20 мая 2022, пятница, 14:34
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Ольга Лаутман: Лукашенко не сможет удержаться у власти

20
Ольга Лаутман: Лукашенко не сможет удержаться у власти

Опираться на Россию — это нежизнеспособный план.

Старший научный сотрудник Центра анализа европейской политики (CEPA) Ольга Лаутман в интервью сайту Charter97.org оценила вероятность начала полномасштабной агрессии России против Украины:

— Если посмотреть на ситуацию в целом, то многие сосредоточивают свое внимание на начале ноября, когда Путин вдруг выдумал «страх расширения НАТО» и решил обратить внимание на это.

Если оглянуться назад, то эта операция планировалась еще в прошлом году. Прошлой весной мы видели, как Россия перемещала военную технику к границам Украины. Часть войск они отвели назад, но при этом оставили там свою военную технику.

Летом мы увидели, как они начали пропаганду внутри России (начиная с политической верхушки и вплоть до российских СМИ), что Украина — это не суверенная страна. Путин выпустил эссе на украинском языке, что «украинцы и русские — один народ». Мы видели этапы развертывания этой операции.

Затем, в конце лета и осенью, Путин задействовал Беларусь для использования мигрантов в качестве оружия для угрозы европейским границам. После этого мы наблюдали использование энергетических ресурсов в качестве оружия, когда цены взлетели до небес. Затем мы снова возвращаемся к тому, что Россия перемещает войска и военную технику к границам с Украиной, окружая ее.

Я это вижу, как одну большую операцию. Когда Россия занялась дипломатией, она не выдвигала справедливых притязаний. Требования были смехотворными — никто не собирается возвращаться в 1997 год и говорить каждой стране, вступившей в НАТО: «Извините, либо вы должны выйти из НАТО, либо мы не собираемся вас защищать». Таким образом, требования были невыполнимыми. Россия знала, что требования были невыполнимыми. Наверное, они смеялись, когда писали их.

Думаю, что Путин тянул время, ведь он бывший агент КГБ, это была операция по проверке слабости союзников, чтобы увидеть, где есть разногласия и привести к расколу. Что, по большому счету, работает. Союзники едины, но мы видим, например, как некоторые говорят: «Мы не согласны с США и Великобританией по поводу того, что вторжение неизбежно». А Германия — посмотрите, что они делают.

Путин поднял много шума, но у него есть свои стратегические цели, к которым он стремится.

— Стратегическая цель — в какой-то момент, не обязательно сейчас, вторгнуться в Украину?

— … уже более десяти лет. Насчет «в какой-то момент» — я не уверена. Если сообщения верны, то они начали поставлять донорскую кровь. У крови есть срок годности. То, что они делают, не может быть в далеком будущем. Но в то же время, они могут делать это, чтобы, опять же, перенаправить наше внимание, чтобы мы думали, вторжение может случиться в любой момент.

— Могут ли в Москве дать заднюю? Сейчас, к примеру, в России собирают подписи против войны.

— Мне кажется, что это, опять же, по большей части шум, потому что внутри России, по большому счету, все контролируется, СМИ контролируются. Россию очень много критикуют за подавление свободы слова. Думаю, может быть, здесь что-то вроде: «Посмотрите, мы демократическая страна, в которой не сажают в тюрьму оппонентов и журналистов. Посмотрите, люди высказывают свое мнение».

В Кремле создают столько шума и хаоса, чтобы отвлечь внимание, в то время, как они все продолжают следовать своей первоначальной цели.

— Анализируя российскую пропаганду, видите ли сигналы, что белорусские войска также будут задействованы в агрессии?

— Риск высок. Что касается российских СМИ, то они очень осторожны в этом плане и не делали подобных заявлений в отношении других. Но у вас есть Лукашенко, который сейчас является прокси Путина, который находится у власти благодаря Путину. Я видела три раза, кажется, выступления о том, как он собирается «воссоединить украинцев и русских и всех славян». Итак, у вас есть Лукашенко, который повторяет эту пропаганду, так что русские вам не нужны. И, конечно же, русские перепечатали: «Смотрите, Беларусь полностью поддерживает присоединение Украины», хотя, Россия утверждает, что они не заинтересованы в этом.

Я предупреждала прошлым летом о Беларуси. Когда я увидела, как Путин сблизился с Лукашенко и как российские агенты помогли ему приземлить самолет, чтобы арестовать журналиста.

В мае прошлого года появились сообщения о том, что Лукашенко и Путин обсуждали тему мигрантов — как начать завоз мигрантов летом, чтобы создать некую угрозу Литве и Польше. Я говорила, что это очень опасно для Украины, потому что у Путина теперь есть еще одна военная площадка, он может использовать Беларусь и белорусских солдат, чтобы начать атаку на Украину теперь с этого направления.

И в то же время, я очень беспокоилась о Сувалкском коридоре, потому что мигранты были размещены стратегически — именно в том месте, где Сувалкский коридор, рядом с ним. И Россия была бы совсем не против того, чтобы выкроить кусочек [территории в том районе], потому что, во-первых, это большая проблема для НАТО, а во-вторых, для создания прямого сообщения с Калининградом. Так что это очень и очень тревожная ситуация.

И вот мы пришли к такому моменту, когда в Беларуси находятся, думаю, более 30 000 российских военнослужащих. За последние недели я видела, наверное, семь военных конвоев, которые везли военную технику из России в Беларусь. Так что это вызывает большую тревогу.

Еще большее беспокойство вызывает ситуация в целом — не только с Украиной — то, что делает Россия. Если они берут страну в заложники, они превращают ее в свой собственный инструмент для использования всех тактик гибридной войны, как они делали, когда угрожали Польше, Литве и Германии мигрантами. Сейчас белорусов заткнули и они не могут высказываться, а их страну превращают в военную базу. И если им прикажут идти воевать, то что им остается делать? У них есть два варианта: либо идти воевать с украинцами, либо сесть в тюрьму. Так что это очень тревожная ситуация и не только в Беларуси. Путин делает то же самое на Балканах, он делал то же самое в Армении. Он пытается закрепиться во всех странах, чтобы втянуть их в сферу своего влияния.

— Как должен реагировать Запад на угрозу со стороны Лукашенко?

— Единственное, что они могут сделать, пока Лукашенко не начал действовать, — это обезопасить свой восточный фланг: обезопасить Польшу, обезопасить Литву. Когда он начнет действовать, Запад должен ввести все возможные санкции и использовать все возможные меры против режима.

Меня беспокоит то, что Россия распространяет много дезинформации об инсценированных операциях на Донбассе, куда, по их словам, было завезено химическое оружие США и Украины, а также есть угрозы взрывов зданий на Донбассе.

А что если вдруг в Беларуси начнется инсценированная провокация и они скажут: «Украинские солдаты стреляли в сторону Беларуси, убили белорусского солдата. А теперь мы должны войти туда, чтобы защитить дом наших белорусских братьев»?

Это очень опасная ситуация. Я не думаю, что США должны действовать прямо сейчас. Они должны были действовать раньше, в ответ на то, что сделал Лукашенко: от политзаключенных до использования мигрантов в качестве оружия, до угона самолета. Они действительно должны были действовать решительнее, но сейчас им нужно наблюдать за ситуацией и подготовить соответствующие меры, чтобы действовать, если Беларусь будет использоваться в качестве стартовой площадки.

— Насколько вероятным сценарием вы видите то, что российские войска останутся в Беларуси?

— Как раз сейчас я пишу статью о том, что Беларусь незаметно поглощается, а никто не обращает внимания. Да, войны не было, потому что у Путина есть добровольный соучастник Лукашенко, который сказал: «Вы удерживайте меня у власти, а я буду вам помогать всеми возможными способами».

Но это не то, чего хочет белорусский народ. Лукашенко в течение многих лет всегда пытался заявить о какой-то независимости от России — теперь это в прошлом. После выборов и выхода мирных протестующих на улицы, сразу же прилетело несколько самолетов ФСБ, чтобы помочь Лукашенко сохранить власть, остановить протесты. И именно в этот момент мы увидели, как военные бросали гранаты в белорусов, пытали их, избивали и похищали.

Итак, у нас есть страна в центре Европы с лидером, у которого есть политзаключенные, который пытает невинных протестующих только за то, что они просят свободных выборах, и который находится под полным военным контролем России.

И на это не обращают особого внимания, потому что думают, что для того, чтобы Россия вторглась в страну, должен быть военный конфликт. Иногда это не так. И мы видели это с Казахстаном: Россия сразу направила туда своих военных, стала помогать наблюдать за протестами. Мы услышали известное «нам нужно защищать наших русскоязычных жителей в Казахстане, поэтому мы должны держать там наших военных». И как я понимаю, Китай вмешался и Россия быстро оттуда вышла. Но они пришли в Казахстан, чтобы там остаться — когда приходят российские войска, они никуда не уходят.

Так что да, это вызывает очень большое беспокойство.

— Страны Балтии также находятся в опасности?

— Полагаю, да. Думаю, именно поэтому Соединенные Штаты внимательно следят за ситуацией и готовы к переброске солдат. Я смотрю, к сожалению для меня, российское телевидение и слежу за их пропагандой. В одном из шоу, где показывали, «как быстро они захватят Литву», они шутили: «Мы оставим Литву себе или отдадим ее китайцам?» Так что они явно имеют это ввиду.

И что вызывает еще большую тревогу, у них есть пропаганда даже в отношении Норвегии. В январе мы наблюдали аналогичную ситуацию с полетами самолетов и учениями, были опасения, что перережут подводные кабели. В Швеции мы видели, как над атомными станциями появлялись таинственные дроны.

Весь регион сейчас в опасности. В опасности соседи России и Европа в целом, потому что, как только вовлекается страна НАТО, это превращается в европейскую войну, в которой участвуют США и Канада.

Стратегически, в военном плане, я знаю, что более десяти лет Россия нацеливалась на порты: Одесса, Мариуполь. Это и есть самый лучший сценарий (и крайне ужасный). Они могут создать видимость чего-то очень большого, а затем захватить, возможно, Мариуполь или Одессу, или отрезать Украину от портов.

И тогда, как я боюсь, Европа скажет: «Слава Богу, все оказалось не так уж и плохо» и вздохнет с облегчением. Они могут устроить такое большое шоу, а затем захватить небольшой кусок суверенной территории. Так что это наименее кровавый сценарий, как мне видится.

— Плюс оккупация Беларуси?

— И оккупация Беларуси, что не укладывается в голове. Это происходит в Европе.

Но в то же время я не вижу, чтобы Лукашенко смог удержаться на протяжении длительного времени. Нельзя таким способом управлять страной долго. На короткой дистанции — да, белорусы в заложниках. В долгосрочной перспективе — это нежизнеспособный план, особенно для него.

Для Путина — это другая история. Его страна представляет собой Советский Союз, превращенный в Россию, возвращающийся обратно к Советскому Союзу. Вокруг этого все тот же советский менталитет.

Здесь [в Беларуси] в какой-то момент что-то изменится. Может быть, не сегодня-завтра, но достаточно скоро. Я не вижу, чтобы Лукашенко смог удержаться у власти. Он опирается исключительно на Путина. Если завтра Путин поменяет отношение на противоположное, его утянут со сцены, как это происходит со всеми павшими диктаторaми.

— Если посмотреть на отношения Путина и Лукашенко через призму мафии, то понятно, что Путин — босс. Где Лукашенко в этих отношениях?

— Он верный пехотинец. У него сейчас есть страна, которую ему подарили. Потому что если сегодня Путин откажется от своей поддержки — завтра вы увидите, как Лукашенко вытащат из его дома.

На данный момент, он верный пехотинец. В отношениях с Россией это не лучший способ, каким можно обеспечить свое выживание: когда у России все твои доли — ты долго не протянешь. И Путин — не самая стабильная личность, так что всякое может быть. Или Путин может довести Лукашенко до такого состояния, что даже он может начать колебаться — потому что Россия сейчас обсуждает размещение ядерного оружия в Беларуси. И может наступить такой момент, что Лукашенко просто не будет чувствовать себя комфортно или, может быть, не сам Лукашенко, а люди из его ближайшего окружения. Если бы я была на его месте, я бы плохо спала по ночам. Не хотелось бы быть лидером, полагаясь на кого-то другого.

Путин же находится в ситуации, когда он все контролирует, в своей стране ему не надо ни на кого полагаться. У него есть свое ближайшее окружение и они могут взбунтоваться, но ему не нужно ни на кого полагаться, чтобы знать, что завтра он все еще будет лидером страны.

Так что не хотела бы я оказаться на месте Лукашенко.

— Есть ли у Запада политическая воля, чтобы ответить двум диктаторам?

— Европе и Соединенным Штатам не нужно было позволять всему этому зайти так далеко. И причина, по которой мы дошли до этого, заключается в политике умиротворения и в том, что Соединенные Штаты и Европа закрывали глаза и, возможно, немного наказывали Россию, но недостаточно сильно.

Мы знаем, кто такой Путин. Он вторгся в Грузию. Он совершил, скорее всего, одну из крупнейших кибератак в Эстонии. Он зверствовал внутри Сирии: убийства детей, бомбежки школ, больниц. Он вторгся в Украину. [Посмотрите], что он делает в Беларуси — мы знаем, кто он такой.

И мой совет для Европы, особенно Западной Европы и США: они должны начать больше прислушиваться к восточноевропейцам. Я могла бы рассказать вам, кто такой Путин, когда он взрывал дома 20 лет назад.

Не должно вызывать удивления, то, что мы оказались в такой ситуации. Если бы они прислушивались к восточноевропейцам и их предупреждениям, изучали тактику гибридной войны, которую Путин практиковал внутри Украины и Беларуси, они бы многому научились, была бы потенциальная возможность избежать атак на выборы в США и Европе.

Очень важно сосредоточиться на этом регионе. Например, Румыния — это ключевой игрок. Прямо сейчас Европа и США должны сделать все, чтобы отстроить Румынию, помочь Румынии очиститься от коррупции и двигаться в сторону Запада.

А заодно изучить российскую тактику. [Восточная Европа] — их игровая площадка. Это место, где они все проверяют. А потом мы наблюдаем кибератаки в Соединенных Штатах, вмешательство в выборы, пропаганду, кампании, направленные на раскол общества — это было опробовано в Беларуси, Украине, Эстонии, во всем регионе.

Это мой совет, им нужно больше сосредоточиться на этих угрозах и не доводить дело до того момента, когда перед нами потенциальная опасность большой катастрофы.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».