23 июля 2019, вторник, 11:12
Мы в одной лодке
Рубрики

Чернобыль продолжается

3
Татьяна Новикова
Фото: 15min.lt

Сегодня 30 лет со дня Чернобыльской катастрофы, в большей степени коснувшейся Беларуси.

Накануне этой даты белорусский официальный истеблишмент демонстрирует оптимизм – последствия Чернобыля в Беларуси якобы успешно преодолеваются и Чернобыльскую зону и далее «будут возрождать». Слово «Чернобыль» давно стало разменной монетой в устах чиновников, которым и забыть про это нельзя – это все же «техническая помощь» и бюджеты на преодоление последствий, и раскрывать правды не хочется – кто знает, чем она обернется?

К слову, техническая помощь – это миллиарды долларов, затрачиваемых на так называемое преодоление последствий аварии на ЧАЭС в Беларуси. И эти деньги тратятся не только на закупку медицинского оборудования, радиационный контроль и прочие, благие цели. Весомая их часть идет на то, чтобы расширять хозяйственное освоение загрязненной земли. В Госпрограмме по преодолению последствий Чернобыля, утвержденной в этом году, как и в прежние годы, эта тема называется «устойчивым развитием» территорий.

Как предполагается устойчиво развивать загрязненные земли? Не только газифицировать и снабжать водой селения на загрязненных территориях, но и, например, выдавать каждому работнику леса или колхоза по дополнительному комплекту спецодежды. Зачем? Для того, чтобы избежать дополнительного облучения при сборе корнеплодов на загрязненных территориях. Это и буквальное закапывание части бюджета в землю в виде доломитовой муки, минеральных удобрений и добавок в корм скоту, которые позволят снизить количество радионуклидов в конечных продуктах питания. Не переселять людей с загрязненных территорий в заброшенные, но чистые местности Витебской области, не развивать там производство молока и мяса, а инвестировать в производство «условно чистой продукции», которая обеспечит медленное и постоянное поступление радионуклидов в организм белоруса.

На загрязненных Чернобылем белорусских землях сегодня, по данным МЧС Беларуси, живет более 1 млн человек. С каждым годом количество городов и сел, находящихся в списке загрязненных сокращается по причине якобы естественного самоочищения. В январе 2016 года постановлением правительства Беларуси из списка загрязненных Чернобылем мест для проживания были исключены 203 населенных пункта, в которых сегодня проживает 30 912 человек. Люди, и так не уделявшие особенно большого внимания радиационной безопасности из этих по-прежнему грязных сел, лишаются социальной поддержки, да и вообще забывают об опасности. Эксперты, посещающие пострадавшие территории в один голос говорят, что их жители едят грибы и ягоды, продукты с подворья, так как будто бы ничего и не было. Не так давно стало известно о некоем фермере, который производит молоко в 45 км от реактора и 2 км от границы зоны, где запрещено пребывание человека в течение суток.

Очистилась ли за это время Чернобыльская зона? Стало ли безопасно жить на пострадавших территориях? Боюсь, что это опасное заблуждение. В эти дни экологи и эксперты, Гринпис, зеленые, много говорят о том, что Чернобыль не закончился. Он и не может закончиться – период полураспада выпавшего на белорусские земли чернобыльского урана-238 составляет 4,5 млрд лет, йода-129 – 15 млн лет, плутония-239 – 24 000 лет. За 30 лет распадается всего лишь половина всего чернобыльского цезия-137 и стронция-90. Для распада до незначительных количеств нужно не 30, а 300 лет.

В эти дни мы, представители экологической общественности, традиционно напоминаем людям о Чернобыльской беде, ее причинах и последствиях, о той бессрочной опасности, которую заключает в себе так называемый «мирный атом». О тех рисках для жизни нынешнего будущих поколений, которые несет в себе беспечное отношение к экологической безопасности, к новой угрозе под названием Белорусская АЭС.

Мы не должны забывать о Чернобыле и уставать о нем говорить, мы не вправе оставаться равнодушными к строительству АЭС под Островцом, поскольку к радиационному воздействию не бывает иммунитета: каждая последующая «доза» увеличивает риски для здоровья и жизни людей.

Иногда мне кажется, что на проблемы Чернобыля и Белорусской АЭС обращают внимание только активисты, политики, общественные деятели, но обычные люди нас как будто бы не слышат. Нас не слышали и 10 лет назад, пряча головы в радиоактивный песок со словами «а что мы можем сделать?».

Проблема маленького человека, о котором пишет Светлана Алексиевич, заключается в том, что у него очень маленькое сознание, и с каждым годом оно сужается. И это одна из причин того «не могу», той беспомощности и безответственности, которую позволяют себе люди, делегировавшие все что можно, и все что нельзя своему государству. «Не могу» фильтровать воду, «не могу» мыть полы и стирать одежду, «не могу» пить кальций и калий, не позволяющие накапливаться в организме радио-стронцию и цезию, «не могу» переехать, не могу покупать молоко вместо того, чтобы доить корову на радиоактивном подворье, «не могу» говорить, «не могу» выйти на разрешенную горисполкомом ежегодную акцию, приуроченную Чернобыльской годовщине.

Ирония этой ситуации состоит в том, что те, кто «не могут» сегодня не смогут и завтра, не смогут просто жить, оставаться здоровыми и давать после себя здоровое потомство. Выживать будут разумные и те, кто способен на что-то, пусть на малый шаг, в отношении себя, своей семьи своего села.

Мы выходим на Чернобыльский шлях каждый год, именно для этого, чтобы показать, что люди что-то могут в этой ситуации. И это не так мало, даже несмотря на то, что это всего лишь слова и призывы, требования и информация. Сегодня эта акция начнется в 18.00 возле кинотеатра «Октябрь». В этом году почетный председатель ее оргкомитета – Нобелевский лауреат Светлана Алексиевич.

Татьяна Новикова, специально для charter97.org