25 мая 2024, суббота, 11:08
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Олег Гарбуз: Французы долго нас не отпускали со сцены аплодисментами

4
Олег Гарбуз: Французы долго нас не отпускали со сцены аплодисментами
Олег Гарбуз

Спектакль о белорусских политзаключенных собрал полные залы в Клермоне и Лионе.

На днях известный белорусский актер, «купаловец» Олег Гарбуз вернулся с недельных гастролей во Франции. В городах Клермон и Лион он вместе с труппой «Нового театра» выступал со спектаклем «1,8 метра», который рассказывает о белорусских политзаключенных.

Сайт Charter97.org узнал у актера, откликнулся ли спектакль французским зрителям:

— Мы отыграли четыре спектакля: два в Клермоне и два в Лионе. Когда я увидел зал и подсчитал количество мест, то мне стало плохо, так как их оказалось около 1000.

Я не поверил, что придут люди и займут весь зал. Ведь в Клермоне живет чуть более 140 тысяч человек. Когда же в первый день мы увидели полный зал, то удивились. До этого мы уже были с гастролями во Франции, но тогда было заполнено более половины зала. На этот раз они были полные.

Перед вторым спектаклем я подумал, что все театральное население города уже сходило на первый, но оказалось, что и на второй, и на третий, и на четвертый были полные залы. Люди очень хорошо воспринимали «1,8 метра». Думаю, что где-то около 3,5 тысяч французов, которые не очень-то и знали про Беларусь, побывали на нашем спектакле.

Заметил, что люди просто приходили, а они смотрели, слушали и после спектаклей были нам очень благодарны, долго не отпускали на поклоне со сцены аплодисментами.

Я еще раз понял, что про нашу тему нужно как можно больше рассказывать. Считаю, что мы сделали важное дело, съездив туда и рассказав, напомнив миру еще раз о наших героях.

Кстати, белорусов были буквально единицы, потому что в той части Франции их попросту нет. В Клермоне было несколько человек, в Лионе 5-7 из диаспоры.

Так что играли мы для французов. Повторюсь, я по-хорошему был удивлен тем, что французы пришли к нам на спектакль, заинтересовались этой темой. Очевидно, что она их зацепила.

— Вы встречались со зрителями после спектаклей? О чем они спрашивали?

— В Клермоне — нет, а в Лионе — дважды. Кстати, в Лионе поcле просмотра «1,8 м» на разговор с нами осталось под 150 человек. Они спрашивали о ситуации в Беларуси, а мы им в таком полуприватном разговоре рассказывали, что у нас происходит, о тысячах политзаключенных.

У нас спрашивают, изменили ли мы спектакль с началом войны в Украине. Мы немного изменили, но все-таки это разные темы. Я сказал, что происходящее сейчас в Израиле не отменяет событий в Украине, а война в Украине не отменяет нашей ситуации. Одно не исключает другое.

— Расскажите о вашей роли в спектакле.

— В спектакле я стараюсь донести как можно большему кругу людей письма из заключения, которые писал Витольд Ашурок. Его мысли очень светлые и позитивные. Письма трогательные и умные.

Он из-за решетки старался вдохновить людей и давал им больше, чем просил поддержки. Это такая очень важная история, которую я пробую донести людям. Для меня честь читать и говорить его словами.

По отзывам зрителей, спектакль, несмотря на такую тяжелую тему, очень светлый и оставляет после себя впечатление, когда хочется сделать что-то хорошее, стать лучше.

Написать комментарий 4

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях