24 октября 2021, воскресенье, 9:38
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Дмитрий Бондаренко: «Беларусь может стать примером  христианского примирения»

115
Дмитрий Бондаренко: «Беларусь может стать примером  христианского примирения»

Политзаключенный прокомментировал последние высказывания  Лукашенко.

Координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко ответил на вопросы charter97.org.

- Дмитрий, Вы вышли на свободу, отсидев год и четыре месяца. Естественно, радость, счастье. А тут: «Два часа и они в колонии». Какие чувства нахлынули?

- Считаю, что надо очень серьезно относиться к словам Александра Григорьевича, потому что в нашей стране все решает один человек, и, действительно, в любой момент  мы можем оказаться за решеткой. Также понимаю, что у меня совершенно случайно может случиться инфаркт, инсульт или абсолютно случайно могу попасть под машину.

- Мы знаем, что в тюрьме вы потеряли здоровье и могли вообще лишиться возможности ходить. Сейчас Лукашенко признался, что знал об этом.

- Могу приветствовать то, что мы были освобождены. И то, что я был освобожден в день великого христианского праздника — православной Пасхи. Что касается здоровья. Мне делали операцию на основании результатов томографии позвоночника (МРТ). Была  выявлена межпозвоночная грыжа, которая зажимала корешок спинно-мозгового нерва, и из-за которой у меня была частично парализована правая нога. Я также испытывал сильные боли в другой ноге. В июле  была проведена операция по удалению грыжи и декомпрессии нерва. Операция прошла успешно: была положительная динамика... В августе я имел право на освобождение в связи с заменой режима содержания, но, тем не менее, был отправлен в колонию. Освобождения по замене не произошло, также как не произошло условно-досрочное освобождение, на которое я имел право в декабре. В апреле в Могилевской областной больнице была сделана повторная магнитно-резонансная томография, которая выявила, что на сегодняшний день в поясничном отделе у меня уже 4 межпозвоночных грыжи, две из которых зажимают корешки нервов. Мне сразу сказали, что нужна повторная операция, а, может быть, даже не одна. Думаю, что, если бы не было этих данных МРТ, то меня бы, наверное, не освободили.  

- Чем спровоцирована такая резкая реакция у Лукашенко?

- Главное, что я услышал сегодня в программе «Контуры»: «Еще одно давление, и они снова вернутся в колонию». Думаю, что такое заявление, в первую очередь, связано с действиями Евросоюза.

- Лукашенко говорит о некой амнистии летом этого года. Это намек, что других освободят тогда?

- Знаете, я от всей души приветствую такое заявление, потому что амнистия - это то, что заключенные Беларуси, да и любой другой страны, всегда ждут с нетерпением. Вначале этого года было несколько заявлений руководителей прокуратуры и ДИНа о том, что в этом году амнистия не планируется. И сейчас ясно, что она состоится, и это здорово.

А политзаключенные должны быть освобождены в Пасхальный период.

- Некоторые считают, что отпустит Лукашенко политзаключенных  и наступит некая «либерализация», хоть на год-два. Вы верите, что Лукашенко может хоть  на время ослабить вожжи до следующих, например, президентских выборов?

- Лукашенко подчеркнул свою приверженность данным обещаниям. Находясь еще на Володарского в августе,  я по радиоточке услышал заявление Александра Григорьевича, что он готов в самое ближайшее время начать прямые переговоры с оппозицией. Сейчас Организация Объединенных Наций призывает белорусские власти немедленно  освободить всех политзаключенных и начать прямой диалог с оппозицией. Думаю, когда все наши товарищи будут на свободе, оппозиция будет готова к переговорам с властью. И такие переговоры могут быть начаты при посредничестве Костела и Православной церкви. Беларусь могла бы стать в этом случае примером действительно христианского примирения.

- Что может заставить диктатора пойти на примирение с оппозицией?

- Последние 18 лет Беларусь имеет самые низкие в Европе цены на энергоносители. И все эти годы занимает последнее место по уровню зарплат, пенсий в Европе. В прошлом году произошел обвал ВВП с 54 миллиардов долларов до 40. Мы наблюдали крах экономики, и сейчас проблемы только нарастают. Экономические, демографические, технологические. Если не будет переговоров между властью и оппозицией, то в стране вполне возможен ливийский или сирийский вариант. Большой проблемой является положение белорусских военных и сотрудников МВД. Люди с оружием имеют сегодня зарплаты в 5-7 раз меньше, чем их коллеги в Российской Федерации. Это прямая угроза национальной безопасности и самой власти. Долго так продолжаться не может, поэтому лучшим выходом были бы именно переговоры внутри страны, проведение свободных выборов и начало реальной модернизации с помощью Запада и Востока.

- Какие у вас планы? Что можете и собираетесь делать в таких условиях?

- Сейчас рассматриваю несколько предложений лечения за границей.  Безусловно, планирую встретиться и с белорусскими врачами, которые меня лечили. Моя семья слишком много пережила, пока я находился в заключении, и не хотелось бы становиться обузой для моих близких на воле. И, конечно, я надеюсь на положительные изменения в нашей стране.