28 февраля 2024, среда, 9:22
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Наперсточники в погонах

7
Наперсточники в погонах

Не верьте им.

Александре Каско, вернувшейся из Польши, дали десять лет. Восемь статей уголовного кодекса, список террористов, список экстремистов – словом, полный «соцпакет». Силовики тут же пошли развешивать на всех столбах рассказы о том, как внедряли губопиковца в ее окружение, как он втирался в доверие, как летом прошлого года девушка уже приезжала в Беларусь из Польши под контролем силовиков, не зная об этом контроле. В общем, отчитались о проделанной работе.

Конечно, хочется немедленно сесть за вычисления, чтобы определить количество силовиков в стране не по официальным данным, а исходя из того, что на каждого уехавшего белоруса приходится отдельная штатная единица, которая годами втирается в доверие, чтобы потом выманить на родину. Лучше не начинать такие подсчеты, ведь может оказаться, что вся страна разделилась на уехавших и силовиков, которых заманивают их назад и караулят на границе. Я сейчас не о том.

Александра жила в Польше, но в прошлом году приезжала в Беларусь и выехала беспрепятственно. Вероятно, в феврале она пересекала границу уже без страха – всё же обошлось в прошлый раз. Возможно, даже получив свои 15 суток, она еще надеялась, что это случайность и через две недели можно будет жить дальше на свободе. Не сбылось.

Сейчас весь постсоветский мир обсуждает сериал «Слово пацана». Вспоминают конец восьмидесятых и девяностые: а у нас во дворе было так, а в соседнем городе вот эдак. Но если вспоминать всерьез, то время это отмечено не только подростковыми бандами татарских городов. Одна из его главных примет – наперсточники. Повсеместно, на каждом вокзале, в парке, на главной улице любого города. Наперсточники никогда не «обували» клиента сразу же. Сначала ему пару раз давали возможность выиграть, чтобы расслабился и поверил. Белорусские силовики – это те же наперсточники девяностых. Разок-другой могут дать возможность уехавшему белорусу съездить домой. Не тронут, на границе и бровью не поведут. И когда человек успокоится, начнет дышать свободно и думать, что пронесло и режим им вовсе не интересуется; когда станет менее осмотрительным в высказываниях и контактах, когда начнет переписываться с друзьями в Беларуси, не боясь их подставить, - вот тогда-то они и появляются. Иногда – прямо на границе. Иногда – рано утром, ломая двери и наслаждаясь растерянностью человека, который еще вчера был уверен в том, что опасности нет, и строил планы на завтра, а то и на послезавтра.

Точно такие же наперсточные банды – разрекламированные пропагандой программы «Дорога домой» и «Комиссия по возвращению». Через «Дорогу домой» приехала в Беларусь администратор протестных телеграм-чатов Татьяна Курилина. Дала интервью пропагандистке Ксении Лебедевой, выполнила, казалось бы, все условия – и села на четыре с половиной года. Силовики еще потом комментировали: это очень гуманно, она там наадминистрировала лет на десять, но мы оценили раскаяние и сотрудничество. А еще можно вспомнить интервью жителя Волковыска Сергея Петрулевича государственному телевидению. Петрулевич вернулся как раз-таки через комиссию. И был удивлен, что уголовное дело никто прекращать не собирается, хотя и дело-то плёвое – об оскорблении сотрудника милиции. Ни тебе экстремизма, ни администрирования телеграм-чатов, ни даже массовых беспорядков. Это тоже наперстки: одного не посадят, зато двух-трех следующих упекут на годы.

Никто не вправе указывать людям, куда им ехать и что делать. За последние три года, казалось бы, повзрослели даже те, кто десятилетиями жил в кукольных домиках под розовыми зонтиками. Но мелькающие перед глазами стаканчики с шариком, который точно находится именно здесь – никак он не может в другом месте находиться, - все-таки время от времени соблазняют белорусов попытать счастья. Это Аркадий Бабченко может едко посмеиваться над наивными россиянами, которые бегут от репрессий, а потом едут в Россию навестить бабушку и удивляются, когда их сажают. Я не буду посмеиваться и не буду призывать не соблазняться и не ехать в Беларусь. Просто, когда покажется, что ничего страшного произойти не может, а претензий у режима вроде бы и нет, рекомендую вспомнить вокзальный бубнёж «кручу-верчу, запутать хочу» - и не поддаться.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Написать комментарий 7

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях