16 октября 2019, среда, 16:13
Мы в одной лодке
Рубрики

«Достижение критической массы уже не за горами»

62
«Достижение критической массы уже не за горами»

Давление на власть внутри Беларуси будет нарастать.

Вчерашняя речь диктатора наверняка расстроила всех, кто ожидал услышать в ней главное для себя – что в экономике Беларуси начнутся реформы. Они услышали прямо противоположное: у нас уже все хорошо, и никакие реформы нам не нужны. А про поддержку частного бизнеса Лукашенко вообще не сказал ни одного слова, пишет БДГ.

Прошедшая в пятницу церемония «инаугурации» оказалась и неожиданной (о ней объявили только в среду), и очень быстрой (на все ушло немногим больше часа). Ключевым моментом мероприятия, безусловно, стало выступление правителя, прозвучавшее сразу после принятия им присяги.

Очень и очень многие ожидали услышать в этом выступлении слова о начале в Беларуси экономических реформ. В нынешнем году «президентские выборы» впервые прошли в условиях экономического спада, когда многим стало очевидно: существующая система не слишком жизнеспособна, экономика требует структурных реформ. Более того, за последние несколько недель в Минске прошло несколько экономических конференций, на которых о реформах говорили как раз люди из команды правителя. Вице-премьеры, заместители министров, замглавы администрации Лукашенко, помощник и прочие высокопоставленные чиновники – все они говорили о реформах. О сокращении инфляции, о поддержке малого и среднего бизнеса, о совершенствовании Директивы №4 и государственно-частном партнерстве, о стабилизации белорусского рубля, об отказе от плановой экономики и от государственной поддержки убыточных предприятий.

Но Лукашенко с самого начала своего выступления заявил: реформ не ждите. «Слишком много сегодня говорят и пишут о структурных реформах. И никто, заметьте, не сказал: а что это за реформы? Но если кто-то за реформы, так вы же будьте людьми, скажите, что надо сломать политический строй, государственное устройство Беларуси, надо разделить, разрезать государственную собственность и раздать. Надо говорить откровенно: на эти нас толкают реформы и за эти реформы кое-кто сегодня в мире готов много заплатить», – сказал он.

По сути, в своем выступлении Лукашенко воспроизвел классический «маневр уклонения»: он начал говорить не про экономику – самую болезненную сейчас тему для белорусов – а про то, как хорошо в нашей стране сейчас развито здравоохранение, про женщин и детей, окруженных государственной заботой, про государственную опеку над пенсионерами, про воспитание и образование.

После чего заявил: все перечисленное может обеспечить только созданное в Беларуси «социальное государство».

«Говорят: реформы. Так что, давайте сегодня реформируем здравоохранение? Давайте его сломаем? Мы такие реформы проводить не будем – повышение пенсионного возраста, платная медицина, платное образование. Нам такие реформы не нужны! – заявил он. – Какой буржуй будет за свой счет содержать стариков и детей? Только государство может это делать! В этом суть социального государства. Мы его создали, и мы не можем с этого пути свернуть».

«Как ни странно, но он абсолютно прав. Настоящие экономические реформы невозможны без политических, а любые политические реформы несовместимы с директивным стилем правления и подтачивают его, как вода песок, – сказал экономист Лев Марголин, зампредседателя ОГП. – Что же касается «никто не сказал что это за реформы», то о них можно спросить у экспертов МВФ, ЕАЭС, у своих независимых экспертов, в конце концов у Рудого, Снопкова, Румаса и так далее. Детали будут различаться, но суть будет практически идентична. И тот факт, что Лукашенко раз за разом возвращается к вопросу экономических реформ, означает, что давление внутри системы нарастает и ему все сложнее его игнорировать. Достижение критической массы уже не за горами».

Сложно было не заметить, что правитель выступал чрезвычайно эмоционально, быстро и громко, напористо. По ходу его выступления свою порцию критики получили и сторонники преобразований в его собственном окружении и в правительстве.

«Реформаторы толкают меня на реформы: «Смотрите, какой рейтинг доверия! Почти весь народ за президента! Давай быстренько проведем реформы! Давай резать по живому». Я им отвечаю: начнем резать с тех, кто это предлагает. Так не пойдет! Вот вам мой ответ, по крайней мере на ближайшие пять лет, пока я президент», – резюмировал Лукашенко.

«Лукашенко, мягко говоря, передергивает. И когда говорит о том, что никто не знает, что подразумевается под структурными реформами – его же собственный советник по экономике вполне здраво себе это представляет и другим объясняет, – уверена аналитик проекта BIPART Инна Ромашевская. – И когда говорит, что реформы – это разделить и раздать государственную собственность – большая часть этой собственности подлежит аккуратному банкротству, на нее никто давно не заглядывается с алчностью. А вот по поводу того, что реформы приведут к трансформации политического строя – это вполне реальный страх, боязнь лишиться контроля над экономическими процессами, а значит, и основы сегодняшней системы власти».