20 мая 2022, пятница, 13:40
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Экс-глава Нацбанка Беларуси: Власти скрывают реальную инфляцию в стране

21
Экс-глава Нацбанка Беларуси: Власти скрывают реальную инфляцию в стране

Нас ждет скачок цен и курса доллара.

Белорусы каждый день на своих кошельках ощущают инфляцию, которая в нашей стране побила пятилетний рекорд. Отдельные товары, как посчитали журналисты, подорожали даже на 180%.

Экс-глава Нацбанка Беларуси Станислав Богданкевич в интервью сайту Charter97.org рассказал, в чем причина

— Причина в состоянии экономики. Я имею в виду, что здесь нельзя назвать одну какую-то причину. Есть комплекс причин, которые сказались на стабильности экономики. Это большие проблемы с невозвращенными кредитами. Деньги пошли на какие-то мероприятия, но они оказались неэффективными и не вернулись. У нас образовалась излишняя денежная масса, а это всегда приводит к росту цен.

Также это связано с ошибками во внешней и внутренней торговле. Я только что читал, что у нас доля отечественных товаров в торговом обороте оказалась самой низкой за последние десять лет с гаком. Наши товары оказываются неэффективными, более низкого качества, чем импортные. Это тоже оказало свое влияние, как и масса других вещей.

— В прошлом году власти попытались скрыть реальное значение инфляции. Как вы считаете, зачем Нацбанк и Белстат прибегли к таким махинациям?

— Думаю, что и сейчас эта инфляция — не 10 процентов. Это политическая составляющая: надо показать, что Беларусь в условиях санкций «продолжает стоять несгибаемо», показать, что «наша власть самая умная и самая эффективная», что «нам не нужна демократия», что «нужен репрессивный тоталитарный режим», что «при этом режиме все устойчиво».

Если говорить о тех показателях, которые влияют на инфляцию, то это рост широкой денежной массы. У нас за прошлый год широкая денежная масса возросла на 6,6 процента, то есть она не такая уж и большая, но среди этой широкой денежной массы у нас выросла в несколько раз рублевая денежная масса. Это значит, что допущены где-то просчеты, вложили в инвестиции в рублях. Рубли были вложены в экономику, но это не дало отдачи, не дало возврата. И это сказалось на инфляции тоже. Массу факторов в совокупности имеем, в том числе — и рост цен. И рост цен не на 10% в реальности, а как минимум на 15%.

А почему они там занижают? Может, в самой методологии что-то не так. Уже в мою бытность наши люди прошли стажировки на Западе, еще в 90-х методология была изучена. Но надо применять ее разумно. Возможно, не те товары берут, что приводит к искажению рынка. Мы же видим рост цен буквально на все потребительские товары у нас, они гораздо выше, чем 10% за год. То есть инфляция еще выше. А почему она занижается — это политика тоталитарной власти во главе с Лукашенко.

— Недавно стало известно, что власти заморозили цены на ряд продуктов. Это поможет совладать с инфляцией?

— Заморозка цен иногда, когда есть спекуляция, помогает на небольшой отрезок времени. Можно заморозить цены на месяц, на два, на полгода. Заморозить цены на перспективу просто невозможно. На цену влияет и налогообложение, и налог на добавленную стоимость, и так далее. Должна расти и цена на конечный продукт, иначе предприятия не смогут функционировать нормально. Поэтому заморозка цен — это тупиковый путь.

Но если на какой-то небольшой период времени, скажем, не завезли каких-то товаров, и используется такой метод, то это один вопрос, иногда он допустим. Но если смотреть на перспективу — рынок сам определит цену. И поэтому регулирование должно происходить через налогообложение, через резервные запасы товаров, путем борьбы с монополизмом.

Есть известные методы борьбы с инфляцией, а не административные. Но наша власть везде администрирует. Это тоталитарная власть, поэтому она этот рычаг больше всего использует, но тут надо смотреть на перспективу.

— Продолжит ли инфляция разгоняться?

— Как я вам уже сказал, эти меры помогут на месяц, на два, на три. Затем будет скачок инфляции, будет падение курса рубля. Мы сегодня уже наблюдаем колебания курса в сторону девальвации, но это еще не тот объем. Рублевая денежная масса все-таки контролируется. Национальный банк все еще не идет на печатание «пустых» денег, поддержку экономики за счет эмиссии. Он пытается ограничивать рост денежной массы какими-то более-менее разумными пределами.

Но если денежная масса будет расти, а цены будут заморожены, то куда денутся излишние деньги? Они могут пойти на валютную биржу. Это приведет к обесцениванию на бирже валютного курса белорусского рубля. Эти деньги пойдут на увеличение цен на те товары, которые пока еще не заблокированы правительством. В этом же логика есть — если есть денежная масса лишняя, которая ведет к росту цен, то можно заморозить цену на хлеб, но цена на масло вырастет, цена на детские товары вырастет, цена на медикаменты вырастет. И таким путем баланс всегда будет соблюден в экономике. По-другому не бывает в жизни.

— Если говорить об «инфляционных ожиданиях», насколько сильно белорусы сейчас уже ощущают повышение цен на своих карманах?

— Думаю, что ожидания большие. У меня жена постоянно говорит о том, что резко выросли цены за последнее время. Я это и сам вижу по ценам на медикаменты, которые постоянно уже более 50 лет покупаю. Цены выросли на 20—30 процентов, а не на 5 или на 10. Разумеется, это ведет к увеличению социального отторжения в обществе. Но если бы у нас были выборы нормальные, то это привело бы к смене власти. А так власть диктаторская, недовольные сидят в СИЗО, в тюрьмах. Даже не только недовольные, а те, кто информирует население с помощью средств массовой информации, журналистов. Они арестовываются, прикрываются эти СМИ, общественные организации гражданского общества почти все закрыты. Даже общество любителей грибов можно закрыть. Можно заявить, что они экстремисты и закрыть там все. И таким путем накапливается недовольство. Но власть сохраняет свои рычаги давления.

— Будет ли расти социальное напряжение, если цены на основные товары и продукты будут увеличиваться?

— Будет расти. Но из-за того репрессивного режима, который существует в стране, это недовольство будет проявляться в основном на кухнях. Конечно будет накапливаться недовольство. Но я имею в виду, что нужна демократия, чтобы это недовольство политически изменяло власть на более разумную. Чтобы те, более эффективные программы, которые будут представлены избирателям, носители этих программ побеждали на выборах. Но для нас это же неактуально, потому что у нас репрессивная, тоталитарная система управления страной, экономикой, народом, населением и так далее.

— Как вы считаете, когда у нас могут быть перемены и с чем они будут связаны?

— Считаю, что перемены должны были быть в 2021 году. Но, к сожалению, я их не дождался. Ожидаю, что и сегодня перемены должны быть. Но если бы зависело только от нашего народа, то эти перемены были бы. Но, к сожалению, за спиной Беларуси стоит Путин.

Кризисы в цивилизованном мире разрешаются через выборы. Если кризис власти происходит, то народ избирает или старые, или новые правительства. И это цивилизованный выход из всякого кризиса, политического и экономического. У нас же вместо выборов есть система, есть репрессии, есть суды и так далее. Силовые структуры смотрят, что можно подавить любое народное недовольство, волнение, которое могло быть разрешено демократически, посредством выборов. Но власти разрешили его посредством репрессий.

Но, в конце концов, будет взрыв и надо его дожидаться. Взрыв был и в Польше, взрыв был и в Румынии, взрыв был когда-то в Венгрии, Чехословакии. И мы придем к этому взрыву. Он мог быть уже сегодня, этот результативный взрыв в 2020-м году.