28 января 2023, суббота, 17:32
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Андрюс Кубилюс: Лукашенко движется по направлению к трибуналу

18
Андрюс Кубилюс: Лукашенко движется по направлению к трибуналу
Андрюс Кубилюс
Фото: 15min.lt

Грядет большой прорыв в распространении демократии.

Победа Украины в войне и демократизация Беларуси могут запустить изменения в России. Такое мнение в интервью сайту Charter97.org высказал бывший премьер-министр Литвы, евродепутат Андрюс Кубилюс.

— Беларусь находится под российской оккупацией? Нужно ли признать ее де-юре?

— Может быть. Не знаю, какие были бы юридические последствия с точки зрения международного права, если бы Беларусь была признана полуоккупированной страной.

Может быть, это даже облегчило бы жизнь Лукашенко: «Живя в оккупированной стране, я не могу брать на себя ответственность за то, что делают оккупанты». Но его соучастие в агрессии против Украины совершенно очевидно. Незаконно, но, тем не менее, Лукашенко по-прежнему контролирует администрацию, он позволяет российским силам использовать белорусскую территорию для этой агрессии. Итак, это довольно просто, документы ООН говорят, что если вы ведете себя таким образом, если вы позволяете своей стране, которой вы управляете, даже незаконно, использовать территорию для агрессии, вы виновны.

— Гипотетический вопрос. Из Беларуси прилетает ракета и уничтожает, скажем, дорогое оборудование на украинском заводе. Кому платить репарации после войны?

— Не знаю, хороший вопрос. Может быть, это будет ответственность Беларуси за возмещение ущерба, хотя бы частично. Но пока об этом особо не говорят. Когда мы говорим о репарациях, мы гораздо больше говорим об ответственности России. Также мы думаем, как использовать российские деньги, которые сейчас заморожены. Хотя на поиск надлежащего правового решения требуется некоторое время, эта инициатива продвигается.

— Почему Путин продолжает эту беспощадную бессмысленную войну? На что он рассчитывает?

— Он загнал себя в угол. Теперь Путин — как бешеная крыса в углу, он полностью теряет рациональность.

Когда обсуждалось, по какой причине Путин развязал войну, некоторые думали, что он всегда мечтал о восстановлении большой империи, он говорил об этом. Я не верю тому, что говорит Путин. В гораздо большей степени я смотрю на то, какие цели и задачи он хочет достичь. С моей точки зрения, особенно после белорусской революции 2020 года, Путин очень сильно испугался того, что происходит распространение демократии.

Во-вторых, что Украина с ее интеграцией в ЕС, модернизацией экономики, может стать успешной страной, а это будет большим стимулом для россиян просить того же. Вот то, чего очень боится его режим, это разрушает всю его основу.

Он определенно не так сильно боится вступления Украины в НАТО, потому что понимает, что НАТО не является агрессивным блоком. Мне показалось, что Путин гораздо больше боялся движения Украины в ЕС, ведь такие страны, как Украина, как Беларусь, только таким образом могут построить свой успех в нашем регионе. И для него успех Украины был тем, чего он не мог допустить, ведь это уничтожило бы все влияние режима в России.

— Получается, Путин пытается разрушить положительный пример, которым может стать Украина? Поэтому он продолжает войну?

— Он пытается, но в каком-то смысле странная судьба постигает большие мечты Путина. Он хочет уничтожить украинскую нацию, но она становится все более сплоченной. Путин хотел не допустить, чтобы Украина ушла на Запад (еще в 2014 году), но он сделал Украину гораздо более сплоченной на этом западном направлении. Путин громко выступал против расширения НАТО до границ России, но добился того, что Финляндия и Швеция станут членами Альянса.

Теперь он пытается уничтожить Украину, но что в итоге? Украина стала страной-кандидатом в ЕС. Без войны я не знаю, как и когда это произошло бы — это настоящий прорыв. Путин утратил свое влияние на Западе (более или менее — до сих пор есть сомнения в том, что может произойти в будущем). Он потерял свой геополитический инструмент зависимости ЕС от российского газа. Наконец, Украина воюет и побеждает в войне.

У Украины есть обещания от Запада восстановить и модернизировать свою экономику по так называемому плану Маршалла, где будут использованы российские деньги. С интеграцией в ЕС Украина может стать очень сильным с экономической и геополитической точки зрения членом Евросоюза. Значит, это противоположно тому, чего пытается добиться Путин.

— Является ли Украина уже частью Запада, независимо от того, что будет дальше?

— Да, конечно. Во-первых, благодаря украинской храбрости и военной помощи Запада стало совершенно ясно, что коллективный Запад, включая Украину, намного сильнее с военной точки зрения России. Итак, весь этот воздушный шар пропаганды военной мощи России сдулся.

Следующий вопрос — когда закончится война. Это будет зависеть, с моей точки зрения, от способности Запада доставить в Украину необходимое вооружение, причем не только какие-то остатки со складов, но то, что нужно. И здесь я вижу одну проблему, но надеюсь, что она будет решена. На Западе есть некоторые столицы, которые до сих пор не имеют четкого представления о том, как победа Украины повлияет на Россию. Некоторые из них опасаются, что эта победа может привести Россию к полному краху: приход Пригожина к власти, гражданская война, неконтролируемое государством ядерное оружие — такая картина очень беспокоит некоторые столицы, а потому, может быть, они не так смело поставляют Украине оружие, которое необходимо для достижения этой победы.

Некоторые на Западе не совсем уверены, что будет дальше. Вот тут я и пытаюсь высказаться, учитывая уроки истории: война, которую Россия проиграет, откроет двери для перемен, и они могут быть положительными. Давайте над этим работать. Мое послание очень простое: Западу нужна стратегия, как помочь России трансформироваться в позитивную сторону.

— Наступит день, когда сотни тысяч русских солдат, умеющих убивать, воровать, насиловать и пытать, вернутся домой. Какое будущее ожидает такую страну?

— Не так просто ответить на этот вопрос, но я знаю, какое будущее мы хотели бы видеть в России. И именно здесь Украина и Беларусь могут сыграть самую важную роль. Во-первых, украинская победа может принести изменения в Беларуси. И тогда изменения в Украине и Беларуси могут сильно повлиять на то, как пойдут дела в России.

Первый шаг — явная победа Украины, которая требует поддержки Запада в поставках вооружения, в финансовой поддержке. Такая победа может открыть двери для перемен в России. Эти изменения могут идти в любом направлении. Это может быть полный крах России. Как вы сказали, сотни тысяч солдат вернутся со всеми привычками террористов. Но это также может открыть двери для перехода России на более нормальный, более европейский тип траектории развития.

Как представляется на данный момент, упор на восстановление империи, который сделал Путин, играя с обществом в игры с ностальгией (иногда естественной), завел Россию в тупик.

И тут вопрос: что дальше? У России гораздо больше возможностей уйти в очень катастрофические сценарии и очень мало возможностей измениться в более положительную сторону.

Положительный сценарий — распространение демократии: Украина, Беларусь — ее приход в Россию. Демократия в России является предпосылкой решения этой проблемы опасности, которую несет тоталитаризм для безопасности европейского континента.

— В каком направлении движется Беларусь?

— Лукашенко движется по направлению к трибуналу. На январской сессии мы собираемся голосовать за специальную резолюцию, которую мы сейчас готовим, о создании специального трибунала по преступлениям агрессии.

Если посмотреть в документах ООН описание того, что является преступлением агрессивной войны, один из абзацев говорит именно о таких случаях, как Лукашенко: о тех странах и тех лидерах, которые позволяют использовать свою территорию для агрессии против другой страны — они виновны в участии в этом преступлении агрессии.

Как мне видится, грядет большой прорыв в распространении демократии на восток европейского континента: после победы Украины — Беларусь. Потом, может быть, Россия. Может, медленнее, шаг вперед, два шага назад. Но, тем не менее, я не вижу причин не верить в такую возможность. Не так просто сказать, когда это может произойти, но, как мы видели в 2020 году с белорусской революцией, это может быть очень внезапно, когда никто не ожидает.

Став демократической страной, у Беларуси появится возможность сделать очень простой выбор: идти  в сторону интеграции с ЕС или нет. Надеюсь, что четкой позицией большинства белорусов будет идти именно по этому европейскому пути. Я слышал, что это говорит Светлана Тихановская. И это перспектива белорусского народа — стать нормальной европейской страной со всеми благами.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».