28 февраля 2024, среда, 22:24
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Как белорусский паспорт стал самым слабым в Европе

8
Как белорусский паспорт стал самым слабым в Европе

Без виз белорусов пускает немного стран, а получение шенгена превратилось в квест.

Обновленный в июле рейтинг паспортов международной консалтинговой компании Henley & Partners показал, что белорусский документ по-прежнему является самым слабым не только среди соседей, но и во всей Европе. Его отрыв от паспортов остальных государств региона все больше увеличивается — ситуацию не спасает даже недавняя отмена виз для белорусов со стороны Никарагуа. «Зеркало» вспоминает, всегда ли белорусский паспорт был самым слабым на континенте, и разбираемся, почему он таковым является сейчас.

Что измеряют индексом паспортов?

Индекс паспортов компании Henley & Partners (Henley Passport Index) — это рейтинг стран по уровню свободы передвижения, которую они могут предоставить своим гражданам. Его создатели анализируют визовые правила более 200 государств и территорий и ежеквартально ранжируют их по количеству направлений, доступных их гражданам для безвизового въезда. До 2018 года Индекс паспортов назывался Индексом визовых ограничений.

При расчете Индекса паспорт получает балл за каждую страну, для въезда в которую сроком как минимум на три дня его владельцу не нужно заранее получать визу. Балл присуждается также за направления, на которых визу можно получить по прибытии. Если владельцу паспорта для въезда на какую-то территорию нужно получать визу либо какое-то иное заблаговременное разрешение со стороны правительства, то за это документ получит ноль баллов. Всего в списке Henley & Partners сейчас насчитывается 227 возможных «пунктов назначения». То есть 226 (число всех стран и территорий минус сама страна обладателя паспорта) — это максимально возможный показатель, которого может добиться анализируемый паспорт.

Для самой компании Henley & Partners такая информация важна потому, что она уже четверть века помогает клиентам получать виды на жительство и гражданства разных стран. Индекс паспорта и его сравнение с такими же показателями других таких документов позволяют потенциальному «покупателю» легко оценить практическую ценность. Но попутно эксперты Henley & Partners решили еще одну интересную задачу: создали удобный инструмент для оценки эффективности одной из важных составных частей государственного управления.

Эффективность экономики страны можно оценить по уровню зарплат ее граждан, динамике роста валового внутреннего продукта, размеру внешнеторгового оборота и соотношением в нем экспорта и импорта. О работе системы здравоохранения судят по таким показателям, как младенческая смертность или средняя продолжительность жизни, а, например, успехи в сфере транспорта можно измерить по объемам пассажиропотока и грузооборота. А вот объективных и удобных для сравнений числовых показателей, позволяющих оценить эффективность внешней политики государства, практически нет.

Для стран, которые только-только получили суверенитет, за такой критерий можно принять количество государств, признавших их независимость — или стран, с которыми установлены дипломатические отношения. Но довольно быстро эти цифры для большинства государств в упор приближаются к естественному пределу — общему числу государств- членов ООН на планете (сейчас их 193). И сравнивать с их помощью успешность работы МИДов разных стран становится невозможно.

При этом возможность безвизового въезда из одной страны в другую напрямую зависит от характера отношений между этими странами. Как правило, границы друг для друга открывают дружественные государства без неразрешимых противоречий. Например, безвизовый режим между Беларусью и Никарагуа отражает близость правящих режимов и внешнеполитических позиций обеих стран, которая становится очевидной, например, в ходе голосований в Генассамблее ООН.

Таким образом, Индекс паспортов помогает косвенно оценивать эффективность внешней политики разных государств и позволяет сравнивать их между собой. Да и с точки зрения рядовых граждан, интересы которых должно защищать демократическое государство, возможность беспрепятственных путешествий по миру также выглядит отличным критерием для оценки работы своего МИДа.

Как менялась сила белорусского паспорта и насколько он силен сейчас?

Наблюдения Henley & Partners охватывают период с 2006 года. За это время паспорта большинства стран мира стали заметно сильнее. Как это ни удивительно, несмотря на многочисленные глобальные проблемы, пандемию и вооруженные конфликты, мир постепенно становится все более и более открытым. Существенный прогресс показали и паспорта стран на постсоветском пространстве. Только за последние 10 лет количество безвизовых направлений для обладателей паспортов Беларуси выросло с 56 до 79, России — с 83 до 115, Украины — с 64 до 146, Грузии — с 56 до 117, Казахстана — с 54 до 77.

Белорусский паспорт, как видно, тоже следует за глобальной тенденцией и становится сильнее. Но если посмотреть на карту мира, окажется, что Беларусь осталась последним государством-членом ООН в Европе, для паспорта которого в целом мире есть меньше ста безвизовых направлений. Второе европейское светлое пятнышко на Балканах — это Косово, частично признанное государство, которое в ООН пока не вступило.

Таким откровенным аутсайдером паспорт Беларуси был не всегда. Мы насчитали семь европейских государств-членов ООН, паспорт которых в 2006 году был слабее белорусского (32 балла) или равным ему по силе. Это Албания (17), Босния и Герцеговина (25), Молдова (29), Северная Македония (31), Сербия, Украина, Черногория (по 32). К 2023 году все они обогнали нашу страну с внушительным отрывом. Если сила белорусского паспорта сейчас оценивается в 79 баллов (или в 80, если эксперты в последнем отчете не успели засчитать Никарагуа), то для Албании этот показатель равен 117, для Боснии и Герцеговины — 118, Молдовы — 121, Черногории — 124, Северной Македонии — 125, Сербии — 137 и Украины — 146.

В 2023 году белорусский паспорт по силе находится на одном уровне с паспортами африканского Королевства Лесото и азиатского Королевства Таиланд. Он на один балл сильнее паспорта Суринама и на балл слабее паспортов Боливии и Китая. Более сильными паспортами, чем белорусский, могут похвастаться граждане Намибии (81), Папуа-Новой Гвинеи (83), Ямайки, Гайаны (по 88), Фиджи, Науру, Ботсваны (по 89), Тимора-Лешти (95), Вануату (99) и Федеративных Штатов Микронезии (121). Паспорт государства Никарагуа, с которым у Беларуси начал действовать безвиз, имеет 128 баллов.

Что касается наших ближайших соседей (кроме Украины, о которой мы упоминали выше), то сила их паспортов выражается в таких числах: Польша — 186 (делит общее шестое место в мире вместе с Австралией и Венгрией), Литва — 184 (общее восьмое место на одном уровне с США), Латвия — 183 (девятое место, как у Словакии и Словении), Россия — 115 (49 место, между Турцией снизу и Грузией с Албанией сверху).

Отметим, что Индекс паспортов имеет очевидный недостаток: он уравнивает по числу набираемых баллов очень разнообразные государства и территории. Один балл паспорт может получить как за карликовое государство вроде Науру или Тувалу, так и за огромную страну вроде Индии, Китая, России или США. В начале 2023 года эксперты Henley & Partners придумали новый показатель, Henley Passport Power, который учитывает эту разницу. С его помощью оценивается не число стран, доступных для безвизового въезда, а их доля в мировой экономике (плюс экономический вес самой страны, выдавшей паспорт). Подразумевается, что сильный паспорт — это своеобразный проводник к экономическим возможностям и благополучию. Ведь это не только проездной документ, но и (во многих случаях) источник финансовой свободы, позволяющий делать международные инвестиции и расширяющий деловые возможности.

Самый «экономически мощный» паспорт мира по рейтингу HPP имеет Япония. Доступные для него 193 безвизовых страны и территории (85% от общего числа) в совокупности составляют 98% мировой экономики (с самой Японией). Самый слабый паспорт Афганистана дает возможность безвизового въезда в 12% стран мира с 1% мирового экономического производства.

Для Беларуси это нововведение в методологии не дало ничего хорошего. 79 стран, в которые граждане нашей страны могут ездить без виз (35% от их общего числа), генерируют всего 29,96% мирового валового продукта. Из всех наших соседей менее «мощным» в экономическом отношении паспортом обладают лишь россияне (19,1%). Украинский паспорт позволяет своим обладателям свободно путешествовать в страны, контролирующие 34,74% мировой экономики. Для паспорта Латвии этот показатель равен 74,35%, Литвы — 74,72%, Польши — 75,21%.

Почему белорусский паспорт — такой слабый?

Ответ прост — из-за особенностей внешней политики нашей страны.

На силу белорусского паспорта очень сильно повлиял геополитический выбор, сделанный Беларусью в середине 90-х годов прошлого века. А именно — отказ от европейской интеграции в пользу сближения с Россией. Другие европейские паспорта — в том числе те, которые уступали белорусскому — очень заметно нарастили свою силу благодаря постепенному «растворению» границ между странами Евросоюза и их партнерами. Грубо говоря, потенциальной возможностью свободных поездок в десятки стран Шенгенской зоны белорусы заплатили за безвизовое пространство с Россией, Казахстаном, Арменией и Кыргызстаном.

Но интеграция в Евросоюз — не обязательное условие для роста силы паспорта, дело еще и в самой политике государства: как внешней, так и внутренней. Даже не входящие в ЕС и Шенгенскую зону европейские страны существенно усилили свои паспорта благодаря получению безвизового доступа в страны Шенгенской зоны — как сделала это в 2009 году Сербия, а в 2017 годах — Украина и Грузия. А не позже 1 января 2024 года в страны Шенгенской зоны без виз смогут ездить и граждане частично признанного Косова — что добавит в «копилку» его паспорта сразу 27 баллов (а возможно, и 29, если к этому моменту в европейское безвизовое пространство вступят и Болгария с Румынией).Все эти страны развивают дружеские отношения со своими соседями, а облегчение визовых процедур становится для них приятным дополнением.

В свою очередь Беларусь из-за нарушения прав человека и постоянных конфликтов со скрипом добивалась даже упрощения визового режима с ЕС на протяжении многих лет — и смогла договориться об этом лишь в начале 2020 года. Но эти усилия практически сразу были нивелированы брутальным подавлением мирных протестов, которое осудили страны Запада, разразившимся по вине официального Минска миграционным кризисом на границе с ЕС, а затем и соучастием в войне в Украине. Все это привело к сильному сокращению дипломатического присутствия некоторых стран ЕС в Беларуси — в особенности тех, что традиционно выдавали белорусам больше всего шенгенских виз. А это, в свою очередь, превратило получение такой визы (даже по упрошенной процедуре) в сложно выполнимый квест — ведь меньшее число европейских консулов просто физически не может выдать белорусам нужное число разрешений на въезд.

Разумеется, можно только приветствовать усиление белорусского паспорта за счет того же Никарагуа. Но никакой практической пользы для подавляющего большинства белорусов этот дополнительный балл не принесет. А вот избавление от визовых мытарств, с которыми не понаслышке знакомы сотни тысяч белорусов, выезжавших или планирующих поездку в страны ЕС, позволило бы им сэкономить уйму времени и немалые суммы денег.

Возможно, именно над решением этой проблемы работало бы Министерство иностранных дел государства, радеющего об интересах своих граждан.

Написать комментарий 8

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях