25 июля 2024, четверг, 4:10
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Олег Гарбуз: После показа французы говорили, что «теперь мы знаем про Беларусь»

7
Олег Гарбуз: После показа французы говорили, что «теперь мы знаем про Беларусь»
Олег Гарбуз

Спектакль о белорусских политзаключенных собрал полные залы во Франции.

С 7 по 18 февраля во Франции состоялся показ спектакля «1,8 метра» режиссера Ивана Вырыпаева. Спектакль документальный, основанный на сказанном белорусскими политзаключенными в суде, их показаниях, интервью, свидетельствах и письмах родных.

Со сцены звучит и письма погибшего политзаключенного Витольда Ашурка. Имена героев, кроме Витольда, изменены. Премьера спектакля в 2021-ом году прошла в варшавском «Новом Театре».

Один из участников «1,8 метра», известный белорусский актер, «купаловец» Олег Гарбуз рассказал сайту Charter97.org о спектакле и гастролях во Франции.

— Расскажите, как появилась постановка?

— Поставили мы «1,8 м» в конце 2021-го года в Варшаве. К тому времени в Польше собралось большое количество актеров-белорусов. Создание спектакля было решением менеджера проекта — Марины Дашук, которая собрала актеров. Пригласили режиссера Ивана Вырыпаева. Площадку для спектакля предоставил варшавский «Новый Театр».

С одной стороны, проект призван рассказывать о том, что происходило и происходит в Беларуси. Тема никуда не ушла, осталась с нами. Как бы кто-то не хотел перевернуть страницу, но она не переворачивается и не должна быть перевернута. В том числе, спектакль и об этом.

С другой стороны, это проект и для того, чтобы наши белорусские актеры оставались в профессии, что немаловажный факт. В итоге у нас получился стильный и нужный продукт хорошего качества. Иван очень чувствующий режиссер.

Фото: Александра Кононченко

— Расскажите, об участниках спектакля. Кто в нем играет?

— В основном играют белорусы. Есть россиянка Валентина Сизоненко и участвуют еще два актера-поляка «Нового Театра» — Бартош Беленя (исполнитель главной роли в известном фильме «Тело Христово» — прим.) и Эвелина Панковская.

В спектакле используются белорусский, русский и польский языки. Режиссер хотел избежать титров, чтобы люди не читали, а смотрели за актерами и слушали. При показах в Польше эту роль исполняют наши польские коллеги. Они фактически переводят то, что мы говорим. Благодаря этому зритель имеет возможность не читать, а именно следить за человеком.

— На прошлой неделе вы вернулись с гастролей во Франции. В каких городах выступили со спектаклем?

— В Реймсе в провинции Шампань и в Нантере — городе-спутнике Парижа. В Реймсе мы два спектакля отработали и пять спектаклей в Нантере.

— Какой была реакция французов? Понимают ли они, что происходит Беларуси?

— Я был удивлен, что публика была именно французской. Белорусов, россиян были считанные единицы. Спектакль на самом деле достаточно простой. В нем нет сумасшедшей сценографии, трюков. Мы рассказываем истории людей. Тем не менее, публике отозвалось, нам долго аплодировали.

Еще в Реймсе, где мы два спектакля отработали, работники театра сказали нам, что, как правило, на такие беседы после показа остается человек 20, а у нас осталось около 80-ти. В Нантере после последнего спектакля тоже осталось человек 80.

При этом у нас были полные залы. Только на одном спектакле зал был заполнен наполовину, но из-за забастовки. Видимо, люди не смогли доехать.

После показа французы говорили, что «теперь мы знаем про Беларусь». Получается, что мы несем правду о том, что у нас происходило и какие мы на самом деле люди. Они с удивлением констатируют, что мы — нация, которая достойна занять свое место в европейской семье.

Фото: Александра Кононченко

— Какие вопросы задавали французские зрители во время бесед после спектакля?

— Спрашивали о песнях, которые у нас звучат. Было видно, что люди заинтересованы и хотят понять, что за страна такая — Беларусь. Мы им рассказали, что у нас страна с давними европейскими традициями, что у нас не было рабовладельческой системы. Было государство, которое называлось Великое Княжество Литовское и Речь Посполитая, а с конца 18-го века мы находимся под российской оккупацией. Мы доносим базовые вещи, рассказываем о ситуации, которая сейчас в Беларуси.

— Может быть, какая-то история политзаключенного зрителям особенно откликнулась?

— Истории, которые звучат, сами по себе очень трогательные. Французы интересовались, правда ли это, реальные ли это люди. Мы говорили, что да. Некоторых героев мы даже встречали. Например, когда мы были с гастролями в Праге, то девушка-героиня, историю которой рассказывает Полина Добровольская, приходила на спектакль. Брат Витольда Ашурка был у нас на спектакле в Варшаве.

Фото: Александра Кононченко

— Расскажите о театре, с которым вы создали этот спектакль.

— Это «Новый Театр», который находится в Варшаве. На данный момент — это один из самых модных театров в Польше. Он нам дал базу на которой мы это спектакль сделали.

Театр сам по себе очень интересный. Он находится на территории бывших городских автомастерских. Там ремонтировали авто и остались большие площади, которые адаптировали под театр. Он сделан прямо идеально.

Я просто рекомендую сходить на спектакли Кшиштофа Варликовского, который возглавляет театр. Благодаря этому человеку он появился. Варликовский — режиссер, который сделал себе имя в Европе и вернулся после того, как Польша вышла из соцлагеря и создал этот театр. Там работает команда профессионалов, как говорится, с верхней полки. Сотрудничать с ними большая честь для нас.

— Планируете ли вы гастроли в еще каких-то странах?

— В планах в октябре поехать еще раз с гастрольным туром во Францию. Сейчас как раз идет работа над составлением графика. Франция страна с очень сильными театральными традициями, там проходит много значимых фестивалей. Обсуждаем и вариант гастролей в Канаде.

Написать комментарий 7

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях