26 мая 2020, вторник, 3:07
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Волейболистка Елена Маковская: За пять месяцев в Бресте не получила ни одной зарплаты

10
Волейболистка Елена Маковская: За пять месяцев в Бресте не получила ни одной зарплаты
Елена Маковская

Волейболисткам, в отличие от футболистов, иногда вообще не платят, причем даже бюджетные деньги.

Мы примерно представляем, как живут хоккеисты и футболисты. Их средние зарплаты выше, чем в среднем по стране. Да и среди спортсменов они зарабатывают едва ли не больше всех. А как же живут те, кто занимается не самым раскрученным видом спорта? Как выживают в непростое кризисное время? И как реагируют на жалобы футболистов об отсутствии зарплат?

Об этом сайту by.tribuna.com рассказала Елена Маковская, которая выступает за столичный БГПУ в дивизионе «Б» чемпионата страны. До педуниверситета Маковская играла за «Жемчужину Полесья» из Мозыря, могилевский «Коммунальник» и брестское «Прибужье», с которым в сезоне-2012/2013 стала чемпионкой Беларуси.

Особенности волейбольного чемпионата

– Самое основное – наш женский чемпионат профессиональный. Совместителей в дивизионе «А» очень мало. Знаю, что работающие девушки есть в «Прибужье». Остальные профессионалки. Правда, иногда можно ездить только на игры. Прошлым летом меня звали в барановичский «Атлант». Но так как сын ходит в минский садик, хотела контракт «приезжающей волейболистки». Однако меня не устроили предложенные деньги. Затем был звонок из Бреста. Главного тренера «Прибужья» Петра Хилько такой график устраивал. Оставалось договориться по деньгам с директором клуба Валерием Заровским.

Но общение как-то сразу не задалось. Позвонил и начал говорить с претензиями: «Ты какие-то сумасшедшие условия требуешь!» Сказал, что буду играть по договору подряда и получать за каждый матч по отдельности. Отлично, говорю, только сумма, которую вы назвали, значительно меньше, чем хочу. «Соглашайся, мы что-нибудь потом придумаем». – «Давайте сейчас обсудим. Я знаю ваши схемы». И тут он срывается: «Значит так! Как ты добираешься до города, где живешь и что ты ешь – меня не интересует. Гостиницу снимать не будем! Что у тебя в Могилеве или Гомеле пожить негде?» У меня шок. Понятно, что после такого, о переходе в «Прибужье» речи уже не шло.

Сложности со спонсорами

– Сезон в волейболе проходит по схеме «осень-весна», после Нового года у клубов начинаются финансовые проблемы различной степени тяжести. Спонсорские договоры заканчиваются и чтобы продолжать платить игрокам, положенные по контракту суммы, нужно заключать новые. Но в начале года бюджеты помогающих предприятий еще не утверждены – никто ничего подписать не может. Клубы сидят на бюджетных ставках.

Вообще, из-за кризиса в нашем волейболе стало только хуже. Даже в «Атланте» – одном из самых богатых клубов страны – зарплаты упали в два-три раза. Судя по всему, за счет хоккея, который появился в городе. Более-менее нормально себя чувствуют лишь «Минчанка» и «Жемчужина Полесья» – ведущие клубы страны. Хотя и у «Минчанки» бывают проблемы с выплатами.

А остальные... Не представляю, как они выживают. Да еще с долгами. Кстати, почему наша федерация разрешает заявляться в чемпионат должникам? Не заплатили игрокам за прошлый сезон и имеют кучу долгов за гостиницы по всей стране, но спокойно участвуют. Меня это возмущает!

Зарплаты

– Среднюю зарплату по лиге не знаю, но игрок моего амплуа (нападающий первым темпом), достижений и опыта может получать от 7 до 10 миллионов рублей. Такие деньги вполне способен платить клуб, подписавший спонсорский договор. За последние годы зарплата сократилась прилично. Раньше она в среднем равнялась тысяче долларов, была прописана в контрактах в белорусских рублях и после скачка курса осталась без изменений. Ни в одной волейбольной команде нет привязки к валюте. Добиться этого, наверное, могут только легионеры, но их сейчас очень мало. Две россиянки, арендованные из «Уралочки», играют в Барановичах и одна украинка – в «Минчанке».

По поводу зарплат. Когда играла в Могилеве, прочитала интервью футболиста Комаровского, в котором он рассказывал, как ему трудно – зарплата была семь тысяч долларов, а стала пять. Долго смеялись с девчонками: у нас закончились спонсорские деньги и предстояло выживать на бюджетные, а у ребят панику вызывает зарплата в пять тысяч. Понятно, что футболисты привыкли получать нормальные деньги, а мы – нет. Да и футбол больше котируется в плане финансирования, чем волейбол. Но не совсем понимаю, почему парни кипишуют. Надо чуть шире смотреть на вещи.

Сейчас играю в волейбол для себя – полностью положилась на мужа. Сижу, свесив ножки, получаю удовольствие. Это лучше, чем дома сидеть. Да и зарплата есть. Все девчонки на ставках – получаем чуть больше двух миллионов рублей. Немного выше, чем в Бресте.

Безденежье в «Прибужье» уже не первый год

– В свое время прочувствовала особенности брестского волейбола на себе. За три года декрета очень соскучилась по игре. Поэтому когда в декабре 2012-го позвонили из Бреста и сказали, что девочка моего амплуа ушла в декрет и нужна помощь, согласилась без раздумий. Во-первых, любимое дело. А во-вторых, не сомневалась, что Петр Хилько собрал хороший состав и создал классную атмосферу. Оксана Ковальчук – имя в нашем волейболе, Алина Бутько – хороший игрок. Да и другие девчонки – талантливые молодые брестчанки. Знала, что мне будет там хорошо. И не прогадала.

В плане атмосферы это были замечательные полсезона. Да и на счет денег не думала, что все так будет. Когда наводила справки, девчонки говорили, что с финансами в клубе нормально – деньги платят. Но кто ж знал, что все закончится именно с моим приездом:)? С января зарплату платить перестали. Тогда клуб еще не был государственным – ни о каких бюджетных ставках можно было не думать. Сидели вообще без денег. За пять месяцев в Бресте не получила ни одной зарплаты!

Ехала в Брест с сыном и ставила условие, что клуб снимет квартиру. Но тогда по стране начался какой-то квартирный бум – найти жилье было сложно. В итоге три месяца жила в гостинице «Турист». Ребенка пришлось на это время поручить бабушке. Не знаю даже, рассчитались ли за номер до сих пор. Потом хотели поселить в общежитие – отказалась. Надо же выполнять условия по контракту. В итоге квартиру нашли на последние два месяца. Ее клуб оплачивал, но зарплаты не было. Хотя директор клуба Валерий Заровский обещал, что все будет. Но нас даже не кормили! Хотя поначалу обедали в столовой Дворца водного спорта.

Правда, продлилось это недолго. Видимо, договор о поддержке закончился – и все. Не знаю, как бы жила, если бы не было Вовы (Владимир Маковский). Муж помогал не умереть с голоду в чужом городе. Клуб же выезжал на том, что кроме меня и Иры Шватро, все девчонки были местными. Жили дома и там же кушали.

Чемпионство

– Когда начались проблемы, оказалось, что мы можем стать чемпионками. Отступать было глупо. Хотя многие молодые заводили разговоры: «Давайте бастовать! Не будем выходить на игру!» Со старшими усмиряли такие порывы. Ведь невыход на матч сразу не решит наших финансовых проблем. А коль вышли в финальную четверку, давайте бороться. Денег нет – так титул возьмем! Поэтому не думаю, что теперешний демарш основного состава даст какой-то нужный эффект и решит финансовые проблемы. Хотя внимание общественности девочки немного привлекли. Вот мы с вами общаемся.

Обещания мэра

– После чемпионства в клубе почти ничего не поменялось. Хотя сразу после золота пригласил к себе мэр Бреста. Обещал, что все будет хорошо, что скоро все наладится. Говорил, что обязательно-обязательно все будет. Но воз и ныне там. А вообще, проблема в регионе не только в волейболе. Пройдитесь по видам спорта – всем брестским командам тяжело. Как спонсировать, если предприятия в кризисе? Никак! А сейчас еще и налог на недвижимость отменили. Думаю, только хуже станет.

Будущее за любителями

– Считаю, нам постепенно нужно переходить на любительский уровень. Какие-то команды, которые не тянут, должны об этом задуматься в первую очередь. Есть же фанаты, согласные играть за небольшие деньги. Даете маленькую зарплату – требуете соответственно. Груз ответственности меньше, тренировок меньше и девчата расслабятся. Чемпионат станет интересней. У нас есть любительская волейбольная лига.

Однажды на один из ее туров заглянул Виктор Гончаров. После звонил: «Лена, там игры поинтереснее, чем у нас в «вышке». Люди получают удовольствие, а не рутинно работают.