15 июля 2024, понедельник, 18:34
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Исторический процесс: в Швейцарии судят экс-бойца СОБРа Юрия Гаравского

16
Исторический процесс: в Швейцарии судят экс-бойца СОБРа Юрия Гаравского
Юрий Гаравский
Фото: DW

Чем это может закончиться для режима Лукашенко.

В швейцарском Санкт-Галлене 19 сентября начинается исторический для Беларуси процесс. В 9 утра по местному времени суд начнет рассматривать дело экс-бойца специального отряда быстрого реагирования (СОБР) Юрия Гаравского, который, по его собственным словам, причастен к похищению и убийству белорусских оппозиционных политиков - Юрия Захаренко и Виктора Гончара, а также бизнесмена Анатолия Красовского.

Рассказанное бывшим силовиком неоднократно звучало в докладах правозащитников и независимых расследованиях журналистов, но еще ни разу не получало правовую оценку в суде. Какое наказание угрожает Юрию Гаравскому, чем нынешний процесс может обернуться для белорусских властей, и что о нем думают родные пропавших без вести, пишет Deutsche Welle.

Расследование, затянувшееся на 24 года

7 мая 1999 года не вернулся домой экс-министр внутренних дел Беларуси Юрий Захаренко. 16 сентября того же года пропали бывший глава Центризбиркома Беларуси Виктор Гончар и его друг, бизнесмен Анатолий Красовский. Официальное расследование их исчезновения началось 17 сентября 1999 года. За 24 года, прошедшие с того момента, оно неоднократно приостанавливалось и возобновлялось, но в итоге не привело ни к какому результату: тела пропавших найдены не были, причастные к их исчезновению - тоже.

При этом еще в начале 2000-х независимые белорусские СМИ опубликовали несколько важных документов и свидетельств, которые указывали на возможную причастность к похищениям командира СОБРа Дмитрия Павличенко и его бойцов - Юрия Сивакова, на тот момент занимавшего пост министра внутренних дел, и бывшего главы Совбеза Виктора Шеймана.

Экс-глава МВД Беларуси Юрий Захаренко на акции оппозиции в Минске

Эту версию озвучил экс-начальник минского СИЗО №1 Олег Алкаев. Об этом же рассказали бывшие следователи белорусской прокуратуры Олег Случек и Дмитрий Петрушкевич. В 2004-м к такому же выводу пришел спецдокладчик Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Христос Пургуридес.

Спустя 20 лет после тех событий заговорил и Юрий Гаравский, один из предполагаемых участников похищений и убийств. В 1999-м году, по его собственным словам, мужчина служил в специальном отряде быстрого реагирования МВД. Осенью 2018-го Гаравский выехал из Беларуси и попросил убежище в Швейцарии. Позже он связался с Deutsche Welle и рассказал о своем участии в похищении Захаренко, Гончара и Красовского.

Как появилось дело в отношении Гаравского?

Интервью DW, вышедшее в декабре 2019 года, легло в основу дела, которое инициировала правозащитная организация Trial International, рассказывает DW ее юридический консультант Бенуа Мейстре. «Юрий Гаравский упомянул, что находится в Альпах. Когда мы провели небольшое расследование и поняли, что он живет в Санкт-Галлене, то увидели возможность подать иск в суд. Ведь нахождение в Санкт-Галлене является основанием для того, чтобы его делом занялись швейцарские власти», - говорит Мейстре. Trial International - это международная неправительственная организация, своей миссией она называет борьбу с безнаказанностью за международные преступления и поддержку жертв в их стремлении к справедливости.

Правозащитники собрали дополнительные материалы, а затеми связались с родными исчезнувших политиков. В итоге в прокуратуру кантона Санкт-Галлен, где на тот момент жил Юрий Гаравский, было подано сразу три иска - от Елены Захаренко, дочери пропавшего экс-главы МВД Беларуси, Валерии Красовской, дочери пропавшего бизнесмена, а также от Trial International и ее партнеров: Международной федерации за права человека (FIDH) и правозащитного центра «Вясна».

Как расследовали дело и проверяли заявления экс-силовика?

Расследование дела о возможной причастности Юрия Гаравского к исчезновению оппозиционных белорусских политиков заняло год, отмечает в комментарии для DW представитель прокуратуры Санкт-Галлена Лео-Филипп Менцель. Основная сложность заключалась в том, чтобы проверить слова подозреваемого: других доказательств, кроме его признаний, у прокурора не было.

Как следует из текста обвинительного заключения, когда Юрия Гаравского опрашивали в рамках процесса предоставления убежища, миграционная служба ему не поверила. Прокурор же пришел к выводу, что утверждения мужчины могут быть достоверны. «Это действительно было вызовом для нас», - отмечает Менцель. По его словам, прокурор проверял правдивость признаний обвиняемого как во время допроса, так и после, когда сравнивал ранее сделанные Гаравским заявления, публикации в СМИ. Кроме этого, были опрошены свидетели, говорит Лео-Филипп Менцель.

Дело о неоднократном насильственном исчезновении людей рассматривается в судебной практике Швейцарии впервые. По швейцарскому уголовному кодексу, за это Юрию Гаравскому может грозить от года до 20 лет лишения свободы. Прокурор запросил для него три года лишения свободы. При этом в заключении экс-собровец должен провести всего год, остальные два - на свободе с испытательным сроком в четыре года. Если же суд признает показания Юрия Гаравского неправдивыми, его могут осудить за введение системы правосудия в заблуждение.

Юрия Гаравского обвиняют в соучастии в многочисленных насильственных исчезновениях политиков
Фото: DW

Гаравский рассказал об убийствах, но судят его только за похищения. Почему?

В своем первом интервью Юрий Гаравский подробно рассказал, как были похищены и убиты Юрий Захаренко, Виктор Гончар и Анатолий Красовский. Но судить экс-силовика будут только за участие в многочисленных насильственных исчезновениях.

Причина в том, что швейцарская прокуратура имеет право расследовать только убийства, совершенные на территории Швейцарии, за исключением геноцида или преступлений против человечности - такие преступления могут рассматриваться в рамках универсальной юрисдикции. Насильственные исчезновения также подпадают под ее действие, поскольку Швейцария в 2016 году ратифицировала соответствующую конвенцию ООН. В результате швейцарская судебная система может рассматривать дела о похищении и насильственном исчезновении людей вне зависимости от места совершения преступления. «Присутствие подозреваемого на территории страны, а также тот факт, что преступление продолжалось: Гаравский на протяжении многих лет скрывал информацию о пропавших политиках - дает Швейцарии право на юрисдикцию», - объясняет Бенуа Мейстре.

«Насильственное исчезновение - преступление от имени государства»

Определять, достоверны ли признания экс-бойца СОБРа, будет не только судья, но и два присяжных заседателя. В случае, если суд признает слова бывшего силовика правдой, это станет обвинительным приговором не только для него, но и для белорусского правительства, считает Мейстре.

«Насильственное исчезновение - это преступление от имени государства, поскольку заказчик этого преступления - правительство. В случае обвинительного приговора мы надеемся, что суд подчеркнет ответственность правительства, включая самого Лукашенко, за совершенные преступления. Также это может инициировать дальнейшие расследования в рамках универсальной юрисдикции в других странах. Так что это действительно может стать знаковым моментом для расследования преступлений, совершенных в Беларуси», - указывает консультант Trial International.

Процесс над Гаравским пройдет в здании суда кантона Санкт-Галлен

Подобным образом на это дело смотрит и представитель прокуратуры Санкт-Галлена Лео-Филипп Менцель. «Статья о насильственном исчезновении людей прямо указывает на то, что преступник, который заставляет людей исчезать, действует от имени государства или как минимум с его одобрения. А значит, и от имени режима. По сути, он включен в состав этого преступления», - объясняет Менцель.

«Это процесс будущего. Надеюсь, и в Гаагском суде тоже»

Елена Захаренко, дочь пропавшего экс-министра внутренних дел, не верит в то, что этот процесс каким-то образом изменит или повлияет на нынешнюю политическую систему в Беларуси. «Но это процесс будущего, который когда-то будет проходить в других судах. Надеюсь, и в Гаагском суде тоже», - говорит Елена. С 2000 года она вместе с матерью, сестрой и сыном живет в Германии. За 24 года семья так и не узнала всех обстоятельств исчезновения близкого ей человека, как и не увидела справедливого суда над теми, кто причастен к его похищению.

На процессе Елена Захаренко как истица будет выступать с речью, которую заранее она не готовила. По словам дочери бывшего главы белорусского МВД, о тех событиях ей лишний раз больно даже думать. Женщина надеется на обвинительный приговор для Юрия Гаравского.

«Если этого не произойдет, я буду огорчена. Не так важен срок для него, но важно зафиксировать, кто стоит за этим громким делом, кто ответственен за преступления в моей стране. То, что происходит в Беларуси сегодня, - это следствие и результат того, что люди столько лет молчали, не хотели знать, закрывали глаза. То, что произошло в 1999-м году, забрало жизнь у нашей семьи, наше будущее. Не могу сказать, что этот процесс вызывает у меня ощущение, что вот-вот справедливость наступит. Я просто знаю, что это необходимо сделать, зафиксировать произошедшее в том числе в судебном порядке - и для будущего моей страны, и для создания правового государства. Это дело моего папы. Думаю, он бы очень гордился тем, что он отдал свою жизнь не просто так», - поделилась Елена Захаренко накануне суда.

Написать комментарий 16

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях