24 октября 2017, вторник, 6:53

Продавцы с Комаровки: Наши люди очень изменились

38

Три поколения продавщиц с Комаровского рынка рассказали про свой нелегкий труд.

Работать сложно. Не работать еще сложнее. Когда-нибудь сядьте и подумайте о том, каково это — 21 год каждый день приходить на одно и то же место, «надевать» улыбку и продавать десять часов подряд на ногах. Или как успевать в одиночку растить двоих детей и танцевать, когда плохо. Мы видим лишь малую часть — то, что человек хочет показать, даже если очень тяжело. В материале onliner.by — три судьбы, три сильные женщины, которые каждое утро через не могу улыбаются вам. И вам тоже.

Комаровка — это уникальное место. За бойкой торговлей, улыбающимися продавцами и смачными анонсами продукции скрываются совершенно разные судьбы и проблемы. Мы вряд ли думаем об этом, когда просим взвесить полкило винограда. Давайте подумаем сегодня. Три продавщицы из разных поколений рассказывают о своих радостях и боли, об улыбках и деньгах.

Светлана, 29 лет

Сложно сказать, сколько я здесь работаю. Лет 7, наверное. У мамы своя фирма, и я ей с детства помогала здесь. Все время сало, все время колбаса. Первый рабочий день? Сложно было поначалу… Потом привыкаешь. Я постоянно в этом росла: мамина фирма существует 25 лет, и я за всем этим наблюдала

Приходишь к восьми утра, делаешь витрину, к семи часам возвращаешься домой. И так шесть дней в неделю. Все выходные и праздники мы на работе. Я стараюсь проводить максимальное количество времени с детьми — у меня их двое. После школы забираю их и сижу дома. Муж? Помогал… Это личное. Утром встаешь, поднимаешь их, собираешь в школу и собираешься сама. Школа находится через дорогу от Комаровки, я отвожу детей и иду сюда. Работаю, потом собираюсь, забираю детей, и мы идем домой — это тоже рядом. Это хорошо, на дорогу время не тратишь. Вот вся жизнь на этом пятачке и происходит. Так с раннего детства повелось

К физическому труду привыкаешь. Поначалу, конечно, тяжело: те, кто сюда приходят, сразу очень быстро устают. Каждый день нужно делать одну и ту же работу. Товар бывает нелегкий. И постоять целый день — ноги отекают. Но больше всего девочки жалуются на время: его остается очень мало. А так… Нравится, раз здесь остаются. Бывает только, что зимой мерзнем. А летом — жара. Как-то справляемся. Как себя заставить? Надо понимать, для чего ты это делаешь. Тебе нужно зарабатывать, содержать семью. Поднимаешься и идешь, как бы тяжело ни было: никто за тебя это не сделает, просто так ничего не даст. Это в любом месте так. Иногда работаешь с температурой, хотя вполне можешь взять больничный. Просто что ты потом заработаешь?

Был период, когда я просыпалась утром и думала: «Опять эта работа…» Чуть ли не за уши себя из кровати вытягивала. Так все навалилось, и что-то не захотелось больше продолжать. Практически год здесь не работала, ушла в другое место. Но по деньгам, по зарплате тоже ведь важно — пришлось вернуться

Есть такое, что настроение с утра не ладится. Но нас учили всегда улыбаться, быть веселыми, чтобы люди подходили. Они чувствуют, когда что-то не так, и проходят мимо. Иногда даже когда улыбку «надеваешь», все равно проходят: за улыбкой глаза выдают. Ко мне иногда приходят постоянные покупатели и сразу видят настроение, потому что по глазам видно все. Спрашивают, что случилось. Но я не откровенничаю: зачем людям рассказывать о своих проблемах? Здесь родственники рядом: вон тетя работает родная, мама, папа. У нас здесь династия, что-то такое.

Люди стали очень злые, мало улыбаются и вечно чем-то недовольны. Особенно в последний год — они совсем другие. Покупатели ко всему придираются, вечно им все не так: то цена не устраивает, то еще что-нибудь. Вот молодежь еще более-менее, улыбаются. А вот люди в возрасте… Может, проблемы их замучили? Изменились люди. Бывает, что подходят к прилавку (особенно россияне) — и кажется, что они вообще нас за людей не считают. С таким лицом… С какими-то непристойными предложениями… Улыбаюсь в ответ.

Сплю я в лучшем случае часов шесть. Бывает, что носом клюю, особенно в обед. С двух до трех начинаешь уже потихоньку засыпать, но потом собираешься с мыслями. Чай зеленый спасает, а кофе много пить вредно. Как справляться с усталостью? Я танцую. Если плохо морально, тоже танцую. Я всегда нахожу для себя время: детей положишь спать, и можно себе уделить полчаса спокойно. Раньше постоянно занималась латиноамериканскими танцами, но сейчас пришлось от этого отказаться, к сожалению. Муж помогал с детьми, а сейчас я одна — очень сложно стало.

Я постоянно думаю о том, чтобы что-то поменять. Но это сложно: либо график не устраивает, либо зарплата не очень. Я ведь еще могу себе позволить, когда надоест, позвонить и сказать: «Я не выйду». Что мне мама сделает, правильно? Поймет. Но остальным девочкам посложнее. Хотя в основном на рынке все уже в возрасте, молодежь здесь не задерживается. Может, считают, что продавец — это непрестижно? Некоторые вообще считают это все унизительным.

У нас ведь как: высшее образование получил — чего это я продавцом пойду работать? У меня у самой два образования, но я же здесь стою! Торговый колледж и БГЭУ — технолог и экономист. У нас очень много женщин с высшим образованием, некоторые даже с двумя. Работаем, потому что сейчас в принципе работы нет нормальной.

Ольга, 43 года

Я здесь 11 лет. Раньше работала в городе, на выездных ларьках, но зимой они закрываются — пришла сюда и осталась. Так и работаем. Тяжело, конечно. Я выхожу из дома в семь утра, начинаю выкладываться в восемь, а в девять заканчиваю. Работаю до семи, а домой прихожу в полдевятого. И так по двенадцать часов шесть дней в неделю. Отдыхать не успеваю, но стараюсь.

Очень сильно устаешь физически, в первую очередь страдают ноги. За столько лет работы они начали отекать и болеть, ночью случаются судороги — всякое бывает. Когда к врачам ходить, ночью? Сами в основном справляемся: натираем или еще что-то. Иногда нам дают дополнительные выходные, но за свой счет — много их не возьмешь. Жалуемся друг дружке на ноги, ну а что с этого? Болеть меньше не станет. Болит — лечись. В интернете читаем, как с этим справляться.

Сейчас работать тяжелее, чем 13 лет назад. Тогда мы могли еще где-то сходить погулять, а сейчас домой — и все, спим в свободное от Комаровки время. Ложусь в десять, встаю в шесть — восемь часов на сон, высыпаюсь. Но когда дождь идет и холодно, настроения идти сюда нет вообще. Говоришь себе: «Надо, это работа». Это то же самое, что на завод ходить или на какое-то предприятие.

Как улыбнешься, так и продашь. Думаете, всегда есть настроение? Когда-то и ответишь как-то грубо, по-всякому бывает. Но здесь без настроения никак: живешь ведь за счет своих покупателей, особенно постоянных. Редко какая-то бабушка еще купит, они ищут, где подешевле. А ходят сюда одни и те же, и к ним нужно хорошо относиться, товар хороший предлагать. Вот они и приходят потом в одно место. Вообще, все зависит от человека, а не от национальности. Здесь же не только белорусы работают — азербайджанцы вон тоже улыбаются. И покупатели разные попадаются: как ты, так и к тебе.

Я пока не знаю, сколько еще буду работать на рынке. Все от здоровья зависит: сегодня хорошо, завтра так себе. Сейчас предпосылок нет, но у нас ведь знаете как… Будет здоровье — будет работа. Конечно, хочется такую, чтобы не процент получать, как сейчас, а оклад, приработок к пенсии. У нас ведь много таких работ: постоишь ты или просидишь целый день, тебе все равно в итоге заплатят. А посидеть бы хотелось…

С мужем мы проводим время по понедельникам: он работает два через два, и понедельник у него часто выходной. Готовлю я: встаю утром пораньше и делаю еду. А как по-другому? Нужно ведь и ссобойку взять, и дома поесть. Дети уже большие и живут отдельно, поэтому легче.

На колбасу я бы никогда работать не пошла. Там и срез нужно сделать правильный, и поднести ее попробовать — а это же все твои деньги. Я этого не умею и не знаю, как ее преподнести, как пробы «нагонять»… А остальное все по такому же принципу работает, что там сложного? Кому-то не нравится зимой на крытом рынке стоять, потому что там запах мяса. А я его вообще не чувствую: мясо и мясо, ты же его ешь как-то, правильно?

Может быть, продавец — это и непрестижно. Вообще, я считаю, что нужно работать там, где тебе платят, а не на престижной работе ничего не получать. Вот у меня сын окончил БГУИР и ходил на практику на завод «Транзистор» — зарабатывал там 400 рублей. В Беларуси вообще сложно заработать, даже с высшим образованием. Что толку от престижной профессии? А детям помогаем, кто ж еще им поможет?

Когда-то я стеснялась того, что работаю продавцом. Не хотела, чтобы кто-то знакомый меня увидел. А сейчас мне все равно: я ни у кого ничего не прошу, работаю на обычной работе. Вот и все.

Зоя Федоровна, 71 год

Я работаю здесь с 1991 года — тогда началось сокращение на заводе Вавилова. Все его боялись, а я сама попросила меня сократить. У меня высшее образование, но решила: попробую. «Здравствуйте, я слушаю вас, уважаемая покупательница! Что желаете? С повидлом такие же размером, как моя ладошечка…» Сначала училась в нархозе, потом бросила. По молодости, наверное… Окончила школу в 1963 году, поступила, а тогда весь проспект гудел, и мне гулять хотелось: прогуливала, сессию провалила — так и бросила. Поступила в политех на заочное: нужно было образование для продвижения по работе. А с 1991 года я здесь каждый день. Как пионер. Без отпуска. Только в январе этого года отдыхала, потому что в ноябре перешла на пирожки и было холодно.

Я как-то усталости не ощущаю. Может быть, это зависит от человека. Но вон у нас девочки стоят — они все практически так же. Я уже, наверное, втянулась. «Что, моя милая женщина, желаете? По 80 копеек картошка, капуста, повидло. По рублю мясо, печень, ветчина».

Везде есть свои трудности, но на пирожках намного проще. На овощах… Где-то есть помидоры гнилые, ящики там надо потаскать, мешки. Грузчик расставит их утром, а все остальное делаешь сама. Достать, переставить, переложить… «А вам, очаровательная покупательница, что положить? Сами делаете? Лучше бы телевизор посмотрели с любимым мужем. Я могу вам позавидовать, я уже 16 лет вдова».

Настроения, чтобы на работу идти не хотелось, у меня никогда не было. Бывает, надо выходные пару дней взять — тогда можно отпроситься по необходимости. А на следующий день вроде как отвык и уже не хочется идти, но потом постоишь денек и опять втягиваешься. На завод я когда-то ходила с удовольствием, но все равно думалось: скорей бы был выходной, скорей бы домой. И там я была на привязи, и здесь постоянно на одном месте стою.

Если надо отойти на пять минут, то я девочек посмотреть прошу. А им нужно — я посмотрю. Это буквально пять-семь минут, не больше. А на обед мне сюда супчик горячий приносят, чтобы я с голоду не упала и не умерла. У нас все удобства на месте. В холод работать тяжелее всего. Но в этом году только январь и половина февраля были холодные, а так же погоды у нас такие: +2 или +3 — это терпимо, можно стоять. В дождь меня крыша «Комаровского рынка» спасает, а в жару я еще на овощах работала — там у меня холодильник для воды был и холодильник для мороженого. И крыша над головой имелась. Я как царица стояла!

Пока ноги держат, буду работать. Лет до 75 дотяну. Но теперь уже сложнее: рынок умирает на корню. Финансы… У людей нет таких денег. Подойдут, посмотрят и не каждый сможет себе позволить пирожок за 80 копеек. Мне ведь не сложно, я в этой сфере как рыба в воде. Единственное, иногда переживаю, что кассы нет: а ведь надо оплатить и место, и налоги, и себе какую-то зарплату оставить. А организм… Все прекрасно! «Здравствуйте! Капусточка ваша любимая у меня есть! Спасибо большое, что не забываете меня! Желаю вам крепкого здоровья, а все остальное мы за деньги купим».

Я на работе свое настроение не показываю никогда. Есть такая пословица: «Когда выходишь ты из дому, кроме ключей и телефона, надеть улыбку не забудь». В дальний или ближний путь ты идешь, а улыбка всегда должна быть на лице. Правда, моя дорогая покупательница? Вот видите, она и улыбнулась!

Вот так мы и трудимся изо дня в день. Один покупатель лучше, а другой может оскорбить. У меня был такой случай: я яблоками торговала в третьем секторе, а он встал перед прилавком. Я ему говорю: «Уважаемый покупатель, солнышко, отойдите, пожалуйста, в другое место, вы же мешаете». А он пошел и на меня пожаловался. Говорит: «Какое я вам солнышко?» Другой раз и не знаешь, как к человеку обращаться: у каждого свой характер. Ты в ответ никого оскорблять не можешь: покупатель всегда прав. «Мне приятно, что вам понравились наши пирожки! Приходите еще, уважаемый покупатель».