23 сентября 2019, понедельник, 2:33
Мы в одной лодке
Рубрики

Доклад Госдепа США: Нарушения прав человека в Беларуси носят массовый характер

35
Доклад Госдепа США: Нарушения прав человека в Беларуси носят массовый характер

Госдепартамент США представил доклад о нарушении прав человека в Беларуси в 2018 году.

Описание ситуации с правами человека в Беларуси заняло 40 страниц. В документе перечисляются массовые преследования активистов оппозиции, тяжелое положение политических заключенных, пытки в тюрьмах, жесткие ограничения свободы собраний и ассоциаций, давление на журналистов независимых СМИ и незаконная блокировка сайта Charter97.org. Отдельно отмечается отсутствие в Беларуси свободных выборов, неспособность властей объяснить случаи политически мотивированных исчезновений, коррупция во всех ветвях власти.

Сайт Charter97.org приводит перевод доклада Госдепартамента США с незначительными сокращениями.

Доклад о правах человека в Беларуси, 2018 год

Сводная информация

Беларусь — авторитарное государство. Конституция предусматривает непосредственно избранного президента, который является главой государства, и двухпалатный парламент, Национальное собрание. Премьер-министр, назначаемый президентом, является номинальным главой правительства, но власть сосредоточена в президентстве, как в действительности, так и в законе.

Граждане не имели возможности выбирать свое правительство путем свободных и справедливых выборов. С момента своего избрания на пост президента в 1994 году Александр Лукашенко укрепил свое правление над всеми институтами и подорвал верховенство закона авторитарными средствами, включая манипулятивные выборы и произвольные указы. Все последующие президентские выборы не соответствовали международным стандартам. Парламентские выборы 2016 года также не соответствовали международным стандартам.

Гражданская власть в лице президента Лукашенко установила эффективный контроль над силовыми структурами.

В области прав человека отмечаются следующие проблемы: пытки; произвольные аресты и задержания; условия содержания в тюрьмах, несущие угрозу для жизни; произвольное и неправомерное вмешательство в личную жизнь; незаконные ограничения касательно свободного самовыражения, прессы и интернета, включая цензуру, блокировку сайтов, преступную клевету и дискредитацию правительственных официальных лиц; насилие в отношении журналистов, их задержания; жесткие ограничения свободы собраний и ассоциаций, в том числе в форме уголовного преследования за призыв к участию в мирной демонстрации, и законов, криминализирующих деятельность и финансирование групп, не одобренных властью; ограничение свободы перемещения, в частности, в отношении бывших политических заключенных, чьи гражданские права остаются в большой степени ограниченными; неспособность объяснить давние случаи политически мотивированных исчезновений; ограничения на участие в политической жизни; коррупция во всех ветвях власти; обвинения в принуждении женщин к абортам; торговля людьми.

Власти на всех уровнях действовали безнаказанно, не предпринимая никаких мер для привлечения к ответственности либо наказания официальных лиц в правительстве или силовых структурах за совершенные ими нарушения прав человека.

Глава 1. Уважение целостности личности, в том числе свободы:

a. Произвольное лишение жизни и другие незаконные или политически мотивированные убийства

В течение года не поступало информации о том, что правительство или его агенты совершили произвольные незаконные убийства, либо о случаях смерти от пыток.

б. Исчезновения

В течение года не было сообщений о новых исчезновениях со стороны государственных органов или от их имени. Не было никаких событий в продолжающемся расследовании исчезновений в 1999 году бывшего вице-премьера Виктора Гончара, бизнесмена Анатолия Красовского и бывшего министра внутренних дел Юрия Захаренко. Были доказательства причастности правительства к исчезновениям, но власти продолжали отрицать какую-либо связь с ними.

в. Пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания

Подобные практики запрещены законом. Тем не менее, Комитет Государственной Безопасности (КГБ), ОМОН и другие органы безопасности, часто без опознавательных знаков и в гражданской одежде, бьют задержанных. Представители силовых ведомств обращались с подследственными ненадлежащим образом в ходе следствия. Милиционеры периодически избивали людей во время ареста.

Правозащитники, лидеры оппозиции и активисты, освобожденные из мест лишения свободы, сообщали о жестоком обращении и других формах физического и психологического насилия над подозреваемыми в ходе уголовных и административных расследований.

Сообщалось о множественных случаях дедовщины, включая избиение и другие формы физического и психологического насилия в отношении солдат-срочников. Некоторые из указанных случаев закончились смертью жертвы. В октябре 2017 года высокопоставленный сотрудник Следственного комитета объявил о возбуждении уголовного дела по обвинению в издевательствах и насилии, которые предшествовали обнаружению тела 21-летнего солдата Александра Коржича в подвале военной казармы под Борисовом. 5 ноября Минский областной суд приговорил трех бывших сержантов к девяти, семи и шести годам тюремного заключения соответственно за доведение Коржича до самоубийства, жестокое и безнравственное обращение с ним. Трое подсудимых также обвинялись правительством в воровстве, взяточничестве и злоупотреблении должностными полномочиями.

Бывших командиров Коржича, старшего лейтенанта Павла Сукавенко и старшего прапорщика Артура Вирбала, судили отдельно за злоупотребление должностными полномочиями и приговорили 19 октября к шести и четырем годам лишения свободы соответственно.

Министр обороны Андрей Равков на пресс-конференции 14 февраля, обязался искоренить дедовщину и сообщил, что министерство возбудило 48 уголовных дел для расследования обвинений в жестоком обращении и издевательствах в вооруженных силах. Равков заявил, что в армии зарегистрировано три случая самоубийства в 2017 году и четыре случая в 2016 году.

31 июля Верховный суд сообщил, что в период с января по июнь суды по всей стране осудили 28 офицеров по обвинению в издевательствах, неуставных отношениях и превышении полномочий в вооруженных силах.

Условия содержания в тюрьмах и СИЗО

Условия содержания в тюрьмах и изоляторах остались неудовлетворительными и во многих случаях представляли угрозу для жизни и здоровья.

Физические условия

По информации местных активистов и правозащитников, наблюдалась нехватка продовольствия, лекарств, теплой одежды, постельного белья и адекватного доступа к скорой медицинской помощи и чистой питьевой воде. Вентиляция и общее санитарное состояние камер неудовлетворительное, отсутствуют условия для поддержания надлежащей личной гигиены. Некоторые бывшие политзаключенные сообщали о психологическом насилии и делили камеры с жестокими преступниками или заключенными с контагиозными заболеваниями. Закон разрешает семье и друзьям обеспечивать заключенных продуктами питания и средствами гигиены и отправлять им посылки по почте, но власти не всегда это разрешают.

15 ноября Минский городской суд отклонил апелляцию, поданную Аленой Дубовик и Мариной Дубиной, которые были задержаны на срок до 14 дней в марте 2017 года по обвинению в участии в несанкционированных демонстрациях. Активистки жаловались на то, что в следственных изоляторах в Минске и Жодино не было сотрудников женского пола для их обыска.

Перенаселенность тюрем и следственных изоляторов также являлась проблемой.

Хотя были единичные сообщения о том, что полиция помещала несовершеннолетних подозреваемых в камеры предварительного заключения вместе со взрослыми подозреваемыми и осужденными, власти, как правило, содержали несовершеннолетних заключенных отдельно от взрослых в колониях для несовершеннолетних, местах ареста и местах предварительного заключения. В целом условия содержания заключенных женщин и несовершеннолетних были несколько лучше, чем заключенных мужчин.

Достоверные источники подтвердили, что сотрудники тюремных администраций использовали заключенных для запугивания политзаключенных и принуждения их к признанию; а также сообщили, что власти не объясняли и не защищали законные права политических заключенных и чрезмерно наказывали политических узников за незначительные нарушения правил тюрьмы.

Наблюдатели полагают, что туберкулез, пневмония, ВИЧ/СПИД и другие инфекционные заболевания широко распространены в тюрьмах из-за плохой медицинской помощи.

Администрация

Как и в прошлом году, власти утверждали, что проводят ежегодные или более частые расследования и мониторинг условий содержания в тюрьмах и местах заключения. Правозащитные организации утверждали, что такие проверки не вызывали доверия из-за отсутствия омбудсмена и неспособности надежных независимых правозащитников посещать тюрьмы или предоставлять консультации заключенным.

15 марта тюремные власти в Горках отказали независимым наблюдателям в возможности встретиться с Михаилом Жемчужным, соучредителем НПО по мониторингу мест лишения свободы «Платформа». По данным правозащитных организаций, Жемчужный подвергался жестокому обращению и бесчеловечным условиям содержания в тюрьмах, включая избиения сокамерником. Суды неоднократно отклоняли жалобы Жемчужного на жестокое обращение.

Посещения заключенных и задержанных проводились с ограничениями, а запрет на свидание с семьями являлся обычным наказанием за дисциплинарные нарушения.

Хотя закон предусматривает свободу вероисповедания, и сообщений о вопиющих нарушениях не поступало, власти, как правило, запрещали заключенным проводить религиозные службы и проводить церемонии, которые не соответствовали тюремным правилам.

Бывшие заключенные сообщали, что тюремные чиновники часто подвергали цензуре или не направляли их жалобы вышестоящим властям, и что администрация тюрьмы либо игнорировала, либо выборочно рассматривала запросы о расследовании предполагаемых злоупотреблений. Жалобы могут привести к мести в отношении заключенных, включая унижение, угрозы смертью или другие формы наказания и преследования.

Коррупция в тюрьмах остается серьезной проблемой, наблюдатели отмечали, что условно-досрочное освобождение часто зависело от дачи взятки сотрудникам исправительного учреждения или политической принадлежности заключенного.

г. Произвольные аресты и задержания

Закон ограничивает произвольные задержания, тем не менее, власти арестовывали или задерживали лиц по политическим мотивам и использовали административные меры для задержания политических активистов до, во время и после протестов и других крупных публичных мероприятий.

Роль милиции и органов безопасности

Министерство внутренних дел осуществляет контроль над милицией, но другие органы, находящиеся вне его контроля, например, КГБ, Департамент финансовых расследований Комитета государственного контроля, Следственный комитет и служба безопасности президента, выполняют милицейские функции. Президент установил эффективный контроль над силовыми структурами. Безнаказанность среди сотрудников правоохранительных органов оставалась серьезной проблемой.

Процедура ареста и обращение с задержанными

По закону милиция должна запросить у прокурора разрешение задержать человека на срок более трех часов, но милиция обычно игнорирует эту процедуру. Власти могут задерживать подозреваемого по уголовному делу на срок до 10 дней без предъявления официальных обвинений и до 18 месяцев после предъявления обвинений. Прокуроры, следователи и органы безопасности имеют право продлевать срок содержания под стражей без консультации с судьей. Задержанные имеют право подать апелляцию в судебную систему относительно законности их содержания под стражей, но власти часто подавляли или игнорировали такие обращения. В стране нет действующей системы освобождения под залог.

Произвольные аресты

21 марта полиция арестовала бывшего кандидата в президенты и активиста оппозиции Владимира Некляева, активиста «Европейской Беларуси» Максима Винярского и оппозиционера Вячеслава Сивчика. Активисты поддержали план бывшего кандидата в президенты и оппозиционера Николая Статкевича провести несанкционированный марш в центре Минска в честь 100-летия образования Белорусской Народной Республики (БНР) 25 марта. Власти приговорили Винярского к 10 суткам административного ареста за установление флага оппозиции в центре Минска в марте. Сивчик был помещен в следственный изолятор на 5 суток за участие в сентябрьской акции протеста против совместных российско-белорусских военных учений «Запад» в сентябре 2017 года. Некляева также поместили в изолятор на 10 дней за призыв в своем интервью к участию в несанкционированных демонстрациях в ноябре 2017 года.

Милиция задержала группу наблюдателей 25 марта, когда они наблюдали за акцией протеста в центре Минска. Наблюдатели жаловались, что милиция отказалась предоставить им доступ к адвокатам, удерживала без еды, воды и доступа к личной гигиене в течение восьми часов. 13 апреля следователи допросили наблюдателя правозащитной группы «Вясна» Татьяну Мастыкину после того, как она подала жалобу. Власти отклонили жалобу и сняли все обвинения против наблюдателей.

Предварительное заключение

Власти могут задерживать подозреваемого по уголовному делу на срок до 10 дней без предъявления официальных обвинений. Милиция часто задерживала людей на несколько часов, якобы для подтверждения их личности; снимала отпечатки пальцев и освобождала без предъявления обвинений.

Возможность для задержанного оспаривать законность содержания под стражей в суде.

Задержанные имеют право подать жалобу в судебную систему в отношении законности их содержания под стражей, однако власти часто подавляли или игнорировали такие обращения.

е. Отказ в честном публичном разбирательстве

Конституция предусматривает независимую судебную систему, но власти не соблюдают независимость и беспристрастность судов. Наблюдатели полагают, что коррупция, неэффективность и политическое вмешательство в судебные решения были широко распространены. Суды осудили отдельных лиц по ложным и политически мотивированным обвинениям, выдвинутым прокурорами, и наблюдатели полагали, что высокопоставленные правительственные лидеры и местные власти диктовали результаты судебных процессов.

Прокуроры могут продлевать срок заключения под стражей без разрешения судей. Адвокатам не предоставлялась возможность ознакомиться с материалами следствия, присутствовать во время следственных действий и допросов, либо изучать улики то тех пор, пока прокурор официально не передаст дело в суд. Прокуратура контролировала все технические экспертизы.

По закону коллегии адвокатов являются независимыми, и лицензированным юристам разрешается создавать частные юридические фирмы или бюро. Все юристы должны иметь лицензию Министерства юстиции и продлевать свои лицензии каждые пять лет.

В сентябре 2017 года постоянная комиссия Министерства юстиции, которая проверяет работу адвокатов, установила, что известный независимый адвокат Анна Бахтина имела «недостаточные профессиональные навыки», чтобы быть адвокатом защиты. Бахтина обжаловала решение комиссии об отзыве лицензии, но ее апелляция была отклонена. Кроме того, по меньшей мере еще семь адвокатов получили приказ пересдать экзамены в коллегию адвокатов.

Судебные процедуры

Закон предусматривает право на справедливое и публичное судебное разбирательство, но власти периодически игнорировали это право.

Закон предусматривает презумпцию невиновности. Тем не менее, отсутствие судебной независимости, практика государственных средств массовой информации по освещению громких дел, как будто вина уже была определена, и широко распространенные ограничения прав защиты часто возлагали бремя доказывания невиновности на обвиняемого.

Закон также предусматривает публичные судебные процессы, но власти иногда проводят закрытые судебные процессы в кабинетах судей.

Закон предоставляет обвиняемым право присутствовать на судопроизводстве, встречаться со свидетелями и представлять доказательства от своего имени, но власти не всегда соблюдали эти права.

Закон предусматривает доступ к адвокату для обвиняемого и требует, чтобы суды назначали адвоката для тех, кто не может себе этого позволить. Хотя по закону подсудимые могут просить, чтобы их судебные процессы проводились на белорусском языке, большинство судей и прокуроров не владели этим языком, отклоняли ходатайства о переводчиках и вели заседания на русском языке.

Суды часто допускали, чтобы заявления, полученные с применением силы и угроз причинения телесных повреждений во время допросов, использовались против обвиняемых. Некоторых обвиняемых судили заочно.

Обвиняемые имеют право обжаловать приговоры, и большинство из них так и поступали. Тем не менее, апелляционные суды поддержали решения нижестоящих судов в подавляющем большинстве случаев.

Политические заключенные и задержанные

Местные правозащитные организации предоставили несколько разных списков политических заключенных в стране. Ведущие местные правозащитные организации, в том числе «Весна» и Белорусский Хельсинкский комитет (БХК), признали двух человек узниками совести.

Дмитрий Полиенко, оппозиционер и активист анархистского движения, который участвовал в велосипедном ралли «Критическая Масса» в апреле 2016 года, был приговорен к двум годам условного заключения за применение насилия в отношении сотрудника ГАИ во время задержания, и за распространение порнографических изображений в социальных сетях в октябре 2016 года. Он был повторно арестован в апреле 2017 года, и отсрочка приговора была отменена, как утверждается, за участие в несанкционированных массовых мероприятиях. По распоряжению судьи он провел 18 месяцев и 13 дней (остаток двухлетнего срока) в тюрьме и был освобожден в октябре. Местные правозащитники призвали к его безоговорочному и немедленному освобождению, указав на мирный характер ралли «Критическая масса» и всех последующих акций протеста, в которых участвовал Полиенко.

Михаил Жемчужный, соучредитель ныне несуществующей неправительственной организации «Платформа» по наблюдению за тюрьмами, продолжает отбывать наказание в виде шести с половиной лет лишения свободы. В 2015 году он был осужден на закрытом заседании за умышленное разглашение секретной информации, незаконное приобретение или изготовление оборудования для получения секретной информации и предложение взятки должностному лицу.

ж. Произвольное или незаконное вмешательство в частную жизнь, семью, дом или переписку

Закон запрещает такие действия, но правительство не соблюдало эти запреты. Власти использовали прослушивание телефонных разговоров, видеонаблюдение и сеть информаторов, которые лишали людей частной жизни.

Закон требует ордера до или сразу после проведения обыска. Тем не менее, некоторые демократические активисты полагали, что КГБ вошел в их дома без предупреждения.

Силы безопасности продолжали преследовать лидеров оппозиции и гражданского общества путем произвольных обысков и допросов на пограничных переходах и в аэропортах. 7 марта независимый Белорусский профсоюз работников радиоэлектронной промышленности (РЭП) сообщил, что заместитель председателя организации Зинаида Михнюк и координатор молодежной сети Ханна Доус были задержаны на короткий период времени и подверглись обыску на белорусско-литовской границе. Доус сообщила СМИ, что пограничники обыскали ее вещи, не дав объяснений и не предъявив никаких обвинений.

Закон позволяет КГБ, Министерству внутренних дел, специальным службам безопасности, сотрудникам финансовой разведки и некоторым пограничным отрядам прослушивать телефонные разговоры. Прослушивание телефонных разговоров требует разрешения прокурора, но отсутствие прокурорской независимости сделало это требование бессмысленным.

Независимая группа по наблюдению за выборами «Права выбару» утверждает, что два контролируемых государством телеканала транслируют незаконно прослушанные разговоры между ее активистами.

Власти продолжали преследовать членов семей лидеров НПО, активистов гражданского общества и оппозиции путем избирательного применения закона. Марина Адамович, супруга активиста оппозиции Николая Статкевича, сообщила прессе, что шины их двух автомобилей были повреждены накануне ареста Статкевича 25 марта. Адамович подала жалобу в милицию, но по этому делу не было предпринято никаких действий.

Глава 2. Соблюдение гражданских свобод, в том числе:

а. Свобода выражения мнений, в том числе для прессы

Конституция предусматривает свободу выражения мнений, в том числе для прессы. Правительство не соблюдает эти права.

Свобода выражения мнений

Отдельные лица не могут публично критиковать президента и правительство или обсуждать вопросы, представляющие общественный интерес, не опасаясь репрессий. Власти снимали на видео политические встречи, проводили частые проверки документов и использовали другие формы запугивания. Власти также запретили носить маски, показывать определенные исторические флаги и символы, а также плакаты с надписями, представляющими угрозу для правительства или общественного порядка.

25 марта журналистка «Радио Свобода» сообщила, что она и по меньшей мере четыре человека были задержаны за ношение бело-красно-белых флагов за периметром милиции возле Минского оперного театра после концерта, посвященного 100-летию образования Белорусской Народной Республики.

10 сентября милиция задержала активистку оппозиции Нину Багинскую за то, что она держала плакат с надписью «Нет коммунизму» в центре Минска. Власти оштрафовали ее на 1225 рублей (612 долларов) за якобы несанкционированную акцию протеста.

Свобода прессы и СМИ

Ограничения правительства часто лимитировали доступ к информации и приводили к самоцензуре СМИ. СМИ, контролируемые государством, не обеспечивали сбалансированное освещение и представляли официальную версию событий. Появления оппозиционных политиков в государственных средствах массовой информации были редкими. Власти предупреждали, штрафовали, задерживали и допрашивали представителей независимых СМИ.

По закону правительство может закрыть издание, печатное или онлайн, после двух предупреждений в течение одного года за нарушение ряда установленных для прессы ограничений. Закон также запрещает СМИ распространять информацию от имени незарегистрированных политических партий, профсоюзов и НПО.

Хотя ни одно из независимых средств массовой информации, включая газеты и новостные сайты в Интернете, не обращалось за регистрацией в Министерство информации, они продолжали стремиться освещать события. Однако, большинство из них сталкивались с дискриминационной политикой публикации и распространения, включая ограничение доступа к правительственным чиновникам, контроль за размером тиражей газет и повышение стоимости печати.

Государственная почтовая система «Белпочта» и государственный дистрибьютор печатных изданий «Белсаюздрук» разрешили распространять по меньшей мере девять независимых газет и журналов, освещающих политику, в том числе «Новы Час», «Борисовские новости» и «Экспресс», которые были запрещены к распространению 11 лет.

Международные СМИ продолжали действовать в стране, но не без вмешательства и предварительной цензуры.

Насилие и преследование

Власти продолжали регулярно преследовать и задерживать местных и иностранных журналистов.

Силы безопасности постоянно мешали усилиям независимых журналистов освещать демонстрации и акции протеста в Минске и по всей стране. Независимая Белорусская ассоциация журналистов сообщила, что по состоянию на 15 сентября милиция оштрафовала, задержала и арестовала не менее 30 журналистов, выполнявших свои профессиональные обязанности в более чем 108 отдельных случаях.

7 августа Следственный комитет сообщил, что он возбудил уголовное дело по материалам, представленным департаментом кибербезопасности МВД, для расследования «незаконного доступа к компьютерной информации, вытекающей из личных интересов, которая нанесла значительный ущерб». Дело было возбуждено на основании жалобы, поданной государственным информационным агентством БелТА. Предварительное расследование Министерства внутренних дел показало, что «информация, хранящаяся в компьютерных системах БелТА, была незаконно получена более 15 000 раз без ведома или согласия БелТА в 2017–2018 годах». Власти задержали и допросили более 20 журналистов из независимых информационных агентств tut.by. BelaPAN, realt.by и Deutsche Welle и другие. Следователи также обыскали их дома и офисы, конфисковав компьютерное оборудование. В ноябре следователи обвинили 15 журналистов в незаконном доступе к информации. Наблюдатели заявили, что расследование и обвинения были несоразмерны предполагаемому преступлению, потому что служба новостей БелТА разместила ту же информацию для свободного публичного потребления вскоре после ее публикации для платных подписчиков. Обвинения против всех, кроме редактора tut.by, были впоследствии сняты, когда журналисты согласились выплатить штраф в размере 735 рублей (350 долларов США) каждый и до 17 000 рублей (7 980 долларов США) в качестве компенсации за ущерб, предположительно причиненный их действиями.

Правительство отказалось признавать некоторые иностранные СМИ, такие как польское телевидение «Белсат» и радио «Рация», и регулярно штрафовало независимых журналистов, работающих на них. По состоянию на 25 сентября, по меньшей мере, 31 журналист был оштрафован в 80 случаях за отсутствие государственной аккредитации или сотрудничества с зарубежными СМИ. По данным Белорусской ассоциации журналистов, журналисты-фрилансеры получили штрафы на общую сумму более 66 000 рублей ($ 33 000). Большая часть штрафов была наложена на журналистов, работающих на телеканале «Белсат».

Цензура или ограничения на содержание

Правительство оказывало давление на подавляющее большинство независимых изданий с целью самоцензуры, предупреждая их не сообщать по определенным темам и не критиковать правительство.

Законы о клевете

Клевета и оскорбление являются уголовными преступлениями. За клевету или оскорбление президента назначаются крупные штрафы и тюремное заключение сроком до четырех лет.

Свобода в интернете

Правительство вмешивалось в свободу интернета, контролируя электронную почту и интернет-чаты.

В соответствии с поправками к Закону о СМИ, которые вступили в силу 1 декабря, новостные сайты и любые интернет-источники информации подчиняются тем же правилам, что и печатные СМИ. Если веб-сайты решат не подавать заявку на регистрацию, они могут продолжать работать, но без статуса СМИ. Незарегистрированные онлайн-СМИ не могут получать аккредитацию от государственных органов для своих корреспондентов, которые также не смогут освещать массовые мероприятия или защищать источники информации.

Интернет-провайдеры новостей должны удалять контент и публиковать исправления, если это предписано властями, и должны соблюдать запрет на «экстремистскую» информацию. Закон также ограничивает доступ к веб-сайтам, содержание которых включает пропаганду насилия, войн или «экстремистской деятельности»; материалы, связанные с незаконным оружием, взрывчатыми веществами и наркотиками; торговля людьми; порнография; и информация, которая может нанести ущерб национальным интересам страны. Власти могут заблокировать доступ к сайтам, которые не подчиняются государственным заказам. В случае блокировки сетевая публикация теряет свою регистрацию.

Кроме того, владельцы интернет-сайтов могут быть привлечены к ответственности за комментарии пользователей, которые содержат любую запрещенную информацию, и эти сайты могут быть заблокированы.

24 января власти заблокировали оппозиционный новостной веб-сайт Charter97.org за публикацию информации, которая наносит ущерб национальным интересам. Министерство информации заявило, что на сайте размещены статьи, объявляющие время и место проведения несанкционированных демонстраций, и опубликована информация от имени незарегистрированных групп.

Власти следили за интернет-трафиком. По закону телекоммуникационная монополия «Белтелеком» и другие уполномоченные правительством организации имеют исключительное право на обслуживание интернет-доменов.

В ответ на вмешательство правительства и интернет-ограничения многие оппозиционные группы и независимые газеты переключились на интернет-домены, действующие за пределами страны.

В ряде случаев кибератаки неизвестного происхождения временно блокировали независимые сайты.

Академическая свобода и культурные мероприятия

Правительство ограничивало академическую свободу и культурные мероприятия.

Возможности получить высшее образование на белорусском языке (в сравнении с русским) в большинстве областей обучения были скудны. В то же время, 27 марта власти зарегистрировали в качестве юридического лица частный университет имени известного белорусского поэта Нила Гилевича, где все обучение будет проходить на белорусском языке.

Студенты из разных университетов и колледжей сообщили независимой группе по наблюдению за выборами, что их факультеты заставляют студентов досрочно голосовать, угрожая им выселением из общежитий.

Согласно директиве Министерства образования, учебные заведения могут отчислять студентов, которые занимаются антиправительственной или несанкционированной политической деятельностью.

б. Свобода мирных собраний и ассоциаций

Конституция предусматривает свободу мирных собраний; однако правительство строго ограничило это право. Власти использовали различные средства, чтобы препятствовать демонстрациям, разгонять их, минимизировать их эффект и наказывать участников.

Свобода мирных собраний

Только зарегистрированные политические партии, профсоюзы и неправительственные организации могут подавать заявку на проведение демонстрации более 1000 человек.

Закон устанавливает уголовную ответственность за объявление о намерении проводить демонстрации через Интернет или социальные сети до официального разрешения, участия в деятельности незарегистрированных НПО, обучения лиц для демонстрации, финансирования публичных демонстраций или привлечения иностранной помощи «в ущерб» стране. Нарушения наказываются лишением свободы на срок до трех лет. Лица с неснятыми судимостями за преступления, связанные с нарушением мира и порядка, государственности и управления, общественной безопасности и общественной морали, не имели права выступать в качестве организаторов массовых мероприятий.

Власти, как правило, выдают разрешения на демонстрации оппозиции только в том случае, если они проводятся в специально отведенных местах, вдали от городских центров. Измененный закон позволил организаторам уведомлять власти о массовом мероприятии, запланированном в указанном месте, не позднее, чем за 10 дней до даты мероприятия. Власти должны сообщить организаторам об отказе не позднее, чем за пять дней до мероприятия.

Власти использовали запугивание и угрозы, чтобы отговорить людей участвовать в демонстрациях, открыто снимать на видео участников и налагать большие штрафы или тюремное заключение на участников несанкционированных демонстраций. Кроме того, власти требовали от организаторов заключать контракты с полицией, пожарной службой, органами здравоохранения и санитарными службами на их услуги после массового мероприятия. Власти отказались от некоторых из этих требований к празднованию 25 марта 100-летия Белорусской Народной Республики (БНР).

В течение года местные власти по всей стране отклонили десятки заявок на разрешение на проведение различных демонстраций.

В то время как власти города Минска сотрудничали с оппозиционными группами, чтобы устроить митинг и концерт в честь 100-летия Белорусской Народной Республики перед Оперным театром 25 марта, они отклонили две других заявки о проведении шествий в тот же день. Второе заявление было подано активистом оппозиции Николаем Статкевичем и его сторонниками на марш от центральной площади Якуба Коласа через главный проспект к месту проведения концерта. Когда Статкевич решил выполнить свой план без разрешения, милиция арестовала его, когда он выходил из дома. Милиция также арестовала около 60 человек, собравшихся на площади Якуба Коласа.

Кроме того, власти Могилева и Гомеля отказали местным активистам в разрешении на проведение митингов в городских центрах 25 марта.

По всей стране, по крайней мере, в 11 различных населенных пунктах, было кратковременно задержано примерно 57 человек, по-видимому, чтобы предотвратить их участие в событиях 25 марта в Минске.

3 июля, отмечаемый как День независимости Беларуси, милиция разогнала несанкционированную акцию протеста и задержала около 30 человек, включая Николая Статкевича и пять наблюдателей от правозащитной группы «Весна». Статкевич и, по крайней мере, еще трое активистов остались под стражей на ночь и предстали перед судом 4 июля. Минский районный суд приговорил Статкевича к штрафу в размере 980 рублей (490 долларов США) за призывы к участию в несанкционированной акции протеста 3 июля.

С июня по октябрь власти оштрафовали, задержали или арестовали более 20 протестующих на месте массовых расстрелов сталинской эпохи Куропаты. Протестующие выступили против строительства и эксплуатации ресторана в непосредственной близости от мемориала. В то время как полиция неоднократно штрафовала большинство активистов за предполагаемое нарушение правил дорожного движения и участие в несанкционированных демонстрациях, ряд протестующих, в том числе сопредседатель партии «Белорусская христианская демократия» (БХД) Павел Северинец, активист кампании «Европейская Беларусь» Максим Винярский и режиссер Алексей Турович, были приговорены 10 суткам административного ареста.

Свобода ассоциаций

Все НПО, политические партии и профсоюзы должны получить разрешение Министерства юстиции на регистрацию. Правительственная комиссия рассматривает и утверждает все заявки на регистрацию; его решения основывались главным образом на политической и идеологической совместимости с официальными взглядами и практикой.

Закон устанавливает уголовную ответственность за деятельность, проводимую от имени незарегистрированных групп, и предусматривает наказание членов группы от штрафов до двух лет лишения свободы.

в. Свобода религии

г. Свобода передвижения

Закон предусматривает свободу внутренних передвижений, выездов за границу, эмиграции и репатриации, но власти иногда ограничивали право граждан, в частности бывших политических заключенных, на выезд за границу. Правительство сотрудничало с Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) и другими гуманитарными организациями в обеспечении защиты и помощи беженцам, возвращающимся беженцам, лицам, ищущим убежища, лицам без гражданства и другим лицам, вызывающим обеспокоенность.

Зарубежные поездки

Правительственная база данных лиц, которым запрещено выезжать за границу, содержала имена лиц, которые обладали государственными секретами, сталкивались с уголовным преследованием или гражданскими исками или имели невыполненные финансовые обязательства.

Изгнание

Закон не разрешает принудительное изгнание, но источники утверждают, что силы безопасности продолжали угрожать некоторым членам оппозиции телесными повреждениями или судебным преследованием, если они не покинут страну, и многие были в добровольном изгнании.

Защита беженцев

Закон предусматривает предоставление убежища или статуса беженца, а также дополнительную и временную защиту иностранным гражданам и лицам без гражданства, за некоторыми исключениями.

В период с января по сентябрь 364 иностранцам была предоставлена дополнительная защита (среди них 333 украинца, 14 сирийцев, шесть йеменцев, семь афганцев, один грузин и три египтянина).

Лица без гражданства

По состоянию на 1 июля Министерство внутренних дел и УВКБ ООН отметили 6 618 лиц без гражданства в стране; все имели постоянное место жительства, по данным властей.

Глава 3. Свобода участия в политических процессах

Закон предоставляет гражданам возможность выбирать свое правительство на свободных и справедливых периодических выборах, проводимых тайным голосованием и основанных на всеобщем и равном избирательном праве, но правительство последовательно отказывает гражданам в этой возможности, не проводя выборы в соответствии с международными стандартами.

С момента своего избрания в 1994 году на четырехлетний срок в качестве первого президента страны Лукашенко неуклонно консолидировал власть в исполнительной власти, чтобы доминировать во всех ветвях власти, фактически прекращая любое разделение полномочий между ними. Незаконные референдумы в 1996 и 2004 годах внесли поправки в конституцию, чтобы расширить его полномочия, продлить срок его полномочий и отменить ограничения на президентский срок. Последующие выборы, в том числе президентские выборы 2015 года и парламентские выборы 2016 года, лишали граждан права выражать свою волю в честном и прозрачном процессе, включая справедливый доступ к средствам массовой информации и ресурсам.

Выборы и политическое участие

Недавние выборы

По данным независимых местных наблюдательных групп, местные выборы 18 февраля сопровождались многочисленными нарушениями, включая досрочные выборы, многократное голосование, непрозрачное голосование на дому и непрозрачный подсчет голосов по всей стране. 19 февраля Центральная избирательная комиссия (ЦИК) сообщила, что официальная явка составила 77,05 процента.

Независимые наблюдатели отметили, что ряду кандидатов от оппозиции было отказано в регистрации по надуманным причинам и что процесс регистрации не был открыт для наблюдателей. В ряде случаев комиссии отстраняли независимых наблюдателей от избирательных участков за то, что они якобы вмешивались в их работу, и запрещали им снимать на видео или фотографировать. Наблюдатели за соблюдением прав человека, независимые наблюдатели и эксперты пришли к выводу, что выборы не соответствовали международным стандартам и что власти отклонили большинство жалоб, поданных кандидатами от оппозиции, их представителями или независимыми наблюдателями.

Государственные органы не приглашают наблюдателей ОБСЕ / БДИПЧ на местные выборы.

Парламентские выборы в сентябре 2016 года не соответствовали международным стандартам. Однако впервые за 12 лет альтернативные голоса были представлены в парламенте. Выборы сопровождались рядом давних системных недостатков, согласно промежуточному докладу Миссии ОБСЕ / БДИПЧ, Парламентской ассамблеи ОБСЕ и Парламентской ассамблеи Совета Европы. В то время как миссии наблюдателей и международное сообщество приветствовали видимые усилия властей по улучшению процедурных условий, ряд ключевых давних рекомендаций Венецианской комиссии ОБСЕ / БДИПЧ и Совета Европы остался без внимания.

Политические партии и участие в политической жизни

Власти регулярно преследовали и препятствовали деятельности оппозиционных политических партий и активистов. Некоторым оппозиционным партиям не хватало правового статуса, потому что власти отказывались их регистрировать, а правительство регулярно вмешивалось в право организовывать свои выборы, баллотироваться на выборах, голосовать и публиковать мнения.

В течение года власти оштрафовали и арестовали лидеров оппозиционных политических партий за нарушение Закона о массовых мероприятиях и участие в многочисленных несанкционированных демонстрациях.

Глава 4. Коррупция и отсутствие прозрачности в правительстве

Закон предусматривает уголовное наказание за должностную коррупцию, и правительство регулярно преследует должностных лиц, предположительно коррумпированных; однако в сообщениях указывалось, что некоторые должностные лица продолжали безнаказанно заниматься коррупционными действиями.

Коррупция

Согласно официальным источникам, большинство дел о коррупции касалось вымогательства и получения взяток, мошенничества и злоупотребления властью.

Генеральная прокуратура несет ответственность за организацию и координацию деятельности по борьбе с коррупцией, включая мониторинг правоохранительных операций, анализ эффективности осуществляемых мер, надзор за вовлеченными сторонами и разработку новых законов.

В июне Генеральная прокуратура сообщила, что с января по май власти расследовали 1107 случаев коррупции по сравнению с 584 случаями за тот же период в 2017 году. Наиболее коррумпированными секторами были государственное управление и закупки, промышленный сектор, строительная индустрия, здравоохранение и образование.

Глава 5. Правительственное отношение к международному и неправительственному расследованию предполагаемых нарушений прав человека

Две известные правозащитные НПО - БХК и Центр правовой трансформации - действовали в качестве зарегистрированных лиц. Правительство отказалось зарегистрировать ряд других, подвергая их риску в соответствии с уголовным кодексом, который предусматривает уголовную ответственность за организацию или участие в какой-либо деятельности незарегистрированной организации. Закон также запрещает лицам действовать от имени незарегистрированных НПО. Тем не менее, некоторые незарегистрированные НПО, в том числе «Весна» и «Юридическая помощь населению», продолжали действовать.

Власти преследовали как зарегистрированные, так и незарегистрированные правозащитные организации. Они подвергали их частым проверкам и угрозам отмены регистрации, по сообщениям, отслеживали их переписку и телефонные разговоры, а также преследовали членов семей руководителей групп и активистов.

В течение года банковские счета БХК оставались заблокированными из-за давней задолженности по налогам, связанной с иностранным финансированием в начале 2000-х годов, но правительство разрешило комитету работать без какого-либо вмешательства.

Власти неохотно обсуждали проблемы прав человека с международными правозащитными НПО или другими должностными лицами по правам человека, и представители международных неправительственных организаций часто испытывали трудности с получением разрешения на въезд в страну.

Власти могут закрыть НПО после выдачи только одного предупреждения о том, что она нарушила закон. Наиболее распространенными предлогами, побуждающими к предупреждению или закрытию, были невозможность получить юридический адрес и технические расхождения в заявочных документах.

Организация Объединенных Наций и другие международные организации

28 сентября Совет ООН по правам человека назначил Анаис Марин новым Специальным докладчиком по Беларуси. 1 октября официальный представитель МИД Беларуси Анатолий Глаз заявил, что правительство продолжает выступать против «политизированного» мандата докладчика и не признает его. Предыдущий докладчик Миклош Харашти, срок полномочий которого истек 31 октября, опубликовал свой окончательный доклад на 73-й сессии Третьего комитета ГА ООН 24 октября, отметив, что положение с правами человека в Беларуси не улучшилось за шесть лет его пребывания в должности. В ответ белорусский дипломат, советник Инна Василевская, назвала доклад и речь Харашти «фарсом».

Глава 6. Дискриминация, социальные злоупотребления и торговля людьми

Изнасилования и насилие в семье

Закон предусматривает уголовную ответственность за изнасилование в целом, но не содержит отдельных положений, касающихся изнасилования в браке. По данным Министерства внутренних дел, в 2017 году было зарегистрировано 184 случая изнасилования или попытки изнасилования.

Насилие в семье было серьезной проблемой, и правительство приняло меры, чтобы предотвратить его в течение года.

26 ноября высокопоставленный представитель министра внутренних дел заявил, что каждый третий человек, убитый в стране, был убит членом семьи и что в январе-октябре министерство установило, что 115 женщин являются жертвами убийств и нанесения тяжких телесных повреждений в преступлениях, связанных с насилием в семье. 41 жертва умерла. С января по август власти также издали около 5500 охранных приказов.

25 апреля власти арестовали жителя города Воложин по обвинению в избиении супруги до смерти. Семья с двумя несовершеннолетними детьми жила в общежитии, и их соседи сообщили полиции, что жертва жаловалась на жестокое обращение и насилие в семье. Дело находилось на стадии рассмотрения в конце года.

Сексуальные домогательства

Сексуальные домогательства были широко распространены, но никаких конкретных законов, кроме законов против физического насилия, не имелось.

Принуждения, связанные с рождаемостью

Женщины-инвалиды, а также беременные женщины, у чьих детей была диагностирована потенциальная инвалидность в утробе матери, сообщили, что некоторые врачи настаивали на том, чтобы прервать беременность.

Дискриминация

Закон предусматривает равное обращение с женщинами в отношении владения имуществом и наследования, семейного права, равной оплаты за равный труд (хотя на практике женщинам часто платят меньше), а также в судебной системе, и закон в целом соблюдается.

Дети

Регистрация рождения

Гражданство гарантируется либо по рождению внутри страны, либо от родителей. Ребенок гражданина является гражданином независимо от места рождения, даже если один из родителей не является гражданином.

Жестокое обращение с детьми

Правительство разработало комплексный национальный план на 2017–2011 годы для улучшения ухода за детьми и защиты прав детей, в том числе для жертв жестокого обращения с детьми, насилия в семье и сексуальной эксплуатации в коммерческих целях, и признало отсутствие финансирования и неэффективность осуществления определенных защитных мер.

При поддержке неправительственных организаций, занимающихся защитой прав детей, власти широко применяли процедуры одноразового собеседования с жертвами жестокого обращения с детьми в рамках расследований или уголовных дел в специализированных учреждениях под непосредственным руководством психологов. Суды использовали записанные показания, чтобы избежать многократного вызова жертв жестокого обращения с детьми на слушания.

В докладе ЮНИСЕФ, опубликованном в марте, отмечается низкая осведомленность детей и родителей о существующих видах насилия в отношении детей; ограниченный потенциал специалистов по выявлению, регистрации, отчетности и рассмотрению случаев насилия, а также слабое сотрудничество в области предотвращения насилия и реагирования среди специалистов.

Изнасилование или сексуальное насилие в отношении несовершеннолетнего лица наказывается лишением свободы на срок до 15 лет. Сексуальные действия между лицом старше 18 лет и лицом моложе 16 лет наказываются лишением свободы на срок до пяти лет.

Сексуальная эксплуатация детей

Минимальный возраст для достижения согласия - 16 лет. Детская проституция была проблемой, и правительство предприняло некоторые шаги для ее решения. С января по октябрь Министерством внутренних дел расследованы 63 случаев производства и распространения детской порнографии и выявлено 25 несовершеннолетних жертв. Закон предусматривает наказание до 13 лет лишения свободы за изготовление или распространение порнографических материалов с изображением несовершеннолетнего. Закон в целом был исполнен.

Институционализированные дети

Не было системы мониторинга жестокого обращения с детьми в детских домах или других специализированных учреждениях. Власти публично не сообщали о каких-либо случаях жестокого обращения с детьми в учреждениях. Были обвинения в жестоком обращении в приемных семьях. Правительство инициировало или продолжило расследование некоторых из этих случаев.

Исследование ЮНИСЕФ показало, что более двух из пяти детей в учреждениях интернатного типа подвергались психологическому или психологическому насилию.

Антисемитизм

По оценкам еврейской общины, в стране проживает от 30 000 до 40 000 евреев.

Антисемитские инциденты продолжались. Антисемитские и ксенофобские газеты, литература, цифровые видеодиски и видеозаписи, часто импортируемые из России, были широко доступны.

Люди с ограниченными возможностями

Закон предписывает, чтобы транспорт, места жительства и предприятия были доступны для людей с ограниченными возможностями, но лишь немногие общественные места были доступны для людей в инвалидных колясках или с нарушениями слуха и зрения. По оценкам Национальной ассоциации пользователей инвалидных колясок, более 90 процентов людей с ограниченными физическими возможностями не могут покинуть свои места проживания без посторонней помощи.

Отсутствие в стране возможностей для самостоятельной жизни не оставило многим инвалидам другого выбора, кроме как жить в государственных учреждениях. Приблизительно 80 таких учреждений по всей стране насчитывают более 19 000 человек. Организации по защите прав инвалидов сообщили, что качество медицинской помощи в этих учреждениях было низким, и сообщалось о случаях фундаментальных нарушений прав человека, преследования, жестокого обращения и других злоупотреблений.

Инвалиды, особенно лица с нарушениями зрения и слуха, часто сталкивались с проблемами доступа к судам и получения судебных переводчиков. Женщины-инвалиды часто сталкивались с дискриминацией, и были сообщения о том, что власти пытались забрать детей из семей, в которых родители были инвалидами, утверждая, что они не будут надлежащим образом заботиться о своих детях.

Национальные / расовые / этнические меньшинства

Государственная и общественная дискриминация рома сохранялась. По словам лидеров цыганских общин, органы безопасности и правоохранительные органы произвольно задерживали и преследовали цыган, в том числе путем принудительного снятия отпечатков пальцев, ненадлежащего обращения в местах заключения и этнических оскорблений.

Власти продолжали преследовать независимый и незарегистрированный Союз поляков Беларуси, поддерживая проправительственную организацию с аналогичным названием.

Наблюдались также проявления враждебности по отношению к сторонникам национальной культуры, которые правительство часто отождествляло с деятелями демократической оппозиции, которые президент неоднократно называл «пятой колонной».

Акты насилия, дискриминации и других злоупотреблений на основе сексуальной ориентации и гендерной идентичности

Однополые отношения между взрослыми по обоюдному согласию не являются незаконными, но дискриминация в отношении ЛГБТИ была широко распространена, и имели место притеснения. Общественная дискриминация в отношении активистов ЛГБТИ продолжалась . Милиция ненадлежащим образом обращалась с ЛГБТИ и отказывалась расследовать преступления против них.

Социальная стигма людей с ВИЧ и СПИД

Социальная дискриминация людей, живущих с ВИЧ / СПИДом, оставалась проблемой. Объединенная программа ООН по ВИЧ / СПИДу отметила, что были многочисленные сообщения о ВИЧ-инфицированных, которые сталкивались с дискриминацией, особенно на рабочих местах и во время собеседований.

Правительство продолжало транслировать и публиковать рекламу государственных служб, повышая осведомленность о ВИЧ / СПИДе и призывая к большей терпимости по отношению к людям, зараженным вирусом.

Глава 7. Права рабочих

а. Свобода ассоциаций и право на ведение коллективных переговоров

Хотя закон предусматривает право работников, за исключением органов государственной безопасности и военного персонала, создавать независимые профсоюзы и вступать в них, а также участвовать в забастовках, он накладывает ряд серьезных ограничений на осуществление этих прав.

Юридические требования для проведения забастовки высоки. Например, забастовки могут проводиться только через три или более месяцев после неудачного разрешения спора между профсоюзом и работодателем. Продолжительность забастовки должна быть указана заранее. Кроме того, минимальное количество работников должно продолжать работать во время забастовки.

Закон о массовых мероприятиях также серьезно ограничивал демонстрации, митинги и другие публичные акции.

24 августа Минский районный суд осудил председателя независимого профсоюза РЭП Геннадия Федынича и главного бухгалтера Игоря Комлика за якобы уклонение от уплаты налогов в 2011 году и приговорил к двум-четырем годам домашнего ареста. Суд также запретил профсоюзным деятелям занимать какие-либо административные должности в течение пяти лет.

Правительство требует, чтобы государственные служащие, включая работников государственных предприятий, которые составляли приблизительно 70 процентов рабочей силы, подписывали краткосрочные трудовые договоры. Хотя срок действия таких контрактов может составлять до пяти лет, срок действия большинства из них истекает через год, что дает правительству возможность увольнять сотрудников, отказываясь продлевать их контракты.

б. Запрет на принудительный или обязательный труд

Закон запрещает все формы принудительного или обязательного труда, но правительство не обеспечивает эффективное соблюдение его положений.

В январе правительство отменило президентский указ 2015 года «О предотвращении социального иждивенчества», целью которого было принуждение людей к трудоустройству, и установил дополнительный налог для лиц, которые работали менее шести месяцев в течение года, до 360 рублей (180 долларов США) в год. Указ распространялся на всех жителей, за исключением пенсионеров старшего возраста, несовершеннолетних, инвалидов и некоторых других групп.

Минские власти требовали, чтобы официально зарегистрированные безработные выполняли общественные работы два дня в месяц с мая по сентябрь и один день в месяц с октября по декабрь и с января по апрель. Кроме того, им было запрещено получать пособие по безработице в размере до 46 рублей (24 долл. США) в месяц, в зависимости от продолжительности безработицы, если они выполняли менее 22 рабочих дней на общественных работах в течение года. Лица с ограниченными возможностями, родители-одиночки и родители трех и более детей, а также родители детей с ограниченными возможностями и в возрасте до 18 лет были освобождены.

Практика тюремного труда равносильна принудительному труду. Бывшие заключенные утверждали, что их месячная заработная плата составляла всего три-четыре рубля (1,5-2 доллара).

в. Запрет детского труда и минимальный возраст для найма на работу

Закон запрещает худшие формы детского труда. Минимальный возраст для приема на работу - 16 лет, но дети в возрасте до 14 лет могут заключать трудовой договор с письменного согласия одного из родителей или законного опекуна. Генеральная прокуратура несет ответственность за соблюдение закона. Правительство, как правило, применяет наказания от штрафов и выговоров до 12 лет лишения свободы, что являлось достаточным для предотвращения большинства нарушений. Детский труд имел место в сельскохозяйственном секторе.

г. Дискриминация в отношении занятости и профессии

Закон запрещает дискриминацию по признаку расы, пола, языка или социального статуса. Эти законы не применяются конкретно к занятости или профессии. В сфере труда имела место дискриминация по признаку этнической принадлежности, пола, инвалидности, языка, сексуальной ориентации и гендерной идентичности и самовыражения, а также ВИЧ-положительного статуса.

д. Приемлемые условия труда

По состоянию на 1 октября минимальная месячная заработная плата в стране превышала черту бедности.

Закон устанавливает стандартную рабочую неделю в 40 часов и предусматривает, по крайней мере, один 24-часовой период отдыха в неделю. Закон предусматривает обязательную оплату сверхурочных и девятидневного отпуска и ограничивает сверхурочную работу до 10 часов в неделю, с максимальным сверхурочным временем 180 часов в год.

Закон устанавливает минимальные условия для безопасности на рабочем месте, но работодатели часто игнорировали эти стандарты. Государственная инспекция труда часто игнорировала нарушения. Количество инспекторов было недостаточным для предупреждения нарушений.

Правительство сообщило, что около 400 000 человек были заняты в неофициальной экономике. Закон не распространяется на неофициальных работников.

Министерство труда сообщило, что с января по июнь на рабочих местах погибло 70 человек.