18 июля 2024, четверг, 23:30
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Денис Ивашин: Белорусские патриоты воспринимают войну в Украине как свою

2
Денис Ивашин: Белорусские патриоты воспринимают войну в Украине как свою
Денис Ивашин
Фото: "Белорусский партизан"

Рядовые белорусы становятся бойцами информационного фронта и борются с мощной машиной российской пропаганды.

С аннексией Крыма и началом войны на востоке Украины развернулась масштабная информационная война, которая коснулась и Беларуси. В ответ на российскую пропаганду начали возникать волонтерские инициативы, разоблачающие ложь кремлевских пропагандистов и политиков.

Одна из таких инициатив - команда InformNapalm, которая освещает события, касающиеся необъявленной войны России против Украины. На сайте проекта размещаются материалы, собранные в ходе мониторинга открытых источников информации, сообщений инсайдеров и непосредственных участников событий. На волонтерских началах в команду вошли бывшие военные, журналисты, аналитики, переводчики и активисты из разных стран. В мирной жизни каждый из них представляет самые разные профессии, но с приходом войны в Украину все стали бойцами информационного фронта.

Борются с мощнейшей машиной российской пропаганды и белорусы. Гродненец Денис Ивашин, редактор белорусской службы InformNapalm, рассказал "Белорусскому партизану" о специфике работы проекта и о том, зачем белорусам участвовать в информационной войне.

- Расскажите, с чего все началось? Как вы оказались в InformNapalm и почему?

- Активная работа в проекте InformNapalm стала логическим продолжением моей активистской деятельности, продолжением Майдана, где я пробыл месяц. У меня всегда была активная гражданская позиция. С началом революции в Украине я поехал на Майдан, был активистом Львовской сотни, Автомайдана. Два раза штурмовал януковичское Межигорье, участвовал в боях на Грушевского. Погибший Михаил Жизневский - мой побратим.

Когда революция произошла и я вернулся домой, началась война на Донбассе. Некоторые мои побратимы из сотни поехали на фронт, получили ранения. А я сидел в Беларуси и не мог найти себе места: парни были там, на передовой, а я тут - в тылу ошиваюсь. Я сперва думал поехать добровольцем, но после этого уже в Беларусь вряд ли бы вернулся. К тому же другие мои побратимы, имеющие военный опыт, говорили - подожди, ты в армии не служил, будешь там просто пушечным мясом.

Я тогда был знаком с несколькими ребятами из InformNapalm, и когда эта инициатива начала развиваться, я стал активно распространять их материалы. В Беларуси освещением фактического присутствия российских подразделений на территории Украины никто не занимался. Поэтому я решил взять на себя обязанности по распространению в нашей стране фактов агрессии России в Украине. Кроме этого, я начал переводить все тексты и материалы на б орусский язык и распространять в белорусскоязычном пространстве. Со временем начал делать и свои собственные материалы. Последний мой материал про казаков в Беларуси произвел большой резонанс. Сегодня я уже редактор белорусской службы InformNapalm.

- Много ли белорусов задействованы в этой инициативе?

- Точное количество я назвать не могу. У нас во всей команде несколько десятков человек. Основная часть из Украины, есть инсайдеры с оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей, Крыма, есть известный и опытный военный эксперт из Грузии Ираклий Комахидзе, он ветеран грузинско-российской войны 2008 года. Многие из российских подразделений, которые мы видели на Донбассе, уже проявили себя в момент агрессии против Грузии в 2008 году, поэтому у Ираклия уже был опыт столкновения с ними. Есть люди из Германии, которые переводят материалы на немецкий язык. Также есть английская, немецкая, белорусская, украинская, русская версии. Недавно шведский и арабский языки появились.

- Арабский - из-за последних событий в Сирии? Сегодня большинство материалов InformNapalm посвящены военным действиям в этой стране.

- Все наши материалы связаны с гибридной российской агрессией. Мы больше чем уверены, что сирийская война – фактически та же гибридная. Там задействованы практически те же подразделения, которые прошли через Донбасс. Есть информация, что там работают наемники с Донбасса. Они отрабатывают в Сирии действия авиации. Россия задействовала там стратегические ракетоносители Ту-160 и Ту-95МС. Мы идентифицировали членов экипажа одного из самолетов Ту-160. У ИГИЛ нет такого мощного вооружения и авиации, а против них кидают стратегические бомбардировщики, которые способны переносить ядерное оружие. Это все равно как из пушки по воробьям стрелять. Поэтому мы думаем, что это отработка, они тренируются на сирийском полигоне с возможным задействованием авиации против Украины. Так говорят наши эксперты.

- А какие специалисты задействованы в работе InformNapalm?

- Наш лидер и основатель инициативы Роман Бурко сам - военный журналист и эксперт с территории Крыма. Когда началась аннексия, он был вынужден перебраться на материковую Украину. И его участие в этой информационной войне вызвано желанием вернуть Крым в состав Украины и самому вернуться домой. Кроме военных экспертов, много волонтеров-переводчиков, хакеров.

- Как построена работа InformNapalm?

- Наши методики основаны на технологии Open source intelligence, OSINT - разведка на основе источников открытого доступа. Это могут быть разнообразные форумы, социальные сети, в первую очередь российские – Одноклассники, Вконтакте, Мэйл.ру, Мой мир. Практически все российские военные имеют аккаунты в соцсетях. Большинство из них любят делать селфи на фоне техники, позиций. То есть они сами сливают все, что только можно. Нам остается эту информацию найти, сохранить и внести в базу. Мы мониторим, фиксируем, заносим в архивные интернет-службы, и там уже эта информация сохранена навечно. И даже если военный после удалит свои аккаунт с фото, вся информация все равно сохранится.

Кроме этого, в работе используем различные сайты силовых ведомств и министерств. Например, министерство обороны России очень часто публикует сводки боевых вылетов своих подразделений в Сирию. Там идет фиксация определенного самолета, его серийный номер, иногда в материале есть и интервью с пилотом. И даже если пилот без фамилии, мы потом все равно узнаем из других источников, кто это.

Это очень сложная работа, требующая много времени. Полученная информация проверятся. Например, российские военный преступник фотографируется на фоне какого-то полевого лагеря, техники, первое, что делается – устанавливается привязка к местности. Мы смотрим, что есть на фоне, где он фотографируется – может, какие-то промышленные объекты, узнаваемые пейзажи. Есть интернет ресурсы, позволяющие установить местоположение. Многие, кто делает селфи, оставляют теги геолокации, что еще больше упрощает нашу задачу. Сделав 100%-ную привязку к местности, мы фиксируем в этом регионе российское подразделение. На следующий день после наших публикаций очень часто пользователи удаляют свои профили из соцсетей. Но мы успеваем все сохранить. Это лишнее свидетельство нашей правоты, ведь человек просто так не будет удалять свой аккаунт.

- Атакуют ли вам тролли и боты и как вы с ними справляетесь?

- Все время происходят DOS-атаки, нас каждый день пытаются вывести из строя. Мы регистрируем, откуда эти атаки идут – большинство из РФ и Беларуси. Мы даже подсчитали, что россияне тратят на содержание этого ботнета в месяц 50 тысяч долларов как минимум. Сейчас атаки еще больше усилились. Они меняют свой характер. У нас тоже есть своя служба безопасности, работающая на волонтёрских началах. Люди тратят свое время, деньги, они понимают, что сейчас война перешла из активной фазы в информационное русло. Может, это и к лучшему, чем когда люди погибают на фронте.

- Понятно, для чего это нужно украинцам. Зачем это белорусам?

- Мы сидим в одном окопе. Наши белорусские парни воюют в Украине. Это и наша война абсолютно. Будет свободная Украина, есть большая надежда, что будет и свободной Беларусь. Белорусские патриоты воспринимают эту войну как свою собственную. Все, кто может, делает свой вклад.

Кроме проекта InformNapalm, я занимаюсь гуманитарным маршрутом Беларусь-АТО. Собираем средства, помогаем переселенцам с оккупированной территории. Недавно из Гродно мы отправили целый грузовой бусик - где-то под тонну гуманитарной помощи - в Украину. Кроме вещей и еды собираем средства на медикаменты. Таким образом проявляем солидарность, мы всем этим показываем, что украинцы – наши браться, и мы их в тяжелую минуту не бросим. Мне кажется это важным.

- Виден ли какой-то эффект от вашей работы?

- Мы пробуем донести россиянам, что все факты агрессии РФ фиксируются, что у них тоже может быть свой собственный нюрнбергский процесс. Рано или поздно они будут отвечать за все свои преступления. Это тоже очень важный момент, дающий эффект: по нашим данным, из-за этого много российских военных отказываются лететь в ту же Сирию. Правда, их особо не спрашивают – добровольно-принудительно отправляют. Кто-то даже увольняется из вооруженных сил, лишь бы не участвовать в российской агрессии.

В нашей базе сегодня собрана информация о сотнях российских подразделений с номерам, названиями, информацией, где они были зафиксированы.

Каждый день происходит значительное расширение нашей информации. Очень активно – внутри России. Первичная информация выходит на русском языке, потом мы адаптируем каждый под свой язык. И мы отслеживаем по ip адресам, откуда идут запросы. Сотни тысяч – из России. Люди не любят голословность, мы же подаем 100%-е факты. Людям нужны доказательства, фото, видео, реальные люди, возможность самим зайти на страницу к реальному человеку и самому все увидеть. Людям нравится эта честность и открытость. Они сами распространяют информацию, становясь бойцами этой информационной войны. За полтора года мы в сотни раз увеличили свою читательскую аудиторию.

Белорусская аудитория также увеличивается изо дня в день. У нас есть и собственные белорусские материалы, которые затрагивают актуальные темы, волнующие людей. Белорусы видят, что Россия запустила свои руки не только в Сирию и Украину, но еще и в нашу страну.

Российского агрессора невозможно остановить молча и сидя сложа руки. Только активная позиция может что-то сделать. Если бы мы молчали, примеров российской агрессии было бы значительно больше. Люди не чувствовали бы хоть какой-то ответственности. Недавно мы выдали большой массив данных по пилотам, которые участвуют в сирийской кампании. Там под 20 фамилий. И теперь, садясь за штурвал, пилот лишний раз подумает о том, что люди-то знают теперь, что это именно он бомбит Сирию.

- Вы работаете для тех, у кого есть интернет. А что делать с большей частью белорусов, каждый день смотрящих новости на НТВ и программы Киселева?

- Этим должны заниматься власти. В своем сентябрьском материале "Протекторат России или свободное государственное образование" я предоставил список из 60 человек из высшего военно-политического руководства страны, которые могут быть потенциальными агентами Кремля. То есть это те люди, которые родились в России или закончили российские высшее военные учебные заведения.

В это же время есть значительная часть пробелорусской номенклатуры, силовиков, которые должны быть заинтересованы в том, чтобы Россия не повторила в Беларуси крымский сценарий. Он реально осуществляется за буквально две-три недели. В белорусских реалиях может и быстрее. И вот эти пробелорусские силовики должны держать контроль над информационным пространством страны. У нас же практически все каналы информации, я имею в виду прежде всего ТВ, подконтрольны России. У нас собственных белорусских информационных каналов практически нет. Все новости, которые смотрят белорусы – это НТВ, телеканал "Россия" и т.д. Понятно, что общественное мнение формируется политтехнологами из Моксвы. У них уже подготовлено здесь довольно мощное основание. Белорусские власти должны наконец-то задуматься и предпринимать действия по защите страны, пока не поздно.

- Какую ошибку делают власти по отношению к российской пропаганде?

- Все это следствие двадцатилетнего правления Лукашенко. Режим строился на сотрудничестве с Россией. Беларусь всегда представлялась таким прицепным вагончиком к России и ее экономике. ЕврАзЭс, Союзное государство... Лукашенко на этом играет. Потому он и выиграл выборы в 1994 году – люди ностальгировали по Советскому союзу, а он всех уверял, что мы будем с Россией всегда.

- Но ведь Лукашенко сам не заинтересован, чтобы сценарий русской весны произошел в Беларуси, ведь это будет означать потерю власти?

- Он может и не дурак, но он сам попал в ловушку этой ситуации, он теперь заложник системы, которую выстраивал последние два десятилетия. Он сейчас против себя не может пойти и по инерции продолжает свою политику.

Лукашенко старается максимально оттянуть реализацию российских инициатив. Например, размещение российской авиабазы в Бобруйске. Но он прекрасно понимает, что если агрессия Россиии катализируется, в стороне он оставаться уже не сможет. Белорусский плацдарм для российской экспансии имеет значение №1 против стран центральной Европы, и самое главное – против Украины.

Недавно руководство НАТО высказалось, что возможная база в Бобруйске не имеет для альянса большого значения, потому что российская военная база есть в Калининграде, она граничит с балтийскими странами. Но эта база имеет значение для Украины. Боевой радиус действия истребителей "Су-27СМ3", которые собираются разместить на базе, - до полутора тысяч километров (Могут быть ракеты с дальностью действия до 300 км, радиус действия этих самолетов без дозаправки – 1500 км, скорость – примерно 2400-2500 км/ч. Предполагается базирование 22-24 таких самолетов на постоянной основе – прим. ред.). Из Бобруйска они охватывают практически всю Украину. Подобная база - Бельбек - была только в Крыму, но там ситуация другая: из Крыма горловина на материк не такая широкая, как тысячекилометровая граница с Беларусью. Крымская горловина полностью подконтрольна противовоздушными силами Украины.

Если рассматривать сценарий агрессии России, база в Бобруйске может стать прикрытием наземной военной операции с белорусского плацдарма в Украину. Лукашенко понимает, что если база появится – о нейтралитете, на котором он столько играл, можно будет забыть. Он буде просто частью российской экспансии.

- Еще один известный борец с русским миром под именем Джон Сильвер уехал в Украину, но так и не раскрыл себя. Вы действуете совершенно открыто. Почему?

- Я занимаюсь общественной деятельностью далеко не первый год, работа в инициативе InformNapalm – логическое продолжение моей активности. Я считаю, что когда ты не скрываешь своего лица, когда ты открыто от своего имени сообщаешь информацию - это вызывает больше доверия у людей. Я не прячусь за никами и аккаунтами, люди знают, кто я и чем я занимаюсь. В нашей команде есть люди, которые действительно заинтересованы в анонимности, потому что работают в органах, силовых ведомствах РФ, на оккупированных территориях Донбасса.

- Не страшно? А если подкинут наркотики или "закроют" за распространение порно в интернете?

- А чего мне боятся? Я не первый год активно высказываю свои взгляды, открыто прошел через Майдан. Я никогда этого не прятал.

Любому могут подкинуть патроны, как Николаю Автуховичу, могут в лесополосу вывезти, если понадобится. Я прохожу по известному списку Жадобина, составленному перед выборами 2006 года, куда попали все общественные активисты, которые потенциально могут выйти на площадь, поднимать революционную волну. Перед каждыми выборами ко мне приходят из милиции и предупреждают, чтобы я не участвовал ни в чем. Но я же не буду как мышь под веником сидеть и ждать, пока под меня какую-то статью пришьют или патроны подкинут. И даже если бы со мной хотели что-то сделать, они упустили свой шанс. Они могли сделать это раньше. За все это время я успел сделать многое. Мой жизненный принцип “Вера + действие”. Я верю в перемены, и готов приложить максимум усилий для того, чтобы они произошли.

- Как родные относятся к такому бесстрашию?

- Они волнуются, но поддерживают меня, это вдохновляет и мотивирует на дальнейшие действия.

- С КГБ бывали проблемы?

- Проблемы с КГБ за все это время у меня были только однажды. Мне позвонил майор Павел Славута и настойчиво приглашал на беседу. Я попросил прислать мне почтой официальную повестку,в которой бы говорилось, в связи с чем вызывают и в качестве кого. Об этом случае сразу рассказал журналистам, распространил информацию среди друзей и в соцсетях. После этого никто меня больше не трогал. Молчок.

- Как можно объяснить это молчание: может быть, силовики не считают вас опасными?

- Я воспринимаю КГБ как филиал ФСБ. У них нет собственной инициативы. Они целиком зависят от своих московских кураторов. В Кремле могут щелнкуть пальцами – и у нас всех моментально уберут, даже если ты сидел и молчал в тряпочку. Это может случиться перед возможной аннексией Беларуси. Могут закрыть всех потенциальных активистов, которые способны протестовать, даже мирных, которые просто пишут статьи и нигде особо не участвуют.

- Как эффективно рассказывать правду о войне?

- Правда она одна, другой нет, интерпретации только разные. Правда сама по себе эффективна. Мы не занимаемся интерпретациями в стиле киселевской пропаганды. Мы даем факты, а люди делают выводы сами. Посмотрев нашу базу, где числятся 120 российских подразделений с подробным описанием, человек сам делает выводы, существуют зеленые человечки или нет. Как Василь Быков писал о войне, так и мы подаем окопную правду без прикрас.

Написать комментарий 2

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях