31 октября 2020, суббота, 7:07
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Николай Козлов: Для Лукашенко это последнее лето

92
Николай Козлов: Для Лукашенко это последнее лето
Фото: spring96.org

Белорусам удастся переломить ситуацию и мирно сменить режим.

Многотысячный Пикет солидарности прошел в Минске 18 июня. Люди выстроились в живую цепь на несколько километров, акция продолжалась около семи часов. На следующий день, 19 июня, на пикеты протеста и солидарности по всей Беларуси вышли десятки тысяч человек.

Лидер Объединенной гражданской партии Николай Козлов был одним из инициаторов проведения пикетов солидарности. Политик ответил на вопросы Charter97.org.

- Два дня подряд в Беларуси происходило что-то невероятное. Почему столько людей вышло на улицы?

- Во-первых, людей на пикеты солидарности привело возмущение той несправедливостью, которую власть позволяет себе в отношении сильных конкурентов. Это - абсолютная бессовестность, пренебрежение общественным мнением. Белорусы уже не будут мириться с тем, что эта власть не воспринимает их как народ.

Во-вторых, людей мобилизовало то, что произошло с кандидатами, которым они высказали доверие. Понимаете, теперь белорусы мыслят иначе: люди считают, что посадили не просто Тихановского или Бабарико - это отчасти посадили и их самих. У меня такое сложилось впечатление: на улицу хлынуло возмущение созревшего в политическом смысле народа.

Обращу внимание, что акции начинались с пикетов по сборам подписей, а потом продолжилась автономно. Это очень важно, что люди вышли сами. То, что было в эти дни после 9 часов вечера - это инициатива людей, их внутренняя потребность. Было очевидно, что их никто специально не организовывал.

Это была внутренняя потребность: выйти и сказать властям, что мы не согласны с тем безобразием, которое они творят, и мириться с ним не будем. Это самое важное: протесты пошли не по вертикали, а сработали горизонтальные связи.

На акциях солидарности было даже сложно найти лидера. Люди самоорганизовались. И это замечательно.

- В 2010 году альтернативные кандидаты и лидеры оппозиции тоже оказались в «американке», но тогда народ не смог защитить тех, за кого отдал голоса. Что изменилось в стране с тех пор?

- Ситуация изменилась кардинально. В 2010 году еще не было этой критической массы недовольства, усталости от власти и возмущения. Все-таки некоторую часть белорусов тогда устраивало существовавшее положение вещей. Сейчас мы видим, что сохранить «статус кво» уже невозможно. Мы это чувствуем, заходя в троллейбус, гуляя по улице, разговаривая с совершенно незнакомыми людьми - будь то в магазине или в такси. Мы видим, что это возмущение и желание перемен материализуется в воздухе. Оно исходит от каждого человека.

В четверг, 18 июня, на пикете была лишь маленькая доля этих замечательных, храбрых, честных людей. Поверьте, это удивительные люди. Я шел по тому пикету, когда пошел дождь с градом, и они, не прячась, стояли дальше. Я просил их просто спрятаться и переждать, но они отвечали: нет, они там сидят в тюрьме, им трудно - и мы потерпим. Таких людей было много. Это трогало до слез. Удивительные люди…

- Лидеры Евросоюза четко высказались в поддержку протестующих белорусов и потребовали освободить политзаключенных. Как вы считаете, какие меры ЕС ударили бы по властям сильнее всего?

- Прежде всего, экономические. Мне очень приятно слышать, что Евросоюз наконец вспомнил о ценностях. Европейские ценности нужно ставить во главу угла.

Очень надеюсь, что санкции будут, во-первых, точечными. Во-вторых – личными. Для Лукашенко и его приближенных важно их личное благополучие. Мы видим, что он только для виду пытается показать себя, как прежде, председателем совхоза, но на самом деле оброс роскошью. Мне кажется, скоро мы получим возможность посмотреть, как он жил. Виктору Януковичу тогда будет стыдно, что он жил сравнительно скромно со своими золотыми батонами и всем, что нашли у него в резиденциях.

Поэтому так важны персональные и экономические санкции. Надо не дать возможности Лукашенко брать деньги у Евросоюза и тратить их по своему усмотрению.

- Вы упомянули Януковича. В истории его падения эксперты указывают на череду ошибок. Действует ли такой фактор и против сегодняшних белорусских властей?

- Безусловно. Это очевидно. Первый звонок был, когда приняли декрет о «тунеядцах». Это была пощечина каждому гражданину, особенно, тем, кто попали в сложную ситуацию, когда вообще нет работы в регионе. Тогда по всем городам, большим и маленьким, вышли люди. Сами. Они не готовы были с этим мириться.

И сейчас своими провокациями, своей риторикой, пренебрежением к народу, неадекватными действиями во время пандемии белорусский режим приближает свое падение.

Это очень характерное для Лукашенко поведение, ему абсолютно наплевать на белорусский народ. Поэтому он говорит, что у нас «нет коронавируса», «нам не нужен карантин». У меня складывается впечатление, что он просто захотел избавиться от пожилых и больных людей. В свое время в фашисткой Германии этим занимались в 1930-е годы.

Поведение Лукашенко стало причиной того, что люди по отношению к нему сейчас чувствуют. Белорусы больше не готовы с мириться с таким человеком у власти. Это кипение и возмущение как раз попало на этот год, год выборов. Я убежден, что нам удастся переломить ситуацию и мирно сменить режим. Когда на улицу выйдут миллионы человек, ни один репрессивный аппарат не в состоянии будет с ними справиться. Лукашенко придется смириться и уйти.

- Вы сказали на Пикете солидарности, что Лукашенко уже сильно напуган.

- Он действительно напуган, поэтому и ведет себя истерично. Он говорит какие-то вещи, которые не укладываются в голову нормальному человеку. Все очевидные провокации, задержания, фальсификации уголовных дел – результат того, что он боится белорусского народа, боится потерять кресло, расстаться со своим гаремом, резиденциями, самолетами.

Что касается охраняющих его силовых структур, то часть их прикормлена, стоит рядом с корытом, черпает оттуда полной ложкой. Наверно, такие останутся с ним до конца, потому что их уже связывают совместные преступления. Давайте не забывать, что рядом с ним до сих пор есть люди, которые причастны к пропаже политиков, в том числе, и из нашей Объединенной гражданской партии. Они повязаны с кем-то кровью, с кем-то экономическими махинациями.

Что касается среднего и нижнего звена силовых структур, то я с ними периодически общаюсь и знаю их реальные настроения. Подавляющему большинству из них не нравится то, что твориться. С одной стороны, милиция ведет себя брутально, но я вам скажу, что это маленькая часть милиции, группа подонков, которая делает карьеру на беззаконии. Подавляющая часть милиции борется с преступностью, обеспечивает правопорядок и выполняет свои обязанности. Эта часть, а их большинство, к нам присоединится, как только увидит, что белорусы действительно поднялись. В этом у меня нет никаких сомнений.

- Уже не раз приходилось слышать такую оценку: народ выиграл у власти первый бой, первый раунд. Возникает вопрос: что делать дальше? Ведь даже кандидаты протеста и политзаключенные пока еще не освобождены.

- Надо действовать по обстоятельствам. Возвращаясь к теме солидарности с политзаключенными, напомню: я выходил не только после ареста Виктора Бабарико, но и после ареста Сергея Тихановского. Тогда я получил свой штраф за «кормление голубей».

Я считаю, что в данной ситуации, пока идет эта избирательная кампания, да и вообще всегда, мы должны быть солидарны со всеми, кого таким безобразным образом задерживают, лишают свободы и возможности участвовать в политической жизни. Это очень важно. Мы должны поддерживать этих людей всеми способами: на улице, общаясь, объединяясь какие-то интернет-сообщества.

Но главное: мы должны не допустить того, что сейчас готовит нам власть. А они готовят очередной срок для Лукашенко. Мы просто не можем этого допустить.

У нас осталось всего два месяца, даже меньше. Нам надо просто отложить какие-то повседневные дела и заботы. Потому что эти два месяца определяют нашу будущую жизнь, судьбу нашей страны и каждого человека в частности. Давайте мы поставим себе одну цель и эту власть поменяем.

Пусть белорусский народ решит, кто будет у него президентом, а не «пожилой солдат» Ермошина. Все эти 26 лет именно она определяла, чего якобы «хочет избиратель». Так что давайте уже положим этому конец.

Мы в состоянии потребовать чтобы Лукашенко ушел, и сделать это мирно. Чем больше людей выйдет на акции протеста, тем это вероятнее.

- Насколько велики шансы, что смена власти произойдет уже в этом году?

- Я абсолютно в этом убежден. Для Лукашенко это последний год правления, последнее лето. Все, что связанно с властью, для него заканчивается. Это закат Лукашенко. Даже не хочу думать, что будет 10 августа. Я уверен, что мы должны проблему Лукашенко решить в период избирательной кампании. Мы не должны даже думать о том, чтобы отложить это на осень.

Сейчас появилась самая что ни на есть легитимная возможность смены власти. Сейчас и сегодня, и через неделю, и 9 августа мы должны собраться и решить эту проблему. Просто отбросить все личное и заняться решением этого вопроса.