что на них происходит? Чего нам после этого ждать? Я – нет. Точнее, узнаю из российских СМИ.

– Вы заявили себя проевропейским политиком, но Европа относится к Беларуси как к нерадивому ученику и постоянно требует демократизации по своему образу и подобию. Однако единого и незыблемого образца всеобщей демократии нет и быть не может: каждое государство, исходя из своего менталитета и культурных традиций, вправе жить по собственному сценарию. Главное, чтобы он не нес угрозы миру. Беларусь такой угрозы не несет. Так почему мы обязаны жить по стандартам Германии или Англии?

– Объединение Европы на основе демократических принципов – это история успеха. В Евросоюз входят страны с разными культурой и менталитетом. Да, они сознательно пожертвовали какими-то своими государственными полномочиями ради вхождения в сообщество свободных демократических стран. Давайте не будем замалчивать факты: даже те государства Восточной Европы, которые присоединились к ЕС позднее, уже сделали очень большой рывок в развитии свободного общества.

– Да, судя по Латвии или Греции как раз и виден этот «рывок»…

– Не путайте понятия! Там в сложившейся ситуации виновата не демократия, а мировой финансово-экономический кризис. Однако эти страны не остались наедине со своими проблемами: им тут же протянули руку помощи члены Евросоюза. Уверен: как бы ни было трудно той же Латвии, она устоит и будет успешно развиваться. Ей помогают и Европа, и Всемирный банк, и МВФ! Кстати, не будем забывать о том, что даже в условиях кризиса латыши живут намного благополучнее белорусов и не хотят возвращаться к условиям выживания. Нам предлагают зарплату в 500 долларов, а я говорю, что белорусы уже сегодня должны получать в среднем 1000 долларов! В Европе за коммунальные услуги платят неподъемные для нас суммы? Но для их зарплаты они не критичны.

Для меня демократия – это возможность развития, а не выживания с откатом в застой. Это право народа на выбор своей судьбы, что очень важно. И право на выбор своего правительства. Это не мои слова, так записано во Всеобщей декларации прав человека. Тем более теперь, когда мир стал столь плотным в своем общежитии пространством. А второй столп свободы – это рыночная экономика. В Беларуси об этом пока лишь говорят… Но у нашей страны есть огромный потенциал для экономического рывка!

– С чем самым главным, на ваш взгляд, вы идете к своим избирателям? Что скажете людям, чтобы они поверили и проголосовали именно за вас?

– Скажу, что нам должно быть стыдно жить так, как мы живем сегодня. А еще я готов больше слушать людей, чем говорить им то, о чем они и так знают. Потому что слушать и слышать народ – это самое важное умение для политика. Как руководить государством, если ты заставишь общество безмолвствовать? И как раз такой опыт у нас есть… Кстати, вы знаете, почему у нас летом отключают горячую воду? Потому что государство на нас так экономит! Но многие об этом не знают, а потому происходящее давно воспринимают как должное. И таких примеров неуважения государства к своему народу масса. Поэтому я буду убеждать людей, что нам крайне необходимы реформы всей государственной машины. Ради нашего общего будущего. Ради нормальной жизни.

– И обещать избавить государство от проявления коррупции, как это делают все политики, тоже будете?

– Конечно, буду. Только одним способом – установлением в Беларуси сильных демократических институтов. Ничем иным коррупционную мафию не победить.

– По поводу экономики: как вы относитесь к постулату, что фундамент современной экономики – это наличие в стране успешного класса предпринимателей? Почему у нас частный бизнес и власть не могут договориться о сотрудничестве?

– Беда в том, что наша власть боялась и еще боится наличия в стране крепкого свободного среднего класса. А именно он является основой основ демократического государства. В демократическом государстве средний класс влияет на политику. В демократическом государстве средний класс выдвигает своих представителей во власть, прежде всего в парламент. И в демократическом государстве средний класс не потерпит пренебрежения к себе. Кто устраивает многотысячные забастовки в защиту своих прав в Европе? Средний класс! А что происходит у нас?.. В экономике по-прежнему ничего не делается, кроме поиска все новых кредитов и их проедания. И никто не думает о том, что технологии у нас на уровне середины XX века. Правительство всего лишь любыми способами стремится пережить нынешний экономический кризис в надежде, что потом все вернется ко времени благоденствия за счет чужих энергоресурсов. Но чуда не произойдет. Особенно после того, как 16 лет вообще ничего не делалось для развития страны.

– А что для нашего среднего класса, для бизнесменов и предпринимателей сделаете вы, получив из рук избирателя высшую власть в стране?

– Прежде всего восстановлю права предпринимателей, которые еще в начале 1990-х были настоящей «кровеносной системой» в Беларуси. Это потом их стали «реформировать». Мелкие и средние предприниматели, частный бизнес – это наиболее мобильная (экономически и социально) часть общества, очень активная и креативная, которая обеспечивала и все еще обеспечивает насущные потребности граждан. Труд предпринимателя – адский труд. У меня нет сомнений в том, что белорусскому предпринимательству еще вчера нужно было дать абсолютную свободу. Я не боюсь этого заявления: абсолютную свободу в их деятельности! Да, в рамках тех законов, которые есть в стране. И прежде всего предприниматели должны работать для защиты прав потребителей, раз уж мы будем двигаться в сообщество европейских государств. Я хочу, чтобы и у нас, как во Франции, поколение одной семьи десятки лет ходило в одну и ту же булочную, зная, что качество хлеба там остается отменным. Потому что владельцы булочной, французские предприниматели, не допустят потери своего имиджа лучших булочников в городе. У нас же иногда показатель качества хлеба – чтобы он хотя бы не был сырым.

Частный бизнес дает обществу основу для уверенности: если сегодня у нас все неплохо, то завтра будет еще лучше. Хочу, чтобы так было и в Беларуси. В это «все неплохо» я вкладываю и качество продукции, и наличие рабочих мест, и развитие экономики по новым технологиям, и стабильное пополнение государственной казны налогами, что в совокупности приводит к настоящему благополучию общества.

– У вас уже есть команда, с которой вы будете бороться за должность президента?

– Формирую, и в ней уже работают некоторые известные в стране люди: Станислав Шушкевич, Виктор Ивашкевич, Ирина Халип, Людмила Карпенко… Я не хочу раньше времени называть все имена.

– Придя к власти, вы сразу поменяли бы состав правительства?

– Поверьте мне, в Беларуси достаточно профессионалов на министерские должности. А в общем плане, если руководителем правительства становится новый человек, то состав прежнего уходит в отставку вместе с бывшим премьером. Это мировая практика, которая ни в одном государстве ни у граждан, ни у членов правительства не вызывает удивления. В Беларуси эта норма пока не действует: когда-то ушел Чигирь, но в правительстве ничего не поменялось… Однако я бы смотрел на ситуацию так: если чиновник профессионально работает и не участвовал в противозаконной деятельности, то он сможет остаться и в новой команде.

– Почему вы решили баллотироваться на выборах президента – сыграли свою роль неудовлетворенные амбиции дипломата-политика?

– Вероятно, я подошел к такому восприятию себя и своих возможностей, когда уже есть уверенность в том, что хочу и могу дать своей родине то будущее, которого она заслуживает, не на словах, а на деле помочь ей стать наконец нормальной процветающей страной.

Интервью взяла Светлана Мартовская, фото Алексея Матюшкова.