24 мая 2017, среда, 3:29

Эколог Владимир Сливяк: БелАЭС - проект абсолютно политический

22
Владимир Сливяк

На развитии возобновляемой энергетики ничего не украдешь, а для Лукашенко опасно выпускать из рук контроль за производством энергии.

Об этом в интервью charter97.org заявил сопредседатель экологической группы «Экозащита» Владимир Сливяк.

- Недавно «Экозащита» представила новый доклад, посвященный корпорации «Росатом». Что в этой связи можно сказать об атомных проектах в регионе — Беларуси и Калининградской области?

- Оба проекта крайне спорные – экономически неэффективные и экологически опасные. В связи с тяжелой экономической ситуацией в России, можно ожидать значительной задержки и даже остановки строительства АЭС в Беларуси. Ведь проект полностью финансируется из российского бюджета. Для Росатома это один из немногих проектов, который действительно реализуется, в отличие в подавляющего большинства прочих инициатив.

Проводя сбор и анализ данных для доклада, мы выяснили, что подавляющее большинство проектов строительства АЭС в разных странах существует лишь на бумаге. В лучшем случае есть какие-то вялые подготовительные работы на площадках, да и то далеко не везде.

Росатом любит делать помпезные заявления для прессы по итогам подписания соглашений, однако в большинстве случаев реального строительства реакторов нет. АЭС в Калининградской области была в стадии активного строительства, как и проект в Беларуси, однако в середине 2013 года строительство было остановлено. Этому также посвящена часть нашего доклада, где среди причин названы противодействие проекту как внутри, так и со стороны соседей, отсутствие дорогостоящей инфраструктуры, неграмотное планирование со стороны самого Росатома и прочее.

Судьба проекта в тумане – с одной стороны Росатом говорит, что позднее проект будет возобновлен, с другой стороны правительство России приняло решение строить другие энергетические объекты для нужд самой области. Экспорт электроэнергии в Европу сейчас неактуален в связи с политической ситуацией. Маловероятно, что все эти проблемы куда-то испарятся. Так что в обозримом будущем не стоит ожидать, что АЭС в Калининградской области снова начнут строить.

- Что можно сказать о ситуации в Беларуси с атомной энергетикой накануне годовщины Чернобыля?

- С моей точки зрения, ситуация парадоксальна – самая пострадавшая и загрязненная в результате Чернобыля страна разрешила соседям построить атомную станцию на своей территории. Безусловно, все эти слова о новых безопасных АЭС – просто пропаганда, идущая от тех, кому надо продать свои супердорогие проекты.

Например, в проектной документации Островецкой АЭС говорится о том, что даже если радиация и покинет пределы реактора, то она не улетит дальше площадки станции. Чистый абсурд! Словно мы говорим не о бесконтрольном распространении крайне опасных радиоактивных веществ в окружающей среде, а о каких-то разумных существах, которые знают – вот граница АЭС, за нее нельзя заходить.

Безопасных атомных станций не существует, любой честный специалист из атомной промышленности вам это подтвердит. Реальность такова, что, не смотря на печальную чернобыльскую историю Беларуси, господин Лукашенко по политическим и финансовым мотивам согласился на реализацию опасного проекта. В рамках этого проекта речь идет не только о строительстве реакторов, но и в перспективе о создании могильника радиоактивных отходов. Каждая АЭС нарабатывает огромное количество разных радиоактивных отходов. Вероятно, часть из них заберет Россия, но это касается лишь отработавшего топлива. Все остальные радиоактивные отходы останутся в Беларуси. Рано или поздно их придется где-то захоронить, а это в свою очередь означает угрозу загрязнения почвы и подземных вод на многие века вперед.

- Не представляет ли опасность для данного проекта и то, что Беларусь в данный момент — авторитарное государство во главе с Лукашенко?

- В авторитарных государствах власть не позволяет развиваться общественному контролю за большими проектами, такими, как АЭС. И предпринимает все усилия для того, чтобы ослабить общественные движения, либо вообще запретить их. Причина достаточно проста – если в стране существует дееспособное гражданское общество, оно может затормозить, а иногда и остановить проекты, которые нужны властям. Сторонники сильной государственной власти говорят, мол, и правильно, пусть власти решают на основе мнения специалистов и нечего тут народу вмешиваться. Но давайте рассмотрим конкретную ситуацию со строительством АЭС.

Благодаря гражданскому контролю могут быть обнаружены изъяны и ошибки в проекте атомной станции, которые позднее могут привести к большой ядерной аварии. В общественных организациях нередко работают не менее, а часто и более компетентные специалисты, по сравнению с государственными структурами. В свою очередь специалисты на государственной службе нередко молчат, потому что боятся, что их уволят, если они начнут указывать на ошибки в таких важных для государства проектах.

Более того, Чернобыль и Фукусима случились в ситуации, когда все решали специалисты и им никто не мешал. В каждом случае специалисты сделали ряд ошибок, которые привели к гигантским катастрофам. Когда есть компетентный гражданский контроль, вероятность обнаружить серьезные ошибки возрастает, чем больше людей ищет недостатки, тем лучше. И лучше отказаться от реализации технически несовершенного проекта, чем позднее разбираться с последствиями взрыва на реакторе.

Насколько я понимаю, в Беларуси нет такой уж крайней необходимости строить АЭС и возможности страны в разработке других источников энергии далеко не исчерпаны. Ни в сфере энергоэффективности, ни в сфере развития возобновляемой энергетики. Это путь развития энергетики, по которому идут подавляющее большинство развитых стран. Проекты больших станций все больше уходят в прошлое, на их место приходят умные сети и децентрализация источников энергии, когда вы вместо одной большой АЭС имеете множество маленьких источников и можете оперативно ими управлять в зависимости от спроса. А атомная станция будет работать, даже если потребление упадет до нуля, ее нельзя включать и выключать когда вздумается.

- Вы говорили о том, что «вероятность повторения в России масштабной ядерной аварии, сравнимой с Фукусимой и Чернобылем, сегодня велика как никогда». Насколько такая вероятность велика при реализации проекта Островецкой АЭС? Чем опасен тип реактора, который намерены установить на АЭС в Беларуси?

- Если Островецкая АЭС будет построена и введена в эксплуатацию, то, как и на любой другой атомной станции, там может произойти авария, от этого не бывает страховки. Реакторов, которые строятся на Островецкой АЭС, пока еще нигде нет в эксплуатации, это новый проект, в какой-то степени эксперимент. Росатом говорит, что они спроектированы на основе предыдущего типа реакторов – ВВЭР-1000, которые якобы доказали свою надежность.

В нашем новом докладе есть упоминание одного любопытного события, относящегося к ВВЭР-1000. Несколько лет назад на Калининской АЭС вводили в строй новый реактор такого типа. За первые несколько месяцев на нем произошло более десятка инцидентов, одним из которых был взрыв водорода. Судите сами, безопасны такие реакторы или нет.

Еще один момент, даже в штатном режиме станция постоянно выбрасывает некоторое количество радиоактивных веществ и нарабатывает разные виды радиоактивных отходов. Надо понимать, что помимо риска аварии, это еще и нагрузка на десятки будущих поколений граждан страны, которым придется внимательно следить за ядерными отходами, которые будут опасны еще сотни и тысячи лет. Предстоит придумать, где и как их хранить, и, конечно, платить за это так долго, пока отходы будут сохранять опасность.

- Насколько оправданы опасения соседней Литвы в связи с появлением такого объекта у своих границ? В чем заключается главная опасность?

- Опасения вполне оправданы, ведь атомная станция будет расположена не очень далеко от границы. В случае какой-либо аварии всегда будет такая же опасность для соседей, как и для самих жителей Беларуси. Это касается как возможных аварий на атомной станции, если она конечно будет достроена и введена в эксплуатацию, так и инцидентов, связанных с хранением радиоактивных отходов. Речь идет о риске утечек радиации из временных хранилищ для отходов, подобные утечки неоднократно происходили как в России, так и в других странах мира.

Происходит это по разным причинам – ошибки, допущенных на стадии проектирования хранилищ, низкая культура безопасности, ошибка персонала при перегрузке и многое другое. Суть в том, что сделать абсолютно безопасное хранилище или реактор невозможно, а значит надо быть готовым к различным авариям и инцидентам. Если где-то висит ружье, оно выстрелит. И скорее всего не один раз.

- Есть в данный момент достаточно средств для продолжения проекта Островецкой АЭС?

- Пока о прекращении финансирования нигде не заявлялось, однако, по нашим данным, можно говорить о замедлении темпов строительства и неясных перспективах в отношении финансирования в будущем. Крайне сложно сейчас предполагать, будет ли Россия в состоянии продолжать финансирование и как долго. Ситуация может менять достаточно быстро и непредсказуемо, но до сих пор она обычно менялась в сторону ухудшения для экономического состояния России. В том случае, если Беларуси потребуются дополнительные деньги на строительство АЭС, а в таких проектах превышение стоимости в порядке вещей, получить новые деньги из российского бюджета будет близко к невозможному.

- Чем все же является этот проект по сути — политическим или каким-то другим и обоснован ли он с экономической точки зрения? Мы знаем, что страны Балтии, скажем, говорят о том, что не намерены покупать электроэнергию этой станции. Кто ее будет покупать?

- Я думаю, что проект исключительно политический. С экономической точки зрения, в нем никакого смысла. Он появился не из-за того, что выгодно производить и продавать атомную энергию, а из-за того, что руководство России решило поддержать руководство Беларуси в виде выделения 10 млрд долларов на строительство АЭС. Ведь Беларусь тоже не в лучшем экономическом положении, а это и деньги, и развитие крупной инфраструктуры с рабочими местами, и энергия.

Учитывая отношения между странами, отдавать эти деньги, по сути, никто не будет. Когда-нибудь потом в очередной раз одно государство спишет другому долги и на этом все закончится. Но вопрос ведь на самом деле в другом – можно ли взять те же деньги и сделать так, чтобы были и рабочие места, и новые инфраструктурные проекты, и энергия, а опасного объекта при этом не было бы. Конечно, да.

Даже с меньшим количеством средств можно было бы устроить масштабное развитие в Беларуси возобновляемой энергетики, не уступающее иным странам Евросоюза. Но на развитии возобновляемой энергетики ничего не украдешь, а кроме того для авторитарного лидера опасно выпускать из рук контроль за производством энергии. Если люди начнут самостоятельно производить для себя энергию, они смогут не только обеспечивать себя, но и продавать, т.е. смогут жить независимо от государства. Очень скоро авторитарный лидер им более не понадобится.

Я уверен, что, помимо всего прочего, такой проект в Беларуси это еще и возможность для чиновников «распилить» часть средств. В процессе закупок, строительства, найма рабочих и многого другого. В нашем докладе есть глава, в которой кратко упомянуты главные коррупционные скандалы в Росатоме за последние годы. Там ведь порой удивительные вещи происходят. То некачественные дешевые материалы закупаются для изготовления оборудования для АЭС, то копируют тексты из интернета и выдают за научные работы, за взятки сотрудников Росатома арестовывают уже и за пределами России. В такой ситуации, как вы понимаете, вопрос с тем, кто купит или не купит электроэнергию, вероятно, не на главном месте.

- Можно ли остановить этот проект? Какие для этого есть механизмы?

- Трудно делать прогнозы о том, можно ли остановить проект. Прямых механизмов для этого не существует, развитие атомной энергетики сугубо внутреннее дело любого государства, так что нет никакого международного органа, который может это запретить. Только сам Лукашенко. Несмотря на это, необходимо продолжать обсуждение этого проекта на всех площадках, какие только возможны, поднимать вопрос о соседстве Литвы и ЕС с опасной Островецкой АЭС в Европе, проводить исследования возможного будущего вреда от нее. Большое общественное внимание – первое и самое главное условие каких-либо изменений. И вот привлечением внимания здесь больше всего нужно заниматься.

У Беларуси в соседях ЕС и Россия. И если в России своих ядерных объектов огромное количество, поэтому сложно надеяться на какое-то особое внимание к Островецкой АЭС со стороны российского населения, то в Европе возможностей побольше. Для Литвы вопрос вообще крайне острый - авария на Островецкой АЭС автоматически превращается в угрозу радиоактивного загрязнения столицы страны. Но почему-то не видно активной поддержки Литвы со стороны властей Евросоюза. Неужели их это не интересует? Мне кажется, это недоработка литовских политиков, надо быть активнее в формировании коалиций и формировании повестки дня.