15 июля 2024, понедельник, 1:37
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Крымский активист: Путин из последних сил цепляется за Крым, но русские бегут с полуострова

1
Крымский активист: Путин из последних сил цепляется за Крым, но русские бегут с полуострова

Жители Крыма активно продают имущество и недвижимость.

Оккупационная так называемая власть в Крыму пытается успокаивать жителей оккупированного полуострова, что якобы он находится под надежной защитой российских войск. Но это не останавливает жителей Крыма, активно продающих имущество и недвижимость, поскольку они боятся контрнаступления Вооруженных сил Украины и не верят обещаниям гауляйтеров. Что сейчас происходит на полуострове, куда кроме россии бегут коллаборанты и с какими проблемами сейчас сталкиваются крымские татары - «Апострофу» рассказал глава Крымскотатарского ресурсного центра, член Меджлиса крымскотатарского народа Эскендер Бариев.

- Гауляйтеры оккупированного Крыма, в частности Севастополя, заявляют, что город постоянно является объектом атак беспилотников – как воздушных, так и надводных. Как много подобного случается? Почему информация так часто меняется? Когда происходят взрывы в бухте, они сообщают, что это профилактические работы, хотя в другом случае сообщают, что сбивают беспилотники. Что за этим может стоять?

– За последнюю неделю было много взрывов во временно оккупированном Крыму. Они были и в Джанкое (северный Крым), и в южном или юго-западном Крыму – это Севастополь. К этим взрывам разное отношение: с одной стороны, отношение местных жителей Крыма, а с другой – отношение или пропагандистская работа оккупационных "властей". Что касается Севастополя, было три очень мощных взрыва, которыми повредило окна в административных зданиях Севастополя.

Как реагируют оккупационные власти? Во-первых, они пытаются предоставлять информацию, что очень эффективно работает ПВО РФ, таким образом говоря, что ПВО мощное и оно защитит жителей Крыма.

Во-вторых, они пытались опровергнуть какие-либо повреждения и прочее. Они постоянно говорят, что там ничего не было и что действительно есть опасность, потому что в Севастополе, например, Черноморский флот, штабы флота – это военные объекты. Они в детали не вдаются и не предоставляют полной информации.

И в-третьих, недавно были выступления Аксенова – он же «Гоблин», так называемый глава Крыма. Он ездил в места, где они проводят так называемую «сво», чтобы проведать крымчан, служащих в вооруженных силах РФ. Он заявлял, что все хорошо, раздал награды, но не хватает оружия. Поэтому он с критикой выступал против минобороны РФ. Хотя буквально недавно он говорил, что «у нас все очень хорошо, мы хорошо защищаемся, строим фортификационные сооружения». Он придает такую «уверенность», что они смогут защитить и что у ВСУ нет возможности освободить Крым.

– Вы сейчас описали ситуацию в информационном плане. оккупанты пытаются что-то заявлять, формировать определенную пропагандистскую картинку, но взрывы время от времени в разных местах раздаются. Это оказывает только психологическое влияние, либо этого достаточно, чтобы влиять и на военную логистику?

– Что касается психологического плана, скажу, что наши активисты все больше пытаются продемонстрировать свою причастность к Украине. Например, на днях в поселке Сала, то есть Грушевка Судакского района, был размещен украинский флаг на вышке. С одной стороны, жители Крыма слышат информацию от должностных лиц, а с другой стороны они видят такие проявления - и это очень важно.

Что касается логистики, то действительно это очень влияет. Например, когда были взрывы в Джанкое, они звучали в районе железнодорожного узла. Там узел железной дороги с севера, то есть с материковой части Украины, и с Крымского моста, а следующая ветка – это Севастополь и Симферополь. Логистика действительно начинает нарушаться, это во-первых.

Во-вторых, нам предоставляют информацию, что на востоке Крыма много техники они привезли, но нам не могут предоставить точную информацию, это подержанная техника или новая. Ее привезли на ремонт или на дальнейшую логистику, либо эта логистика нарушилась отчасти. Конечно, когда они строили дороги, железные дороги и станции, это все делали не для населения, они готовили это для войны против Украины - что и подтверждается сейчас.

- Есть информация, что Кремль начал финансировать туризм, чтобы не увольняли сотрудников и туристическая отрасль держалась на плаву. Что вы можете об этом сказать?

- Прежде всего, я хочу подтвердить, что действительно на побережье западного Крыма они построили фортификационные сооружения по побережью, поэтому сезона не будет. Тем предприятиям, которые зарабатывали на туризме, говорят работать на юге, потому что здесь не будет такой возможности. Я думаю, что они пытаются сегодня вливать деньги в Крым, чтобы задержать там жителей, которые были насильственно эвакуированы или приехали сами. Они пытаются давать сертификаты в центр и северный Крым. Была информация, что нужно предоставлять дотации из федерального бюджета, чтобы поддерживать людей, которые не смогут вести бизнес в рекреационной сфере.

- Бегут ли россияне из Крыма?

– Есть такая информация, она очень интересная. Есть индикаторы, подтверждающие это. Во-первых, у них есть такой сайт Авито, как, например, у нас ОЛХ. Там очень много стали продавать бытовой техники, которую приобрели 2-3 года назад. Следующий индикатор – нам начали предоставлять информацию, что многие коллаборанты – не россияне, а коллаборанты – начали покупать имущество в третьих странах. К примеру, в Турции. У них нет, например, украинских паспортов, в другие страны они поехать не могут. А по российским паспортам они пытаются приезжать в Турцию и там покупать жилье. Действительно, сейчас в Турции есть такие «русские» районы. Там им тоже не нравится что-то, начинают говорить, чтобы мечети не работали. Уже начинаются вопросы.

– А что с имуществом коллаборантов на территории Крыма? Они его продают? Кто тогда может быть покупателем?

– Бизнес в плане строительства остановился. Нам предоставляют информацию, что у тех специалистов, которых бронировали за полгода – год, сейчас нет работы. И это не потому, что не хватает строительных материалов, а потому, что опасаются проводить строительные работы, потому что ожидают Силы обороны Украины.

Что касается самой недвижимости, есть информация, что, несмотря на то, что дотируют херсонских жителей посредством сертификатов, спрос ниже предложения.

- Как сейчас живется крымскотатарской общине в контексте политических притеснений и преследований? Вы упоминали о поднятии украинского флага в Грушевке. Оккупанты вряд ли могут оставить это безнаказанным.

– Я хочу напомнить, как была повреждена железная дорога в районе Бахчисарая. Это произошло 23 февраля. С конца февраля начались первые обыски. Было восемь обысков, буквально на днях были обыски в Бахчисарае у активиста национального движения, его сына и соседа. Это говорит о том, что в первую очередь после таких событий оккупанты начинают проводить обыски у активистов Крымскотатарского национального движения. То есть либо у делегатов Курултая, либо у бывших членов Меджлиса, либо у членов местных или региональных меджлисов, либо у активистов национального движения. Мы увидели за это время более 9 таких обысков и более 10-12 задержаний. Это говорит о том, что они ищут среди активистов угрозу и пытаются таким образом запугивать крымских татар.

С другой стороны, действительно не без коллаборантов они сейчас пытаются проводить такие информационные пропагандистские действия. К примеру, мое имя там постоянно появляется. Они через свои СМИ передали мне «привет». Угрожают мне. Постоянно говорят, что мы системно работаем в информационном плане через телеграмм-каналы, через информационные кампании. Да, мы это делаем для того, чтобы наши соотечественники понимали, что мы скоро вернемся в Крым, чтобы они знали, как организоваться, как избежать службы в вооруженных силах РФ, потому что это наши соотечественники, наш народ. Мы за него с одной стороны беспокоимся, а с другой – делаем все для того, чтобы наш народ поддерживал нашу страну, наше государство.

Написать комментарий 1

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях