20 июня 2024, четверг, 1:13
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Как пытают женщин в белорусских тюрьмах

25
Как пытают женщин в белорусских тюрьмах
Наталья Радина

Главный редактор сайта Charter97.org призывает ЕС усилить санкции против режима Лукашенко.

Главный редактор сайта Charter97.org Наталья Радина выступила на заседании Комитета Европарламента по правам женщин и Делегации по связям ЕП с Беларусью. Журналистка рассказала, как в белорусских тюрьмах пытают женщин-политзаключенных. Приводим текст выступления:

— Я прошла через пытки в тюрьме белорусского КГБ после президентских выборов 2010 года. Тогда также были сфальсифицированы их итоги, и на оппозицию обрушились массовые репрессии. Но масштаб беспредела, происходящего в Беларуси после президентских выборов 2020 года, не сравним ни с чем. Преступления, совершаемые сегодня режимом Лукашенко против политзаключенных, чудовищны.

В тюрьмах тысячи политзаключенных, мы даже не знаем сколько точно. По разным оценкам, от 8 до 10 тысяч. Более трех лет почти ежедневно происходят аресты, люди боятся обращаться к правозащитникам и журналистам, работа которых внутри страны невозможна. За последний год нам стало известно о гибели уже семи человек в заключения: из-за неоказания медицинской помощи, пыток и самоубийств.

Сколько среди политзаключенных женщин на самом деле сказать сложно. Известны имена около 200 человек.

Говорю, исходя из своего опыта: женщина всегда более уязвима в тюрьме. И по естественным физиологическим причинам, и психологически. Зная это, в тюрьмах их пытают особенно изощренно. Цель — унизить, растоптать достоинство, сломить волю.

Судите сами. В тюрьме КГБ меня лишали предметов гигиены, возможности ходить туалет, заставляли в холоде спать на полу, держали в полной изоляции, угрожали создать условия, чтобы у меня никогда не было детей.

В тюрьме на Окрестина в 2020 году условия у женщин были еще страшнее: их держали в душных и переполненных камерах без туалета, мыла, гигиенических прокладок, туалетной бумаги, еды и даже воды. Вот свидетельство одной из бывших политзаключенных: «В четырехместной камере без туалета и воды вместе со мной находилось 36 женщин. Охранники заставляли нас раздеваться догола, просто чтобы позабавиться».

В отчете, подготовленном Управлением Верховного комиссариата ООН по правам человека (УВКПЧ), подтверждаются факты изнасилования задержанных и применения других форм сексуального и гендерного насилия в отношении как мужчин, так и женщин.

Через что проходят женщины в белорусских тюрьмах сейчас? Мы знаем только часть информации, поскольку узников совести держат часто в полной изоляции. Скудные сведения удается узнать из редких писем или встреч с адвокатами. Но адвокаты, надо сказать, сегодня запуганы репрессиями и или не имеют доступа к подзащитным, или скрывают реальную информацию об их положении.

Активистка гражданской кампании «Европейская Беларусь» Полина Шарендо-Панасюк 9 октября 2023 года в третий раз была осуждена и приговорена к тюремному заключению. Сегодня в Беларуси такая практика: чтобы не освобождать политзаключенного, когда заканчивается срок, его снова судят по сфабрикованным обвинениям.

Полину держали в колонии № 24 в Заречье для женщин-рецидивисток, известной тяжелейшими условиями содержания. За неполный год Полина Шарендо-Панасюк провела более 200 дней в штрафном изоляторе, еще на шесть месяцев ее отправляли в помещение камерного типа.

Что такое штрафном изолятор? Я должна вам объяснить. Штрафной изолятор — это каменный мешок без окна, свежего воздуха, где у политзаключенного отбирают все вещи. Он остается в робе из тонкой ткани. Из вещей ему разрешается брать в ШИЗО только зубную щетку, мыло и полотенце.

Даже зубы приходится чистить мылом. Нет раковины с водой, туалета, 1-2 раза в день выводят для гигиенических процедур. Женщинам не передают никакие необходимые предметы гигиены. Запрещены книги, бумага, ручка.

Мы знаем, что некоторые заключенные там просто сходят с ума. Даже мужчины часто не выдерживают в ШИЗО более 10 суток. Они говорят, что это невыносимо тяжелое испытание. Полина провела там 200 дней! При росте 170 см женщина весила 47 килограмм.

В ходе провокации, устроенной администрацией колонии, Полину избили сокамерницы. У нее патология печени, из-за переохлаждения появились боли в спине, позвоночнике, садится зрение. Но медицинскую помощь ей не оказывают, передача лекарств также запрещена

Виктория Кульша, администратор телеграм-канала «Водители-97». Осуждена на 4 года и 6 месяцев колонии. Также содержится в колонии № 24 в Заречье для женщин-рецидивисток.

По информации правозащитников, сотрудники колонии использовали против Виктории психологическое и физическое давление. Один из надзирателей душил Викторию локтем, стоя сзади, а также таскал ее по камере. Кроме этого, ее часто оскорбляли и унижали.

Женщина несколько раз держала голодовки в знак протеста против ужасных условий. Из-за этого у нее дважды случался сердечный приступ.

За полгода в Речицкой колонии Виктория отбыла минимум 92 дня в штрафном изоляторе, а затем ее поместили в помещение камерного типа на шесть месяцев. Состояние здоровья Виктории сильно ухудшилось: она похудела до 57 килограммов, имеет пониженный гемоглобин и тахикардию.

62-летняя пенсионерка Галина Дербыш приговорена к 20 годам тюрьмы по ложному обвинению в «терроризме». У нее инвалидность второй группы, онкологическое заболевание и проблемы с сердцем. Дети боятся, что этот срок для нее пожизненный и из тюрьмы она уже не выйдет живой...

Журналистка Ксения Луцкина, осуждена на 8 лет. У Ксении рак головного мозга. Состояние ее здоровья значительно ухудшилось: увеличивается опухоль головного мозга, от чего она регулярно принимает сильнодействующие лекарства. Также у женщины обострилась бронхиальная астма.

Мария Колесникова, глава избирательного штаба Виктора Бабарико. Осуждена на 11 лет колонии. 28 ноября 2022 года Марию доставили в хирургическое отделение гомельской больницы скорой помощи с диагнозом прободная язва и перитонит и прооперировали. Через несколько дней политзаключенную перевели обратно в колонию, в медицинский стационар. Известно, что госпитализации предшествовало непропорционально жестокое обращение в ШИЗО. В феврале 2023 года с ней пропала связь. О судьбе политзаключенной ничего не известно восемь месяцев.

Елена Лазарчик, активистка «Европейской Беларуси», осуждена на 8 лет колонии. Неоднократно помещалась в карцер, несмотря на проблемы со здоровьем. В октябре стало известно, что ее лишили продуктовых передач. Ей запрещены встречи с адвокатом, не приходят письма. Что сейчас происходит с Еленой, в каком она состоянии — неизвестно.

66-летняя пенсионерка Елена Гнаук, осуждена на 4 года и 6 месяцев колонии. Ей также неправомерно продлили срок на год. Также держали в тяжелых условиях ПКТ (помещения камерного типа), лишили почти всех передач, звонков и свиданий. Известно, что у женщины ухудшилось здоровье: трясутся руки, сильно похудела. В знак протеста держала голодовку.

Оксана Зарецкая, член Координационного совета оппозиции, осуждена на 1,5 года колонии. По информации правозащитников, Оксана после оглашения приговора почувствовала себя плохо, ее госпитализировали. Как минимум три дня женщина провела в коме, а через какое-то время ее вернули в следственный изолятор. Врачи изолятора не оказывали должной медицинской помощи Зарецкой, даже не принимали валерьянку для нее в передачах от родных.

Ольга Майорова, политическая активистка, 57 лет, приговорена к 20 годам заключения. Неоднократно содержалась в пыточных условиях карцера, больна сахарным диабетом.

Ирина Мельхер, пенсионерка 68 лет. Осуждена на 17 лет колонии общего режима. Еще в СИЗО КГБ женщина перенесла гипертонический криз.

Наталья Таран, 75 лет. Осуждена на 3,5 года за «оскорбление» Лукашенко. Известно, что женщина страдает от ряда хронических заболеваний.

Ольга Золотарь, мать пятерых детей. Осуждена на 4 года колонии.

Ее лишили передач и долгосрочных свиданий, сократили количество звонков родным.

Алина Забаштанская, получила 2 года колонии за комментарии в TikTok, которые расценили как «оскорбление Лукашенко». КГБ внес политзаключенную в «террористический список». Известно, что у Алины эпилепсия.

Антонина Коновалова, осуждена на 5 лет и 6 месяцев за участия в протестах. Осужден и муж политзаключенной Сергей Ярошевич. Двое детей с бабушкой были вынуждены уехать в Польшу. Теряет зрение, получила инвалидность 3 группы. 

Журналист Ирина Левшина, директор информационного агентства БелаПАН, осуждена на 4 года колонии якобы за «создание экстремистского формирования или участие в нем». Ирине 58 лет, о ней почти нет никакой информации.

Журналист Катерина Андреева, приговорена к 8 годам и 3 месяцам колонии за «измену государству». Ухудшилось зрение, слух, постоянные приступы аллергии.

Политолог Валерия Костюгова, осуждена на 10 лет колонии за «заговор с целью захвата власти». Работает на швейном производстве. Лишена звонков и встреч за включение в список «террористов».

Марина Золотова, главный редактор портала tut.by, приговорена к 12 годам заключения. Просто за то, что работала журналистом.

Журналистка Лариса Щирякова приговорена к 3,5 годам тюрьмы. После ареста ее сына прямо из школы забрали в приют. Через полгода  у политзаключённой журналистки умерла мама. Ларису не отпустили на похороны.

Дарья Лосик, жена осужденного блогера Игоря Лосика. Приговорена к двум годам колонии только за то, что боролась за своего мужа и дала интервью независимым СМИ. Двухлетний ребенок остался без родителей.

Правозащитница Наста Лойко осуждена на 7 лет колонии за «разжигание вражды или розни», хотя она просто вела мониторинг нарушений прав человека. После задержания ее били электрошокером и держали на морозе без одежды.

Правозащитница Марфа Рабкова осуждена на 15 лет. В тюрьме Марфа несколько раз переболела COVID, это, в том числе, сказалось и на воспалительных процессах. Девушка испытывает проблемы с лимфоузлами и щитовидной железой.

21-летнюю студентку Дануту Передню осудили на 6,5 года тюрьмы только за то, что она 27 февраля 2022 года перепостила в один из чатов текст с критикой Путина и Лукашенко по развязыванию войны в Украине.

Я ограничена во времени и потому смогла рассказать только малую часть того ужаса, который каждый день переживают белорусские политзаключенные: как женщины, так и мужчины.

Многие из них передают при любой возможности одни и те же слова: «Боритесь за нас. Спасите нас».

И мы должны бороться. Должны спасать. Нелегитимный преступный режим Лукашенко должен понести ответственность за эти преступления против человечности. Я призываю усилить санкционное давление на диктатуру. Введенные ограничения против режима — малоэффективны и недостаточны.

Если каждый из нас сделает все возможное, чтобы помочь этим людям, мы их спасем. Пусть каждое наше действие — капля в океане, но именно из капель океан и состоит.

Написать комментарий 25

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях