5 декабря 2019, четверг, 22:59
Осталось совсем немного
Рубрики

Андрей Санников: «Все может произойти очень быстро»

36
Андрей Санников: «Все может произойти очень быстро»

Белорусы устали от 16 лет диктаторского правления. Это ощущается во всем.

Об этом в интервью «Голосу Америки» заявил лидер гражданской кампании «Европейская Беларусь», кандидат в президенты страны Андрей Санников.

В Минске прошла церемония прощания с основателем оппозиционного интернет-портала charter97.org Олегом Бебениным. Его тело было обнаружено на его даче под Минском 3 сентября. Генеральная прокуратура Беларуси пришла к выводу, что Бебенин покончил жизнь самоубийством.

Однако координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Андрей Санников, который долгое время сотрудничал с Бебениным (покойный был сотрудником его предвыборного штаба), не уверен в справедливости официальной версии.

-- Что Вы можете сказать о следствии?

-- Необходимых следственных действий не производится. Дачу, на которой нашли Олега, даже не опечатали. То есть сразу после осмотра места происшествия следствие работало только по одной версии – версии самоубийства. Если бы были какие-то иные версии, то дом, вероятнее всего, опечатали бы. Также не опечатали машину Олега.

Никаких отпечатков пальцев не снимали. Осмотр проводили поверхностно. До сих пор не говорят о дате смерти: когда я приехал на место трагедии, мне уверенно сказали, что Олег погиб в этот же день, в районе обеда. После вскрытия сказали – тоже уверенно – что он погиб накануне вечером. Могу предположить, что имеются признаки, позволяющие определить возможное время смерти – не может между ними быть почти суточный промежуток.

Все это вызывает определенные подозрения. Тем более что Олег Бебенин никак не напоминал человека, который собирается покончить с собой.

-- Есть ли какие-то факты, которые позволяют предположить, что смерть Олега Бебенина не была самоубийством?

-- У нас люди исчезают, людей убивают, а серьезного расследования этих случаев не ведется. Олега похищали, его избивали, ему угрожали…

Понимаете, человек, который не согласен с диктатурой, который открыто об этом говорит и открыто работает против диктатуры, не может чувствовать себя в безопасности.

-- В истории Беларуси был ряд примеров таинственных исчезновений и убийств людей, которых было принято считать оппонентами Александра Лукашенко. Некоторые из них были совершены многие годы назад. За это время следствие нашло какие-то новые факты?

-- Новых фактов не появилось. Изменилась позиция российских телеканалов, которые стали говорить об этих случаях. Но есть достаточно свидетельств того, что к этому могут быть причастны высшие руководящие лица Беларуси.

Мы обратились ко всем постоянным членам Совета Безопасности ООН о том, чтобы они поспособствовали в проведении международного расследование. Прецедент уже есть – убийство бывшего премьер-министра Ливана Харири. К сожалению, сегодня нет реакции не только от России, но и от Соединенных Штатов.

-- Как изменилась ситуация в Беларуси после возникновения напряженности в отношениях с Россией? Ранее собеседники «Голоса Америки» опасались, что история с нападением на посольство России в Минске будет использована властями Беларуси для атак на оппозицию…

-- Это уже происходит. Допросы по факту гибели Олега являются подготовкой к более серьезными действиям. Я боюсь, что будут обыски, конфискации, давление, угрозы.

Ситуация очень напряженная. После того, как Россия поменяла свое отношение к Лукашенко, здесь с одной стороны царит паника, которая может привести к любым действиям со стороны властей. С другой стороны – есть желание властей действовать прежними методами и все альтернативные точки зрения пресекать самым жестким образом. Вплоть до физического насилия.

-- Приближаются президентские выборы. Какого их исхода, на ваш взгляд, можно ожидать?

-- Существует большая вероятность перемен. Люди просто-напросто устали от 16-ти лет диктаторского правления. Это ощущается во всем. Страха уже нет, есть лишь неверие в свои силы. Опросы показывают, что Лукашенко не пользуется поддержкой во всех возрастных группах населения. То есть, можно сделать вывод, что перемены будут позитивно восприняты всем обществом.

Но что будет делать репрессивная машина – тоже понятно. Можно с уверенностью говорить, что диктатура будет пытаться известными ей методами сохранить режим Лукашенко.

-- Могут ли иные государства – Россия, США, Европейский Союз – повлиять на результаты президентских выборов?

-- Могут. В последнее время главный источник финансовой поддержки режима Лукашенко – на Западе, а не на Востоке. Европа, которая долгое время пыталась разговаривать с Лукашенко, предлагала ему разного вида диалоги, могла бы занять более принципиальную позицию. Потому что только там, он сейчас может получить финансовую поддержку.

Сегодня очень важный момент в истории Беларуси. Но, к сожалению, в Европе слышны голоса, что Россия – это перманентное зло, поэтому если Россия начала критиковать Лукашенко, европейцам следует поддержать Лукашенко. Эти идеи, которые подбрасывают некоторые лоббисты Лукашенко из Западной Европы, чреваты для нас очень серьезными последствиями.

От Европы требуется одно: быть верной своим принципам. Не пропускать ни одного нарушения прав человека, не пытаться перевоспитать диктатора – это невозможно, и понимать, что в Беларуси перемены могут произойти очень быстро.