6 июля 2022, среда, 18:31
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Адвокат, подавший заявление на Лукашенко в Гаагу: У него нет дипломатического иммунитета

29
Адвокат, подавший заявление на Лукашенко в Гаагу: У него нет дипломатического иммунитета
Томаш Вилиньский
фото: instagram.com

Диктатора могут осудить и без его присутствия.

Польский адвокат Томаш Вилиньский составил и отправил в Международный уголовный суд в Гааге заявление против Александра Лукашенко и представителей режима. Есть ли шанс, что суд над диктатором состоится уже в обозримом будущем? Об этом Томаш Вилиньский рассказал в интервью сайту Charter97.org.

— Как получилось, что вы стали представлять интересы белорусских граждан?

— Я занимаюсь белорусскими делами уже несколько лет, документирую преступления, совершенные режимом. В ходе протестов в Минске, начавшихся 9 августа 2020 года, были задержаны и три поляка. Тогда я стал их представителем, чтобы установить, что с ними происходит и вытащить их оттуда. Мы выслали уведомление о совершении преступлений против них в польскую прокуратуру. И потом пошла волна подобных обращений от других лиц с подобными проблемами, в том числе — со стороны белорусских оппозиционеров. Среди них были Павел Латушко, Валерий и Вероника Цепкало, а также много других людей, которым удалось сбежать из Беларуси, которые вынуждены были это сделать.

Всех этих людей я представлял, а также собирал и документировал информацию о совершенных преступлениях. На международной арене я с 2020 года публично заявлял, что преступления, совершенные режимом Лукашенко, это преступления против человечества.

Проанализировав события, которые начали происходить позже, пришел к выводу, что эти действия попадают под понятие геноцида — как против народа Беларуси, так и представителей других национальностей.

В том числе — и против тех мигрантов, которые были вовлечены в мигрантский кризис, искусственно созданный режимом Лукашенко и его администрацией. Таким образом я вел процесс от имени этих людей. Составил уведомления, как в польскую прокуратуру, так и в Международный трибунал в Гааге.

— Какое самое серьезное обвинение против режима Лукашенко?

— Наиболее серьезным обвинением является совершение геноцида вооруженной преступной группой. Это наиболее серьезное преступление, которое упоминается в статье 118 уголовного кодекса Польши, в пунктах 2 и 3 конвенции о геноциде, а также в шестом пункте Римского статута Международного уголовного суда.

— Каковы шансы на успех дела в суде?

— По моим оценкам, вероятность проведения следственных действий, как и со стороны прокурора Международного уголовного суда в Гааге, так и польской прокуратуры — очень высока. Каждый вид совершенного режимом Лукашенко преступления был по возможности максимально точно задокументирован. Также моя уверенность основывается на том, что в связи с теми преступлениями, уже более персональными, а не против народа в целом, такие действия уже проводятся и следствия были начаты в польских прокуратурах. Это означает, что Польша, как одна из сторон Римского статута, может составить жалобу также в Международный уголовный суд в Гааге и Международный суд ООН. В связи с совершенными преступлениями это следствие должно быть начато.

Большей проблемой является вопрос универсальной юрисдикции, каким способом она будет интерпретирована на национальном уровне в Польше и в Гааге. И тут необходимо очень сильное лоббирование со стороны таких стран, как Литва, Польша, Латвия, Германия, Чехия. То есть стран, которые уже ведут эти следствия или имеют составленные уведомления о совершении преступлений против человечества. Необходимо, чтобы эти страны, как страны статута, составили жалобы в трибунал, либо поддержали жалобы, которые были уже составлены. И я не говорю только о том уведомлении, которое я составил. Подобных заявлений есть несколько штук. Из того, что я знаю, их около восьми. Хельсинкский фонд по правам человека вместе с фондом «Спасение» также готовят подобные заявления в связи хотя бы с тем же мигрантстким кризисом.

Поэтому необходимо большое политическое давление и политическая воля. Мы понимаем, что без политической воли не будет действий. Но если такая воля будет проявлена и другие государства будут также поддерживать эти обращения, то шансы на проведение разбирательства возрастут. Разбирательство в Международном суде ООН имеет еще такой плюс, что могут быть применены средства, вызывающие ограничения для преступников, в том числе и для самого Александра Лукашенко. А это имеет как раз таки наибольшее значение и влияние.

— Если Лукашенко будет признан преступником, какие дальнейшие действия можно предпринять, чтобы привлечь его к ответственности?

— Здесь можно выделить два момента. Первый — он может оказаться в розыске по «красной» ноте Интерпола как человек, который должен быть привлечен к международному суду. Считаю, что в данной ситуации Лукашенко не имеет права на дипломатический иммунитет. Но даже если у него есть планы попытаться использовать его, то это не помеха для прокурора Международного уголовного суда в Гааге. Это прямо вытекает из Нюрнбергских принципов.

Есть одно из основных правил дипломатического иммунитета. Он не защищает от ответственности перед международной судебной системой. Это, наверное, наиболее важная санкция.

С другой стороны, есть также возможность разбирательства «in absentia», то есть без присутствия самого Александра Лукашенко.

— Почему Лукашенко не имеет права на дипломатический иммунитет с юридической точки зрения?

— Потому что в рамках международного права нет акта признания Александра Лукашенко президентом. Большинство стран поставило под вопрос выборы 2020 года и его переизбрание. Де-факто — он не президент, он гражданин.

— Можете ли вы привести примеры подобных разбирательств из истории?

— Наилучшим примером, к которому мы должны отнестись непосредственно в рамках международной судебной системы, это дело Мьянмы, которая также не является стороной Римского статута. Другой похожий пример — пример Руанды. Собственно, тогда разбирательство началось из-за того, что ряд стран выступил с жалобой против совершенных там преступлений. Это два достаточно свежих и актуальных дела, которые могут быть сравнены с делом Александра Лукашенко. Также можно вспомнить трибунал по делу бывшей Югославии, но там немного другие обстоятельства были. В этом плане два кейса, которые больше подходят преступлениям белорусского режима, это Мьянма и Руанда. И они должны быть примером для разбирательств относительно Александра Лукашенко.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».