6 декабря 2022, вторник, 3:56
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Григорий Месежников: Такого не было даже во времена Советского Союза

44
Григорий Месежников: Такого не было даже во времена Советского Союза
Григорий Месежников

Путин — крыса, которая сама себя загнала в угол.

Почему Путин решился на мобилизацию? Стоит ли серьезно относиться к заявлениям Кремля о ядерном ударе? К чему могут привести протесты в РФ?

На вопросы Charter97.org отвечает словацкий политолог и президент Института общественных проблем (IVO) (Братислава) Григорий Месежников.

— Почему Путин решился на мобилизацию? Победили люди, которые выступают за войну до конца?

— Он решился на мобилизацию, потому что у него уже нет выхода. По сути дела, он — крыса, которая сама себя загнала в угол. Российская армия проигрывает, и если будет продолжаться такая динамика, то Украина могла бы освободить до конца года значительную часть той территории, которая была захвачена Россией. В принципе, даже перспектива освобождения Донбасса и Крыма становится реальностью.

Сложно сказать про партию войны. Я не инсайдер, но думаю, что Путин сам принадлежит к ней. Кто там еще более радикальный? То есть то, что он делает, уже выходит за границы каких-то разумных действий. Конечно же, это прежде всего агрессия России против Украины, но одновременно с этим он угрожает Западу ядерной войной. Такого не было даже во времена Советского Союза.

— Стоит ли серьезно относиться к заявлениям Путина о ядерном ударе?

— Есть люди, которые считают, что это блеф, он же говорит, что нет. Думаю, в отношении политиков типа Путина надо придерживаться презумпции искренности. Она заключается в том, что надо считаться и с тем вариантом, который нам кажется блефом, а на самом деле политик действительно может это совершить. Я не специалист по вопросам ядерной войны и теориям о взаимном сдерживании, гарантированном уничтожении, но слежу за этой дискуссией. И в ней есть довольно тревожные моменты.

Если перефразировать тезисы некоторых экспертов, советское руководство придерживалось доктрины взаимного уничтожения и по сути дела избегало таких ситуаций, которые могли бы привести к ядерной войне. Но российское руководство это переоценило и считает, что в ядерной войне есть возможность победить в зависимости от масштаба нападения, какого-то ограниченного удара, применения тактического оружия и так далее. Хотя многие специалисты считают иллюзорным мнение, что ядерный конфликт не выйдет из-под контроля, российское руководство, независимо от того, что у них в их доктрине написано, рассчитывает на победу России в ядерной войне. Это, конечно, очень тревожно.

— Что означает отказ Кадырова проводить мобилизацию в Чечне?

— Думаю, что это страх потерять ту силу, помогающую ему на местном уровне сохранять неограниченную власть, которую он имеет. По сути дела, он — султан, если так можно выразиться. Возможно, у него власти в Чечне больше, чем у Путина во всей России, и понятно, что эта власть держится на штыках. Не знаю, насколько это правда, но есть информация, что его солдаты не отличались каким-то большим героизмом в боях в Украине, что они скорее грабили, насиловали, выполняли функции заградотрядов. Если это правда, то это еще больше сподвигает Кадырова их туда не посылать, потому что они просто могут быть там убиты.

Наверное, он хочет иметь их у себя дома как определенную гарантию своей власти, чтобы иметь способность в случае каких-то непредвиденных ситуаций, которые могут произойти в России (хотя я скептик и не вижу того, что могло бы в настоящее время привести к падению кремлевского режима), вместе со своей преторианской гвардией противостоять этим тенденциям. Возможно, даже, чтобы отбиться от какого-то внешнего нападения, хотя сложно представить, кто бы на него хотел нападать.

— Может ли Путин в какой-то момент заставить Лукашенко провести мобилизацию и послать белорусов на эту войну?

— В этом вопросе хотел бы сослаться на Юрия Фельштинского, которого я считаю весьма квалифицированным специалистом. Он считает, что Путину Лукашенко необходим в качестве руководителя самостоятельного государства, чтобы не было аннексии в настоящее время. Тогда в случае развязывания ограниченной ядерной войны, если ракеты полетят с территории Беларуси, то и ответ будет по ней, а не по территории России. А если бы он Беларусь аннексировал, то мог бы быть удар уже по России.

Это создает для Лукашенко определенные выгоды, с его точки зрения. Зная, что Путин сейчас не заинтересован в аннексии, он думает, что сохранит свою власть в стране. Это очень близорукая позиция, и в конечном счете это повредит Беларуси не меньше, чем аннексия.

Если Путин будет слишком давить на Лукашенко, то между ними могут возникнуть определенные разногласия. Лукашенко будет демонстрировать лояльность, предоставлять все, что только можно: и аэродромы, и территорию, и прочее и прочее. Но мне кажется, что он все же будет пытаться ускользнуть от направления своих войск в Украину. Кстати, это тоже частично связано с тем, что мы обсуждали про Кадырова, что это его надежда сохранить власть. Другой вопрос — смогут ли российские войска его поддержать и защищать как местная преторианская гвардия, люди, которых он знает.

— Что ждет режим Лукашенко, если Кремлю не поможет мобилизация и Путин будет вынужден идти на определенные уступки?

— Должно случиться чудо, чтобы Путин лично подписал соглашения о каком-то перемирии, этот человек не способен на такое. Можно конечно теоретически представить, что Россия что-то подобное подпишет, но это будет без Путина, это будет кто-то другой, другая группа, которая придет на его место. С ним это сделать невозможно. Если посмотреть на все договоренности, которые подписывались Путиным, то они были невыгодны для противоположной стороны. Например, те же самые «минские соглашения», когда он воспользовался тем, что у него было преимущество. Он действительно мог убивать украинцев, уничтожать украинскую армию и так далее. Ангела Меркель с Франсуа Олландом поспособствовали этому соглашению, которое позже вообще никак не функционировало.

Как это подействует на Лукашенко? Если та властная корпорация, которая сейчас находится в Москве, ослабнет, утратит каких-то ведущих своих представителей, в том числе Путина, то ослабнет и поддержка Лукашенко. Здесь странная взаимозависимость между Путиным и Лукашенко. Лукашенко все-таки опасается Путина, но без поддержки Кремля его режим не устоит.

Если по какой-либо причине Путин вынужден будет уйти, что-то с ним случится, то новой российской власти придется продемонстрировать новое отношение и к Украине, и к Беларуси. Это будет для них возможностью показать себя перед Западом, что они другие. Новая власть должна будет отказаться от агрессивных действий в отношении Украины. И потом будет демонстрировать свою приверженность идее сохранения независимости соседних государств, что у них уже нет таких агрессивных поползновений, что они не хотят аннексировать Беларусь и так далее.

Я опять-таки исхожу из уроков истории. Когда Сталин умер, то та банда, те люди, которые были одинаково ответственны за все преступления его режима, пытались продемонстрировать Западу свою приверженность к демократии, к миру, к всевозможным принципам, которые они никогда до этого не соблюдали. Берия даже предложил принять Советский Союз в НАТО.

Любое изменение в Москве, которое будет означать ослабление этой власти, особенно уход Путина, он ослабит и Лукашенко. Поэтому он и заинтересован в поддержке со стороны Путина, но свою власть тоже хочет сохранить. Как это сделать в таких условиях — для Лукашенко это, конечно, проблема, поэтому он так и мечется. Сначала он что-то Путину обещает, потом заявления странные делает, но войска пока не посылает, хоть и предоставляет территорию и инфраструктуру для нападения на Украину. А это означает прямую ответственность за все те преступления, которые там совершает российская армия.

— В ряде городов Российской Федерации начались волнения из-за объявленной мобилизации. Какие последствия могут быть, стоит ли ожидать более серьезных протестов?

— Для режима это неприятно, но я в этом отношении довольно скептичен. Что может привести к настоящим изменениям и хотя бы частичной коррекции того, что касается этой мобилизации, так это действия скорее радикального, я бы даже сказал насильственного характера. Потому что просто хождение по улицам (понятно, что это тоже гражданская отвага) и скандирование лозунгов «нет войне» никоим образом не влияет на политику государства и тем более на сильную позицию этой властной корпорации.

Должны быть какие-то радикальные решительные действия того типа, которые в 2014-м году привели к свержению Януковича в Украине. Понятно, что его режим был гораздо менее репрессивный, чем нынешний путинский, но другой возможности просто нет. То есть это все пока на уровне индивидуальных стратегий выживания, попытка таким образом избежать мобилизации. А что касается ослабления власти, думаю, что это не имеет на нее большого влияния.

Сколько говорили о том, что Путин не решится на мобилизацию, потому что это принесет какое-то социальное напряжение, что это может привести к протестам? Сейчас это происходит понемногу, но мне кажется, что Кремль, к сожалению, со всем этим справится. У него в руках все репрессивные механизмы, оружие, а у тех, кто протестует, вообще ничего нет. Опять таки, это индивидуальная стратегия выживания: убежать, откосить, спрятаться, может быть даже выбрать тюрьму вместо того, чтобы сразу быть убитым. Но как это режим ослабит?

— Получается, что мирный протест в наших условиях уже не сработает?

— В 2020-м году, когда происходили действительно потрясающие события в Беларуси, у нас в Словакии проходили разные дискуссии. Моя позиция заключалась в том, что у меня нет никакого права вмешиваться в эту дискуссию с какими-то собственными советами белорусам, что сами белорусы должны в этом разобраться. В конце концов, получилось так, что режим устоял. Так что, наверное, все же нужно проанализировать не только последствия того, что случилось, но и причины, почему так произошло.

Это общее положение: если перед вами режим, который во-первых нелегитимный, во-вторых применяет насилие, репрессии, не собирается никому уступать власть, то как можно его устранить каким-то мирным путем? Мне кажется, это невозможно.

Опять-таки, я ни в коем случае не хочу, чтобы это звучало как призыв к каким-то конкретным действиям. Но исходя из того, что происходит в мире, учитывая исторический опыт, можно сделать вывод, что такие режимы можно устранить или насильственным путем изнутри, или в случае военного поражения.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».