24 октября 2017, вторник, 9:01

Российская ферма может погубить озеро Нарочь

26

Посреди Национального парка Нарочанский российское коммерческое предприятие планирует построить крупную молочно-товарную ферму.

Посреди Национального парка Нарочанский, между озерами Нарочь и Швакшты — излюбленными местами отдыха белорусов и гостей страны, российское коммерческое предприятие планирует построить крупную молочно-товарную ферму. Жители и экологи выступают против, считая, что ферма сделает район непригодным не только для туризма, но и для жизни, и предлагают переместить ее в другое место, пишут «Белорусские новости».

Местные власти и руководство сельхозпредприятия заявляют об экологической чистоте проекта, однако в Оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) этой фермы экологи нашли доказательства своим опасениям.

«Экологически чистая» крупная товарная ферма по «современным технологиям»

ООО «Нарочанская Нива-2004» — в прошлом белорусское убыточное сельскохозяйственное предприятие, а ныне коммерческая организация, принадлежащая российскому ЧУП «Детскосельский-Городок» — планирует строительство крупной молочно-товарной фермы (1800 голов дойного стада) в районе агрогородка Нарочь.

Общественные обсуждения Оценки воздействия на окружающую среду закончились в мае, и теперь проект этой фермы, который, по мнению экологов, может оказать существенное воздействие на курортную зону нацпарка и его природные комплексы, должен будет пройти экологическую госэкспертизу.

В США такие фермы относятся к крупным CAFO (Concentrated animal feeding operation), они считаются высоко экологически опасными и на них распространяется особое государственное экологическое регулирование. В Беларуси о CAFO знают не много, хотя попытки строить промышленные фермы, как свинокомплекс под Молодечно, в последние годы довольно активны. На таких фермах животные постоянно находятся в помещении, на ограниченном пространстве и искусственном вскармливании, без возможности выпаса или прогулки. В CAFO применяются и современные технологии, снижающие их опасность и повышающие экономическую эффективность.

На встрече с представителями общественности в агрогородке Нарочь в середине апреля представитель «Витебсксельстройпроекта» убеждал, что новые технологии будут использованы. Однако в тексте ОВОС, который раскрыли по требованию общественности, о таких технологиях ничего не говорится. Все предлагаемые решения предельно просты, дешевы, используются еще со времен советского сельского хозяйства и не содержат экологических новшеств.

Так, на этой ферме не предусмотрен сбор и использование метана ни в зданиях ферм, ни в хранилищах навоза. Выбросы в атмосферу, в соответствии с ОВОС, планируется просто выпускать через вентиляционные трубы и рассеивать над местностью без какой-либо фильтрации. Текст документа гласит: «Установка газоочистного оборудования на источниках выбросов загрязняющих веществ проектом не предусмотрена в связи с отсутствием необходимости».

На вторых общественных слушаниях в агрогородке Нарочь, состоявшихся 13 мая — через месяц после первых, на вопрос регионального координатора общественной экологической инспекции «Зеленый дозор» Игоря Пастухова, почему не предусмотрены технологии по сбору и утилизации метана, представители заказчика ответили, что это нерентабельно для малого количества навоза.

«На мой вопрос, почему сбор метана эффективен в Воложинском районе на ферме до 300 голов, а в вашем случае, где скота в разы больше, не эффективен, мне ответили, что так показывают их расчеты, поскольку выход метана от одной коровы мизерный», — отметил Игорь Пастухов.

При этом, как утверждает ОВОС фермы, она будет производить без малого 341 тонну загрязняющих веществ в год без учета микроорганизмов.

Проект не предусматривает и решений по защите животных, персонала или окружающей среды от концентрированных испарений вредных веществ в стойлах. ОВОС гласит, что вся защита — это сухая корка на стоках, образующаяся естественным путем. То есть навоз будет сдвигаться к центру коровника в канал, «объем которого позволяет накапливать навоз в течение 7-10 суток», и в процессе накопления навоза «на его поверхности образуется сухая корка, препятствующая выделению аммиака и распространению неприятного запаха».

На этой ферме не планируется использование и других новых технологий, успешно применяющихся на российском рынке, вроде ускоренной биоферментации стоков, замкнутого цикла с теплицами для выращивания овощей. Навоз всего лишь будет собираться в большие промышленные лагуны, герметизируемые двумя слоями пленки толщиной до миллиметра каждая, выдерживаться 6 месяцев и отправляться на поля, как в старые добрые советские времена.

Более того, экологические активисты и местные жители нашли в проекте фермы отсутствующие звенья — места, где будут храниться или утилизироваться туши падших или убитых животных, о чем они заявили на слушаниях 13 мая в Нарочи. При этом показатели смертности на ферме среди животных разного возраста в соответствии с ОВОС будут колебаться от 1 до 4 процентов.

Нарушены ли законы?

По данным ОВОС, строительство планируется в охранной зоне национального парка, на землях сельскохозяйственного назначения. Однако размещение такого объекта в охранной зоне нацпарка противоречит тем целям и задачам, ради которых он создавался.

Закон «Об особо охраняемых природных территориях» говорит, что охранные зоны устанавливаются «для предотвращения или смягчения вредных воздействий на природные комплексы и объекты, расположенные в границах заповедников и национальных парков». Может ли работа крупной промышленной молочной фермы, квалифицируемая как экологически опасный объект, служить смягчению вредного воздействия на Нацпарк?

Экоактивисты и местные жители отметили, что строительство этой фермы не только противоречит уже принятым государственным программам, на которые выделено немалое финансирование, но и ставит под вопрос их успешную реализацию.

Так, Игорь Пастухов отметил, что «Схема комплексной территориальной организации (СКТО) Мядельского района», утвержденная указом президента в 2010 году, не только не предусматривала строительство новых ферм на территории нацпарка, но и прописывала перенос нескольких уже существующих животноводческих комплексов за черту водосборов Нарочи и других озер.

По мнению Пастухова, сооружение такого комплекса противоречит и национальным стратегиям охраны окружающей среды и развития особо охраняемых природных территорий.

Каковы риски для Нацпарка и туристов?

Как заявили экологи и местные жители в своих комментариях к ОВОС, строительство фермы несет высокие экологические риски и может привести к колоссальным финансовым потерям из-за ущерба рекреационному потенциалу Нарочанской курортной зоны.

В ОВОС же этой фермы утверждается, что ее вредные выбросы, включая аммиак, метан, фенолы, гексановую кислоту и микроорганизмы, будут находиться в пределах, разрешенных законом. При этом застройщик и чиновники умалчивают о наиболее опасном эпидемиологическом воздействии этой фермы.

«Вопрос эпидемиологической угрозы, связанный с большой концентрацией скота, не пугает ни заказчиков, ни санитарного врача района. Они считают эту угрозу надуманной, и поэтому в проекте этот фактор риска не учитывается», — отметил Игорь Пастухов.

Белорусский ученый, специалист в области животноводства Владимир Шляхтунов в своих публикациях отмечает, что промышленная технология на таких животноводческих комплексах неизбежно связана с высокой концентрацией скота, и это создает угрозу распространения возбудителей инфекционных заболеваний, в том числе общих для человека и животных.

По мнению ученого, в поверхностных и подземных водах вокруг промышленных животноводческих комплексов такого типа отмечается наличие нитратов, солей, других вредных элементов, высокая бактериальная обсемененность, в том числе и патогенными микроорганизмами.

«Особенно высока загрязненность кишечной палочкой в источниках водоснабжения, находящихся на территории комплексов», — пишет он.

Эколог, кандидат биологических наук Галина Романенко считает, что воздействие этой фермы на Нарочанскую водную систему может быть катастрофическим, поскольку выбранное для нее место окружают водные артерии, связанные с озерами, а подземные воды там залегают слишком высоко.

«Очевидно, что место непригодно для маленькой фермы, а не то что для большой», — говорит она.

На общественных слушаниях Игорь Пастухов обращал внимание, что площадка фермы находится на сети мелиоративных каналов, связанных с рекой Малиновка, которая в свою очередь сочетается системой шлюзов с озерами Нарочь и Свирь.

«В случае какой-то техногенной аварии, естественно, экосистемы будут загрязнены», — отметил эколог.

В то же время ОВОС утверждает, что именно в мелиоративные каналы будут отводиться условно чистые сбросы фермы.

По данным американских источников, фермы типа CAFO оказывают серьезное воздействие на водные ресурсы и окружающую среду. Это как химическое, так и биологическое загрязнение и эпидемиологическая угроза.

Представители местных властей и застройщика заявили на слушаниях, что ферма даст дополнительные рабочие места и толчок экономическому развитию региона. Однако в ОВОС фермы говорится и о том, что в Нацпарке ежегодно отдыхает более 100 000 человек, а экономика региона всецело зависит от туристического и оздоровительного бизнеса, на долю которого сегодня приходится 99,4% экспорта производимых там услуг.

Смогут ли туристы и крупная промышленная молочная ферма ужиться в одном нацпарке, если, по словам местных жителей, участвовавших в слушаниях, туристов уже отпугивает даже запах небольшого сыродельного завода?

«В Нацпарке, несомненно, должны развиваться хорошая наука, туризм и курортное дело. По современным технологиям даже дома, построенные в непосредственной близости от воды, должны быть убраны», — отметила Галина Романенко.

И, как отметили участники общественных слушаний в своих комментариях к ОВОС фермы, для нее лучше было бы найти другую площадку.