12 июля 2024, пятница, 13:19
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

EUobserver: Сотрудничать с Лукашенко - то же самое, что работать с колумбийским наркокартелем

28
EUobserver: Сотрудничать с Лукашенко - то же самое, что работать с колумбийским наркокартелем

Необходим запрет на сотрудничество Интерпола с диктаторскими и авторитарными режимами.

Об этом говорится в статье, опубликованной в юрюссельском издании EUobserver (перевод charter97.org).

Когда российский журналист Петр Силаев получил политическое убежище в Финляндии в апреле 2012 года, после побега от репрессий в своей родной стране, он, наконец, почувствовал себя комфортно и решил начать новую жизнь. Но уже в августе того же года он оказался закованным в наручники и лежащим лицом вниз на полу полицейской машины, которая везла его из Гранады, куда он уехал в отпуск, в Мадрид, где его ожидала выдача на родину.

«Испанские полицейские морально мучали меня. Они все время говорили: «Ты русский террорист и будешь депортирован», - рассказал Петр Силаев.

Алесь Михалевич, оппозиционный кандидат в президенты Беларуси на выборах 2010 года, бежал из страны. Через год он был задержан польской полицией в аэропорту. Ему грозила та же участь — депортация.

В обоих случаях представители полиции ссылались на Интерпол — международную организацию со штаб-квартирой во французском Лионе. Беларусь и Россия подали запросы об их задержании, и два члена Интерпола — Испания и Польша — приняли соответствующие меры.

Михалевич и Силаев — не единственные примеры.

В январе прошлого года Эрик Кросс - эстонский политик и бывший директор разведки - оказался в розыске после того, как Интерпол выдал «красное уведомление» на основе заявления Москвы.

Кросс - известный противник Кремля. Он был одним из главных сторонников вступления Эстнии в НАТО. В 2008 году во время войны между Грузией и Россией он помогал Тбилиси в борьбе с кибератаками. В ответ Москва использовала длинные руки Интерпола для того, чтобы дотянуться до него. Она подала уведомление о том, что Кросс был вдохновителем захвата российского судна «Arctic Sea». Эстонский политик назвал эти претензии «идиотскими» и пояснил, что поводом для них стало упоминание его имени в суда по делу о захвате корабля.

В мае этого года Россия также попросила членов Интерпола выдать Уильяма Браудера. Сообщалось, что он совершил мошенничество в 1997 году. Кремль не упоминал о том, что Браудер в течение трех лет боролся за введение санкций против российских чиновников, причастных к смерти Сергея Магнитского.

Ни Беларусь, ни Россия не добились своего. Испанская полиция освободила Петра Силаева через 10 дней после задержания, а Алесь Михалевич был отпущен польскими правоохранительными органами через несколько часов. Через несколько месяцев Интерпол отменил уведомление о розыске Эрика Кросса. Об отказе объявлять в международный розыск Браудера организация заявила через несколько дней после соответствующей просьбы.

В отличие от Европола, совместного полицейского агентства стран ЕС, которое тоже оказывает помощь национальным правоохранительным органам, Интерпол не имеет независимых рычагов административного, судебного или парламентского контроля.

Сотрудники организации сообщили, что для предотвращения ненадлежащего использования ее каналов есть внутренняя гарантия, а борьбой с злоупотреблениями занимается Генеральный секретариат. Журналистам также сказали, что все желающие могут обратиться в комиссию по контролю за делами Интерпола.

Помимо красного уведомления, международная организация может выдать другие предупреждения, которые также могут вызывать аресты и депортации.

Если вы невиновны, сорваться с крючка не так просто.

Браудер, Кросс, Михалевич и Силаев считают, что их освободили из-за большой известности среди политиков и журналистов.

«А что насчет обычных людей, против которых выдвинуты надуманные обвинения? Существует высокий риск того, что их просто задержат на границе при том, что они даже не будут знать, что объявлены в международный розыск», - уверен Эрик Кросс.

Браудер и Михалевич добавили, что они знают о многих политически мотивированных оповещениях Интерпола со стороны авторитарных режимов. Они уверены, что на территории ЕС к ним будут относиться по закону. Но Михалевич отметил, что если бы он был задержан членом Интерпола с более слабой правовой системы, чем в Польше, например, Турцией или Украиной, то вполне мог оказаться в белорусской тюрьме.

Между тем, даже если Интерпол удалит уведомления, это не значит, что вы можете путешествовать со спокойным сердцем.

Некоторые национальные полицейские силы оставляют подобные оповещения в своих локальных системах даже после того, как Интерпол сообщает им о том, что оно недействительно.

«Я знаю от моих знакомых, что все еще нахожусь в базах данных нескольких стран. Поэтому выезжать за пределы шенгенской зоны я не могу», - говорит Алесь Михалевич.

Андрей Обозов, белорусский оппозиционер, который находится в эмиграции и живет в Эстонии, рассказал о двух известных ему случаях. Дмитрий Пименов и Игорь Коктыш недавно были арестованы в странах ЕС по запросу Интерпола.

«Каждый раз, когда я сажусь в самолет, то боюсь, что не вернусь к своей семье и буду экстрадирован в Беларусь», - сказал Обозов.

Кросс отметил, что с тех пор как Россия подала уведомление, он не может получить визу в США для того, чтобы навестить свою жену.

«Выходит, что Россия может решать, кому можно ехать в Америку», - говорит он.

Fair Trials International, лондонская неправительственная организация, провела встречи с представителями Интерпола для того, чтобы призвать их к реформам.

Ее директор, Яго Рассел, сообщил, что если бы Интерпол включал политических специалистов в состав Генерального секретариата, он знал бы, что такие люди, как Силаев, не являются опасными преступниками.

Неправительственная организация считает, что комиссия по контролю за делами Интерпола должна действовать более открыто.

«При том, что действия Интерпола могут оказывать огромное влияние на жизнь людей, нет суда или другой высшей власти, которая может оспорить его решения. Это возлагает на Интерпол огромную ответственность», - сказал Рассел.

Михалевич добавил, что база данных Интерпола должна иметь автоматическое оповещение о том, что ее фигурант является политическим беженцем.

Помимо исправления ошибок в системе, есть более широкая проблема, которая касается вопроса о том, как должен Интерпол выстраивать отношения с государствами-членами, власти которых нарушают права человека.

Генеральный секретарь международной организации Рональд Нобл регулярно встерчается с ужасными людьми, оправдывая это необходимостью сотрудничества правоохранительных органов.

В июне этого года в Ашхабаде он вел переговоры с Искандером Муликовым - министром внутренних дел одного из самых репрессивных государств мира — Туркменистана. В августе прошлого года он встречался с главой МВД Беларуси Игорем Шуневичем, бывшим офицером спецслужб, который сейчас находится в черном списке ЕС. В мае 2011 года Рональд Нобл встретился в Минске с его предшественником Анатолием Кулешовым.

Тогда он похвалил министра внутренних дел Беларуси за его «профессионализм» в «раскрытии» дела о взрывах в минском метро. Нобл сделал это, несмотря на то, что суд над двумя подозреваемыми в организации взрыва, которые позже были казнены, еще не прошел.

«Профессионализм» милиционеров в Беларуси остается открытым вопросом.

К журналистам попало видео, снятое в участке в Гродно в 2012 году, которое демонстрирует будни сотрудников правоохранительных органов. 46-секундный клип показывает молодую женщину, которая просила не называть его имени. Она сидела голая в углу камеры, в то время как группа милиционеров шутила о ее изнасиловании.

Она была арестована после оказания помощи пьяным на улице и отказа подписать бумаги, в которых говорилось о том, что она виновна в общественных беспорядках.

В другом 27-секундном отрывке, снятом у нее дома, видны большие синяки на бедрах после избиения.

«Белорусские власти, фактически, являются преступным синдикатом, которые делают деньги на контрабанде, коррупции и рейдерстве. Разговоры о сотрудничестве с Беларусью в борьбе с преступностью — то же самое, что разговоры о сотрудничестве с пчелами по борьбе с медом, - сказал Обозов. - Интерпол стал соучастником преступлений белорусских властей, и это серьезно меня беспокоит меня».

Рональд Нобл также встретился с министром внутренних дел России Владимиром Колокольцевым в Москве в марте этого года.

По словам Браудера, этот чиновник является представителем режима, который ничем не лучше белорусского.

«Россия явно криминальное государство... Когда кто-то указывает на это, власти России либо убивают их, как и в случае с Магнитским, или попытаться арестовать их используя Интерпол, как в моем случае, - сказал он. - На данный момент видна эпидемия злоупотребления уведомлениями из России по политическим и уголовным причинам, которые необходимо решать».

Рассел из Fair Trials International считает, что рост количества незаконных уведомлений начинает вредить репутации Интерпола и подрывает его работу.

«Понятно, что Интерпол хочет привлечь в сою систему столько стран, сколько возможно. Но если среди них есть государства, известные коррупцией и нарушением прав человека, то необходимо соблюдать особую осторожность, когда вы одобряете информацию, полученную от них, - сказал он. - Другие страны будут относиться более серьезно к «красным уведомлениям», если будут знать, что они не открывают возможности для злоупотреблений».

Браудер и Кросс считают, что такие страны, как Россия и Беларусь, должны оставаться членами Интерпола, но на сотрудничество с ними нужно наложить временный запрет.

«Я считаю, что необходимо рассмотреть временный запрет на любое сотрудничество с такой страной», - сказал эстонский политик.

Сотрудничество с властями авторитарных стран сравнивают с работой с членами преступных группировок.

«Никто не позволит колумбийскому наркокартелю быть членом Интерпола. Почему Россия, участие которой в не менее чудовищных преступлениях доказано, имеет полный доступ к такой важной системе борьбе с преступностью? - спрашивает Браудер. - Существует острая необходимость для того, чтобы найти способ борьбы с режимами-изгоями, которые являются членами Интерпола».

«Есть механизм для приостановления или прекращения доступа к глобальной базе данных Интерпола в том случае, если государство продемонстрировало случаи злоупотребления его системой. Этот механизм должен быть задействован в срочном порядке», - сказал он.

Написать комментарий 28

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях