1 февраля 2023, среда, 12:34
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Остался свободным

14
Остался свободным
Ирина Халип

Белорусский политзаключенный – человек года, десятилетия, века.

Два года назад на этом самом месте и в это самое время я писала очередную колонку для любимой «Хартии». Был декабрь 2020 года. Количество политзаключенных еще исчислялось сотнями, а не тысячами, в 23.34 31 декабря наши города взрывались салютами и фейерверками, в окнах горели бело-красно-белые лампочки, а утром 1 января под окнами весело шагали компании с флагами и кричали «Жыве Беларусь!».

Это была другая страна – не та, что в августе, не та, что десять лет назад, не та, что теперь, два года спустя. Я только сейчас понимаю, что зря мы в разные периоды нашей новейшей истории жаловались на то, что в Беларуси ничего не происходит: она меняется стремительно. Да, на этом отрезке времени – исключительно в худшую сторону, но и на месте она точно не стоит. Не буду в очередной раз повторять, что мы должны заплатить такую страшную цену – и без торга – за будущее наших детей. Это мы все и так знаем. И платим. И роняем сквозь зубы «сдачи не надо». Я вообще сейчас не об этом.

Два года назад я писала: хочешь увидеть человека года – посмотри в зеркало. Два года спустя я хочу сказать: да, друг, ты остался все там же, в том зеркале, и спасибо за все, что ты делаешь. Спасибо за то, что успел уехать и спастись от тюрьмы, а теперь помогаешь ВСУ и родственникам тех, кто не успел. Спасибо за то, что остался в Беларуси и продолжаешь делать то, что можешь, рискуя ежечасно и ежеминутно. Спасибо за то, что сидишь в тюрьме и оттуда помогаешь нам верить в победу. Спасибо каждому.

Только сейчас, в канун наступающего года, давайте перед этим зеркалом чуть-чуть подвинемся и уступим место нынешнему человеку года. У него, как и у нас с вами, множество имен и лиц. Он один из нас. Человек года – это белорусский политзаключенный. Со своими мужеством, отвагой, несгибаемостью и жаждой победы. Он помогает нам выжить, он учит нас, как не сойти с ума в этой чудовищной действительности, к которой в этом году прибавилась война. Он, лишенный практически всего, что является базовыми потребностями человека на воле, не сдается и не унывает. И верит в победу, каким бы сроком ни наградила его власть – за заслуги перед Отечеством.

Белорусский политзаключенный получает Нобелевскую премию, как Алесь Беляцкий.

Белорусский политзаключенный пишет чудесные стихи, как Максим Винярский.

Белорусский политзаключенный хохочет даже на тюремной больничной койке, как Мария Колесникова.

Белорусский политзаключенный сопротивляется и получает новый срок, как Виктория Кульша.

Белорусский политзаключенный переводит на белорусский язык гимн футбольного клуба «Ливерпуль», как Андрей Александров.

Белорусский политзаключенный сочиняет сказки для своего маленького ребенка, как Андрей Скурко.

Белорусский политзаключенный с презрением отказывается говорить с начальством, как Полина Шарендо-Панасюк.

Белорусский политзаключенный рисует машинки для сына и храмы для жены, как Павел Северинец.

Белорусский политзаключенный в ШИЗО из своей скуднейшей пайки подкармливает крыс, приходящих под окно, и называет их своим фермерским хозяйством, как Николай Статкевич.

Белорусский политзаключенный пишет в тюремном дневнике «Жыве Беларусь!», как Елена Лазарчик.

Белорусский политзаключенный создает в тюрьме арт-общество, как Алесь Пушкин.

Белорусский политзаключенный побеждает систему, как каждый из них. Потому что даже в самых тяжелых условиях оказывается сильнее и свободнее.

Белорусский политзаключенный – человек года, десятилетия, века. В отличие от своих палачей, он так и остался свободным.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».