19 июля 2024, пятница, 23:34
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

«Люди сами несут мне деньги»

18
«Люди сами несут мне деньги»

Как белоруска из Бобруйска стала певицей в Испании.

Бобруйчанка Наталья Сайед полтора года живет в испанском городе Валенсия. В критический момент, когда над Натальей и ее двумя маленькими детьми нависла угроза остаться без крыши над головой, женщина пошла петь на улицу. В беседе с изданием 1387.by Наталья рассказывает, как это решение изменило ее жизнь, правда ли, что эмиграция — только про «греться на солнце у моря», и зачем далеко от Беларуси вести собственный тикток-канал о родине.

Осталась одна с двумя маленькими детьми

— Наташа, расскажи, когда и почему ты уехала из Беларуси?

— В сентябре 2021 года. Во-первых, я тогда увидела, что законы в Беларуси больше не работают, и жить в такой стране мне не хотелось, а во-вторых, мне просто стало там опасно. Под моими окнами стояла милицейская машина. Я не могла жить в постоянном напряженном состоянии, это не мой стиль. Поэтому я приняла решение уехать.

Молодой человек, с которым я тогда встречалась, предложил ехать в Испанию. Я тогда совсем ничего не знала об этой стране, язык тоже не знала. Я владею английским, но здесь мало кто на нем разговаривает. Поэтому пришлось учить испанский, и могу сказать, что сейчас, через полтора года я на нем довольно сносно разговариваю.

— Каким было первое впечатление от Испании и как прошел знаменитый период адаптации?

— В самом начале было восхищение. Валенсия очень красивая, здесь море. Но через некоторое время мы разошлись с тем молодым человеком, с которым вместе приехали. Я осталась одна с двумя детьми. С Бобруйском все связи разрушились. Там у меня была работа — собственная образовательная студия Yellow Duck. У меня была надежда на моих учеников, что буду работать с ними онлайн и после переезда. Но большинство «отвалилось». Потом меня попросили съехать с квартиры. У меня не было работы, не было денег. Это был очень критический момент, я была на грани отчаяния. Эти полгода оказались очень тяжелыми. Пришлось заново искать себя и делать это быстро. Эмиграция — это непросто. Это совсем не так, как некоторые думают, что мы здесь под солнышком на море лежим и греемся.

«Выйти петь на улицу было страшно и тяжело морально»

— Какой выход нашeлся из этой непростой ситуации?

— Я думала, где зарабатывать деньги. Убирать квартиры я не хотела, быть нянькой, когда дома двое своих — тоже. И тогда я пошла петь на улицу — стала уличной артисткой.

— Ничего себе! Как пришло такое решение?

— Это был чистый случай. Бобруйчане должны помнить, как когда-то в нашем городе на улицах пел эквадорец. Он приводил свою дочь ко мне в студию на занятия. И вот мне позвонила его жена и рассказала, что он сейчас там же, где и я — в Валенсии. Я связалась с ним и уже на следующий день пошла вместе с ним петь на улице. Мне было очень страшно. Выйти петь на улицу — это очень тяжело морально. Я смогла. Потому что отчаянные времена требуют отчаянных шагов. И сейчас, когда прошло время, я уже чувствую себя довольно комфортно как артистка. Я даже завела себе страничку в инстаграме, где продвигаю себя именно как певицу.

— Как люди в Испании относятся к уличным певцам?

— Я для них стала шоком (смеется-ред.).). Они никогда не могут догадаться, откуда я. Из них мало кто слышал о Беларуси до 2020 года, но сейчас они знают нашу страну в связи с репрессиями. Они расспрашивают меня, откуда я, почему пою по-испански. Я все чаще слышу слова поддержки и не только в свой адрес, но вообще всех белорусов. Испанцы нас хорошо принимают.

«Испанцы — очень благодарная публика»

— Ты выступаешь только на испанском? На белорусском не пробовала что-то испанцам спеть?

— Я пою на испанском, итальянском, английском, русском. Что петь на белорусском — не знаю. Вообще, какой-то свой репертуар я составила не сразу. Я никогда до этого не пела на улице, это был огромный стресс для меня. Мне было страшно, потому что я помнила предвзятое отношение к уличным певцам в Беларуси. Поэтому я сначала выступала вместе с эквадорцем, а потом уже и самостоятельно начала. И убедилась, что испанцы — очень благодарная публика.

Я постепенно набралась смелости, чтобы петь без микрофона. Поэтому в репертуаре у меня сейчас в основном опера, так как она не требует микрофона. К тому же, в Валенсии вообще запрещено использовать аппаратуру, когда поешь на улице. И сначала, когда я пела с микрофоном, то переживала, что меня может остановить полиция, забрать аппаратуру. Поэтому я приняла решение петь без микрофона. Я использую колонку, но это тихая фоновая музыка.

«Люди сами несут мне деньги»

— Действительно ли таким образом можно заработать нормальные деньги на жизнь?

— Я уже стала известной в Валенсии, меня многие знают и мне повсюду рады — и испанцы, и туристы. Преимущественно уличные артисты здесь одеваются в грязную одежду, поют некачественно. Я же всегда стараюсь выглядеть красиво, делать качественный продукт. Поэтому люди сами несут мне деньги, благодарят и говорят, чтобы я не бросала музыку. Но я и не собираюсь, потому что я же — музыкант по образованию.

Меня уже приглашают выступать на разных мероприятиях, винных дегустациях. Я и сама предлагаю свои услуги, но пока что я преимущественно — уличная артистка и иногда выступаю в ресторанах. Но стараюсь расти.

— Ты говоришь, что уличным певцам нельзя пользоваться аппаратурой. Есть ли еще какие-то правила? Должен ли уличный певец получать разрешение, чтобы где-то на улице петь?

— Валенсия-город туристический, к музыке здесь относятся очень хорошо. Но правила, конечно, есть. Чтобы петь на улице, нужно разрешение. Но с ним может быть больше проблем, чем бонусов. Если тебе дается разрешение, в нем прописано, что ты не имеешь права пользоваться усилителями, ты можешь только петь акапелла. Но по факту никто это правило не соблюдает, все поют с микрофоном или колонкой. И если тебя останавливают в такой ситуации, и у тебя есть разрешение, то тебе скажут — вы знаете, что нельзя пользоваться колонкой, но нарушаете это, поэтому штраф. А если нет разрешения, ты будто не знаешь правил, и тогда тебе просто скажут, что нужно обратиться в местный аналог исполкома и взять разрешение и просто отпустят.

«Если в Испании что-то не сложится, я выживу в любой стране»

— Ты хочешь дальше развиваться как певица есть ли какие-то другие планы по поводу того, что дальше делать в эмиграции?

— Да, я хочу дальше развиваться как певица. Хочу поучаствовать в одном конкурсе, но пока не буду говорить, каком, чтобы не спугнуть удачу. Я буду дальше в этом направлении развиваться, так как с таким видом заработка я нигде не пропаду. И даже если с Испанией что-то не сложится, я смогу выжить и заработать в другой стране. Хотя отсюда меня никто не выгоняет и не выгонит без причин. Здесь в общем, если ты живешь законопослушно, к тебе не будет никаких вопросов, все будет хорошо.

Кроме того, я ищу возможность открыть здесь свою образовательную студию для детей, как у меня была в Бобруйске.

— Наташа, говорят, в Испании непросто легализоваться, получить вид на жительство. Расскажи, как у тебя это получилось?

— Когда я приехала, то сразу подалась на международную защиту, поэтому сейчас мы здесь с детьми находимся вполне легально. У нас есть медицинская страховка, у меня — право на работу. Далее есть возможность податься на вид на жительство по оседлости, когда мы три года тут проживем. В этом сентябре будет уже два года и останется год. Время летит быстро.

Тикток-эфиры из Испании о Беларуси и для белорусов

— Что самое сложное для тебя сейчас в Валенсии?

— Здесь очень непросто снять жилье. Требуют подтверждение доходов. А пение на улице — это доход, который не декларируется, поэтому я не могу ничего подтвердить. Чтобы здесь снять квартиру, нужна большая удача или много знакомств.

— Как адаптировались дети? Как все решилось со школой?

— Со школой не возникло никаких проблем. В Испании прекрасное отношение к детям. Здесь каждый ребенок имеет право на образование, даже если его родители в стране нелегально находятся. Я быстро устроила детей в школу. Мы приехали в сентябре, а в октябре уже начались занятия. Школа государственная, бесплатная, и дети питаются в школе бесплатно. С языком у них тоже проблемы не возникло.

— Ты скучаешь по Беларуси? Часто вспоминаешь о прошлой жизни?

— Я не бросаю белорусскую повестку дня. Я до сих пор слежу за происходящим в Беларуси, и беспокоюсь о своей стране. Еще в 2020 году, когда была в Беларуси, я создала тикток-канал, в котором показывала свое отношение ко многим проблемам в стране. После переезда я поставила его на стоп, но в последнее время решила восстановить. С февраля этого года я веду живые эфиры для белорусов внутри страны и за рубежом. Ко мне на эфиры приходят разные люди, которые так же, как и я, эмигрировали, но также люди с другой стороны баррикад, которые находятся в Беларуси.

— О чем твой канал?

— Я делаю смешные ролики, троллю тех, кто поддерживает нынешнее состояние в Беларуси. И я вижу, что людям интересно, даже из другого лагеря, потому что у меня они берут информацию, которой не хватает внутри Беларуси. К тому же, у меня формат открытого микрофона и можно подключиться и открыто высказаться. И я даю слово всем, чтобы люди послушали и сделали свои выводы. Я вижу в них много страха, тревоги. Они понимают, какое будущее их ждет.

Вместе с этим я вижу, что белорусский сегмент в тиктоке сейчас активно развивается, и там появляется много интересного контента о Беларуси и для белорусов. Но ко мне на эфиры, кроме белорусов, приходят также украинцы. Мы поднимаем самые разные, часто острые темы. Я говорю на своем канале обо всем.

«Меня спрашивают — тебе больше всех надо? Я думаю — а кто, если не я?»

— Наташа, зачем тебе это? И так же хватает разных сложностей на новом месте. Откуда ты берешь энергию на канал?

— Это зов сердца. Мне хочется это делать. Никто мне за это не платит. Я жертвую свое время, свои усилия совершенно бесплатно, по собственному желанию. И я вижу, что людям это нужно, и это дает мне силы продолжать. Что удивляет — ко мне приходят те, кто помнит меня по моим судам в Бобруйске в 2020 году (Наталье не разрешили быть наблюдателем на избирательном участке во время выборов в 2020 году, и завели на нее административное дело. Наталья долго пыталась отстоять справедливость и доказать, что были нарушены ее права. На суды к девушке тогда приходило много бобруйчан — ред.).

За примерно полтора месяца в эфире у меня побыли 100-120 человек, подписчиков в моем аккаунте сейчас более 4 тысяч.

Я тут слышала от белорусов — тише, Наташа, куда ты лезешь? Тебе больше всех надо? Та же риторика, что и в Беларуси. А я думаю — кто, если не я? Я хотела создать площадку для белорусов с разными позициями, так как я бы хотела, чтобы белорусы были солидарными и могли договориться. Так как заметила даже в белорусских сообществах за рубежом, что люди начинают ссориться. Я смотрю на это и думаю — зачем? Разве не больше смысла в том, чтобы поговорить и договориться?

«Я счастлива там, где я есть»

— Наташа, как ты смотришь на будущее Беларуси? Разделяешь ли уверенность, что вскоре все изменится и будет хорошо?

— Я уверена, что в Беларуси будут перемены, и нам не так долго ждать их, когда белорусский народ станет сознательным, примет ответственность за свою жизнь на себя. Ведь свобода не дается просто так, бесплатно, за нее нужно потерпеть и подождать. Я считаю, что мы сейчас в таком историческом моменте, когда или Беларуси не станет, она перестанет существовать на политической карте мира, или она возродится. И я говорю сейчас, и у меня внутри все трепещет, мне больно, потому что я не понимаю, как кто-то может решить, что имеет право лишать гражданства, выгонять из страны.

— Ты хочешь вернуться домой?

— Я много где пожила и я считаю себя человеком мира. Я счастлива там, где я есть. Но это не отменяет того факта, что я — белоруска, родилась в Беларуси, имею право голоса и буду говорить без зависимости от того, нравится это кому или не нравится.

Я объективно понимаю, что чтобы я вернулась в Беларусь, старая система должна быть разрушена. Я не фантазерка, в ту Беларусь, которая есть сейчас, я не готова вернуться. И я буду землю грызть, но я туда сейчас не поеду, так как в этот момент от меня больше пользы за границей.

«Мне говорят — надо сохранить Беларусь»

— Хорошо ли тебе в Испании?

— Мне здесь вполне комфортно. Мне нравится, что люди расслаблены, улыбаются, они счастливы. Здесь прекрасный климат, море, солнце. Я пою. Конечно, везде есть какие-то проблемы, бюрократические моменты, вопросы системы. Но в европейском пути намного больше плюсов, чем в советском, который всем пытаются навязать белорусские власти. Мне недавно на эфире сказали, что главное — сохранить Беларусь. А я спрашиваю — а что вы хотите сохранить? Что по факту нужно сохранить? Нам действительно нужно сохранять ту Беларусь, какой она есть сейчас?

— Много ли белорусов в Валенсии и поддерживаешь ли ты с ними связь?

— В группе «Белорусы Валенсии» 200 человек. Иногда местные белорусы устраивают какие-то акции, иногда — просто встречаются на пикники. Люди здесь очень разные. Есть белорусскоязычные, но все-таки русский язык более распространен. Даже школа, которую здесь открыла белоруска — русскоязычная. И я совершенно нормально отношусь к русскому языку, я не считаю, что после того, как Россия напала на Украину, русский язык надо запретить. Но у меня возникла мысль — может, в моей школе, которую я хочу здесь открыть, сделать белорусский класс? Собирать детей на белорусские мультики, фильмы?

Вообще, я очень хотела бы заново открыть здесь свою студию. В Бобруйске у меня дети обучались музыке, английскому, китайскому языкам. Но у меня была более широкая идея, куда развиваться дальше. Я хотела учить детей думать. Ведь я понимала, что в белорусской школе это невозможно. Я хотела, чтобы у детей было безопасное пространство, где дети могли бы пошалить, постоять на голове, сказать то, что они думают. К сожалению, в Беларуси сейчас одно за другим закрывают подобные частные пространства.

«Не жду ни от кого помощи, рассчитываю только на себя»

— Просто ли открыть школу в Испании?

— Здесь тяжело начать собственный бизнес, если ты без денег. Возможности взять кредит нет, так как его дают только под гарантии, которых у меня нет. Снять помещение — та же проблема, что и с квартирой, так как нужны гарантии оплаты.

В общем, это всегда самое трудное — начало. Я особо не жду ни от кого помощи, рассчитываю только на себя. Я вижу такую тенденцию в сообществах белорусов — они любят критиковать, а чтобы самим пойти и сделать, так нет. Все ждут, что кто-то придет, пожалеет его и за него сделает.

Я тоже хочу, чтобы меня кто-то пожалел, но такой кто-то все не приходит. Поэтому я встаю и делаю сама, и считаю, что это — лучший путь.

Написать комментарий 18

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях