15 июля 2020, среда, 3:07
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Написавший заявление на Лукашенко белорус: Все сказали, что поступил правильно

33
Написавший заявление на Лукашенко белорус: Все сказали, что поступил правильно
Александр Матвеев

Мать Александра Матвеева умерла от коронавируса, но это не включили в официальную статистику.

68-летняя жительница Полоцка Лидия Матвеева скончалась 2 апреля в Витебской областной клинической больнице. После смерти семья узнала, что у нее был коронавирус. Сын уверен, что она заразилась в больнице, передает «Радыё Свабода».

«Моя мама умерла и ее не включили в официальную статистику, - говорит сын Людмилы. - Представьте, она лежала в больнице, где не было предпринято никаких мер предосторожности. Мой сын навещал ее, другие бабушки навещали ее. Это катастрофично!»

Лидия Матвеева уже вышла на пенсию, она долгое время работала продавщицей, рассказал ее сын Александр Матвеев. Он и его семья давно живут во Франции.

В больнице женщина пролежала несколько недель, жалуясь на боли в спине.

«Они долго не могли найти причину. Ей сделали МРТ, нашли доброкачественную опухоль, удалили ее. Она уже начала там ходить, - рассказывает Александр. - Потом я ей позвонил, а она кашляет. Я спрашиваю - что с тобой? Она говорит - бронхит. Я думаю, что за бронхит? Она до последнего, пока не поднялась температура, не начались проблемы с дыханием, лежала в больнице в обычном послеоперационном отделении. Представьте, что все люди под ударом. В Европе такие пациенты изолированы в боксах, а в Беларуси говорят, что им на тракторе нужно ездить».

Александр убежден, что коронавирусом мать заразился в больнице. Он утверждает, что в неврологическом отделении, где она находилась, не принималось никаких мер безопасности. Когда он разговаривал с мамой по видеосвязи, она всегда была без маски.

«В последний раз, когда я с ней разговаривал, 30 марта, она все еще не была в тяжелом состоянии. Но после этого я понял, что она уже знала, что больна и как будто прощалась со мной, - вспоминает Александр. - У нее тогда была температура, но не было проблем с дыханием».

Лидия Матвеева скончалась 2 апреля. Похоронами занимался друг Александра. О том, что у матери был коронавирус, стало известно из справки. На прощании гроб был закрыт, но кремации не было.

Александр был возмущен этой ситуацией.

«Я позвонил в дежурное отделение Полоцкого РУВД, потому что в соответствии с законом об обращениях граждан можно подать заявление и отправить его по телефону, - говорит он. - В заявлении я изложил обстоятельства смерти моей матери и попросил привлечь к ответственности Лукашенко, который не предпринял необходимых мер для защиты населения от особо опасного коронавируса».

Далее, говорит Александр, ситуация сложилась для него интересным образом. По телефону ему долго не хотели говорить номер, под которым зарегистрировано его заявление. Наконец номер назвали: 547 039.

«В этот же день, очень оперативно, к моему другу приехали сотрудники КГБ, милиция, из отдела уголовного розыска. Также пришли к бабушкам, которые были на похоронах, - рассказывает Александр. - Я уже не знаю, чего они хотели от бабушек, но друг сказал, что показал им свидетельство о смерти, рассказал все как есть. И говорит, что они пришли с досье на меня и моих родственников. Я вообще не понимаю, на каком основании они распространяют информацию обо мне? Такая информация раскрывается только по требованию суда и компетентных органов. Но ходить с папкой и трясти ею - это незаконно, я так думаю».

Александр говорит, что оперативник спрашивал у него, по какому адресу отправить ему ответ.

«Такое чувство, что у него ответ уже готов. Я сказал ему адрес и попросил опубликовать ответ на официальном сайте. Пусть люди прочитают ваш ответ! Какой будет ответ, все узнают. Я все равно его опубликую», - говорит он.

Александр называет меры безопасности во Франции во время пандемии «беспрецедентными».

«На улицу просто так не выйдешь. Теперь уже все должны ходить в масках и перчатках. Мы выходим по специальной справке, везде полицейские кордоны. Я думаю, что это правильно, - объясняет Александр. - И первое, что нужно сделать, это информировать население. А он (Лукашенко – ред.) говорит, что ничего нет. И прячут настоящие цифры. Старые люди живут и не знают, что они в зоне риска. Может, хоть сейчас власть начнет двигаться».

Александр говорит, что он обеспокоен безопасностью своих друзей и семьи в Беларуси. «Но мне все написали, что я поступил правильно, - говорит он. - Мне кажется, уже нет такого страха перед ним, как раньше».

Юрист Валентин Стефанович заявил, что такой способ подачи заявления следует считать законным. Однако, он сомневается, что это будет иметь правовые последствия.

Журналисты попытались получить комментарий от администрации Витебской областной клинической больницы, но по телефонам, указанным на сайте, никто не отвечает.

В главном управлении здравоохранения Витебского облисполкома сослались на то, что все ответственные лица на встрече, и попросили обратиться позже.

«Такое обращение было, сейчас проводится проверка», - сказала официальный представитель отдела полиции Полоцкого райисполкома Ольга Шкуратова.