26 апреля 2019, пятница, 13:46
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

Доза «мундиалина»

4
Александр Хоц
Фото: facebook.com

Пир во время чумы - универсальный образ России сегодня.

К спорту (как и к религии) надо относиться с уважением. Иной подход опасен для вашего здоровья. Я понимаю, что футбол в нашем мире - религия. Но на этот случай есть все-таки закон об отделении церкви от государства.

Верующие строят церкви и финансируют свои "игры" сами, не залезая (в идеале) в государственный бюджет. Не было бы ничего странного, если бы фанаты футбола сбросились на проведение любимой игры, постройку стадионов за миллиарды рублей и прием гостей - из своего кармана. В конце-концов, у любого есть право на хобби, религию, любимое шоу, веру в бога, в мяч или команду.

Но когда из бюджета (общего для всех, включая абсолютно равнодушных к спорту и футболу сограждан) государство тратит миллиарды в интересах поклонников одного из развлекательных шоу, - это вызывает легкий шок.

К счастью, я не финансирую строительство церквей, - почему я должен финансировать увлечения группы болельщиков, даже если в группу входят президенты разных стран? Разумеется, можно сказать, что стадионы - общее достояние, важное для здоровья нации.

Допустим. Но как раз в вопросе о национальном здоровье - сомнения только усиливаются. Можно ли считать "здоровым" пивное сидение в пабе в состоянии "футбольного психоза"? Среднестатистический типаж болельщика именно таков: "пивасик", животик, шарфик, патриотический подъем и толпы на улице. "Оле-оле, Россия вперед!" (Прекрасный момент для гордости... Можно ли считать выражением национального здоровья дозу наркотика в вену - под названием "мундиалин"?

Вопрос, конечно, не в футболе, а в политике. Не зря же под футбольную сурдинку к изгою-путину слетелись его "добрые друзья" из авторитарных стран. Футбол (как и большой спорт) давно стал частью политики и уже не отделим от имиджа страны с ее репутацией.

Мы прекрасно помним, какова была роль Берлинской олимпиады 36-го года в международной политике рейха, - нам и в голову не придет считать эти игры чисто-спортивным событием. С российским "мундиалем", увы, то же самое. Нет никакого "чистого футбола", - как нет никакого "оле-оле, Россия, вперед" - без милитаристского, авторитарного контекста и психоза.

Спорт и футбол (еще с "совковых" времен) воспринимаются в России - как часть идеологической войны с миром. Традиция эта - только укрепилась в годы "путинизма", так что ЧМ-18 имеет прямое отношение к "гибридной войне" с Западом (в качестве имперского пиара и способа прорыва политической изоляции).

ЧМ в России ничем не отличается (в данном случае) от сирийской авантюры, призванной заставить Запад считаться с российским, имперским влиянием. И мяч довольно точно выбран (вместо военных баз и ракет) - в качестве имперского "аргумента". "Мы заставим вас приехать к нам, мы заставим вас ослабить изоляцию, мы заставим вас писать о нас хорошо - и в праздничном контексте". (Уроки Олимпиады 80-х, - по тем же лекалам и с той же целью).

Спорт - часть политического контекста. Даже если вы пытаетесь отгородиться от этого факта, наблюдая за ногами и мячом. Советский спорт был частью пропаганды: хоккей, футбол, фигурное катание и шахматы - не могли быть "чистым спортом", а работали на имидж советской системы. Не случайно все эти фетисовы и роднины сегодня - в авангарде той же авторитарной идеологии. Мускулы верно служили "партии и народу". И даже интеллект Карпова - вписывался в нужды "совка", становясь его "интеллектуальной витриной". ("Взял корону, - держи!" Целующий Карпова Брежнев - не даст соврать).

Так устроена не только политика (особенно авторитарная). Так устроен спорт высоких достижений - в авторитарной стране. Это его природа. Сколько бы вы ни убеждали себя, что мячик и 44 ноги - главные герои ЧМ.

Почему же именно футбол - так органичен и удобен, чтобы стать инструментом имперской пропаганды? Почему проще мобилизовать и соблазнить химерами "национальной гордости" фанатов именно футбола, - а не прыжков в воду (предположим), керлинга, синхронного плавания или пляжного волейбола? Почему именно футбол прочно связан с толпами на улицах, агрессией, алкоголем, драками, вопящими стадионами, нетерпимостью, истерикой, ксенофобией на трибунах и мифологией "национального величия"?

Ответ, в общем-то, понятен. Силовая, агрессивная, командная игра на поле - ближе всего к прообразу милитаристского конфликта армий и стран. Одиночные виды спорта на эту роль не годятся. А вот хоккей с футболом - идеальны с точки зрения сублимации военного конфликта, где есть "мы" и "они", "наши" и "враги", где есть общенациональная солидарность с "нашими", - словно армии с народом в годы войны.

Более того, есть накал агрессии, "боевые" отряды на поле брани; и само это поле - лежит перед глазами "полководца", которым видит себя зритель. (Не случайно, он, как правило, - мужчина, склонный к агрессивным выбросам энергии).

Позиция на трибуне - обеспечивает зрителю тактический обзор, что априори ставит его в позицию "стратега". Мельтешащие на поле участники "боя" заведомо ограничены кругозором "бойца", - что дает фанату уникальный шанс тактически быть "выше" игрока, удовлетворять свой комплекс превосходства. И это - важная часть мужской самооценки, которая испытывает страшный дефицит позитива в авторитарных и агрессивных социумах, где мужчина (как правило) задавлен иерархией, произволом начальства и общей социальной депрессивностью.

Не зря футбол с хоккеем были страшно популярны в СССР, компенсируя мужскому населению его всеобщее бесправие. Футбол в авторитарной стране играет роль социальной терапии, - позволяя выплеснуть агрессию в приемлемых и легальных формах. И чем тяжелей социальный быт, мрачнее бесправие и авторитарнее система, - тем яростней ты орешь на трибунах, выплескивая негатив в ходе "битвы". Футболисты - идеальные социальные терапевты и "мальчики для битья" (не зря это - юные парни в коротких штанишках).

Футболист - заведомо "расстрельная" роль на поле, поскольку успехов в футболе обычно меньше, чем поражений, а агрессии (по итогам игр) больше, чем позитива. Толпы "полководцев" на трибунах, реализуют законное право сидеть выше, видеть дальше, быть умнее игроков, тем самым утверждая свое кратковременное превосходство над молодыми, сильными мужчинами, гоняющими мяч.

Доминирование обычно не-успешного, проблемного мужчины-зрителя над сильным, молодым и популярным спортсменом - важная часть социальной терапии в проблемных странах - типа СССР и путинской России.

Агрессия - часть футбольного шоу. И эта энергетика в России никогда не бывает чисто-спортивной, она всегда -политический фактор. "Мазила! Уррод!" "Куда бьешь, придурок!", "Мы вас порвем, дебилы..!", "Саудовцы-параша, победа будет наша!" - и прочие бананы с трибун - это и есть социальный портрет футбола в национальном измерении (даже если 5% интеллектуалов следят за ногами, призывая отделять футбол от политики).

Странная мистическая связь мастеров мяча (честь им и хвала) с миллионами мужчин у телевизора, - лишенных спортивной фигуры и способностей попасть мячом в ворота с пяти метров, - отдельная тема для другого раза. Но это мистическое "МЫ", в котором не слишком здоровая и вымирающая нация искренне объединяет себя с одиннадцатью виртуозами мяча, называя ИХ индивидуальное мастерство частью общей и "нашей" победы, - это странное и иррациональное "МЫ" - безусловно, политическое (а не спортивное) явление.

Простота футбола (ноги, ворота и мяч) - создают иллюзию причастности простого человека к мастерству спортсмена. Для зрителя - это уже не личная и командная игра, - это часть его телесной реальности. Редкий зритель видит себя стоящим на вышке бассейна или берущим высоту с шестом. Но ассоциировать себя с футболистом - доступная национальная забава, когда моторика твоего тела и его психофизика, казалось бы, идеально идентичны телу парня в телевизоре и ты способен "повторить" его игру, подключая собственное тело, напрягая мышцы и "суча ногами" под столом.

Футбол никогда не будет спортом личных достижений, - его популярность основана на "эмпатии" зрителя, "присваивающего" тело футболиста и ощущающего себя частью "общего тела".

В каком-то смысле, футбол всегда требует этого ощущения личной причастности к "общему телу" - команды, нации, страны. Поэтому футбол всегда будет политическим действом, выражением национальной психологии, - он всегда провоцирует коллективное самоощущение и отражает коллективные комплексы.

Вы можете болеть "за Россию", "против России", но ваш выбор в любом случае будет политическим. Потому что невозможно болеть "просто за хороший футбол" в Берлине 36-го года. ЧМ, изначально задуманный кремлем как политическое шоу, обречен таким и оставаться - независимо от вашего желания. И даже если бы вы болели за "чистый спорт" в далекой Германии, Олимпиада 1936 года осталась в истории совсем не спортивными достижениями.

Таков политический фатум "мундиаля" в путинской РФ. Это фактор идеологической мобилизации населения, фактор политики по подрыву мировой изоляции, это способ создать истерический победный фон при провальной внутренней политике, дабы отвлечь население от "хлеба" приятным ему "зрелищем".

Пушки вместо масла - уже были. (Олимпиада, Крым и Сирия - пройденный этап). Теперь вот футбол вместо масла - с той же истерической раскруткой и теми же шулерскими целями.

Разумеется, Роналду или Месси в этом не виноваты. Но не стоит забывать, какие дивиденды кремль собрается извлечь из "мундиаля" (хотите вы этого или нет). Как и голодовка Сенцова с политзаключенными, как война с Украиной и оккупация соседей, как и убийство оппонентов режима, этот ЧМ - такой же элемент политического пейзажа, часть путинской стратегии выживания, - как и прочие российские реалии.

Пир во время чумы - универсальный образ. Каждый выбирает тот акцент, который ближе его совести: "пир" или "чума".. Не готов давать никаких советов, - тем более, что я не болельщик. Для меня путинский футбольный пиар на костях его милитаристских, людоедских "достижений" - целиком из "чумной" области. Но это - мой личный взгляд.

Шоу - это прекрасно, лишь бы оно не туманило национальные мозги и не распирало изнутри "гордостью" за деградирующее отечество. Но боюсь, что будет как всегда.

Александр Хоц, «Фейсбук»