21 июня 2024, пятница, 7:19
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

«Кто-то всерьез подумывает забрать документы»

9
«Кто-то всерьез подумывает забрать документы»

Как распределение платников и пять лет отработки повлияют на айтишников и IT-отрасль.

Лукашенко и Минобр объявили о планах распределять платников и увеличить сроки отработки до пяти лет. Поскольку не было ни слова о том, что нововведение обойдет стороной выпускников айтишных специальностей, Devby.io спросил у нанимателей, преподавателей, будущих абитуриентов и студентов техвузов, как на них и на всю IТ-отрасль повлияет идея властей.

Куда распределялись студенты БГУИР в 2022-м

С одной стороны, у «технических» студентов, в отличие от многих других, все еще есть опция отработки в коммерческих IТ-компаниях, и этой опцией они по-прежнему массово пользуются. Даже сейчас, в разгар многослойного кризиса, когда рынок вакансий пробивает историческое дно, а «джуны (начинающие разработчики) не нужны», с этим все не так плохо.

Например, на сайте БГУИР есть список, куда в 2022 году на кафедре программного обеспечения информационных технологий распределили 97 студентов факультета компьютерных систем и сетей (ФКСиС). Подавляющее большинство — 88 студентов — принесли индивидуальные заявки от компаний и пополнили их штат.

В списке фигурируют EPAM, ISsoft, SoftTeco, Itechart, Yandex и другие. 9 человек распределили на предприятия: четверых забрал информационно-вычислительный центр (ИВЦ) Минфина, троих — Белорусский дорожный инженерно-технический центр, и еще двух — сам БГУИР. В государственных организациях работают 15 выпускников: один на атомной электростанции, двое — в «Беларусбанке», еще один — в Минском управлении магистральных газопроводов, четверо — в вузах. Заводы и крупные предприятия в списке на распределение не фигурируют.

Можно предположить, что даже в сложном 2022-м распределение студента-айтишника в коммерческую разработку было вопросом мотивации, и у многих она оказалась достаточно высока.

Но как изменит ситуацию распределение еще и платников, а также более чем двухлетние сроки отработки? Вероятно, конкуренция за (сегодня и без того немногочисленные) места в коммерческих компаниях будет все жестче, как и порог входа в отрасль и условия для новичков. Те, кто не сможет задействовать достаточно усилий/ресурса/связей/везения, станут «новыми бюджетниками» в школах и на предприятиях. В любом случае, в динамичной IТ-отрасли привязка к первому рабочему месту на 5 лет (а степень жесткости и условия привязки будут зависеть, похоже, в основном от человеческих качеств нанимателя), — так себе старт.

И, хотя компании и выпускники наверняка адаптируются и придумают новые «костыли» (как, например, сейчас распределение не мешает самым инициативным релоцироваться с компаниями), стимулов предпочесть именно белорусское техническое образование — по крайней мере для самых мобильных абитуриентов — это не добавит и станет еще одним фактором оттока талантов. А в тандеме с отменой отсрочки от армии для студентов зарубежных вузов — оттока буквально безвозвратного.

«Молодой специалист на распределении в разгар рабочего дня в открытую спал на столе»

Издание попросило экс-преподавателя БГУИР (имена героев материала не называются) разобрать инициативу властей:

— Распределение на пять лет (что платников, что бюджетников) лично у меня вызывает больше вопросов, чем ответов. Юридические моменты, вроде нарушения договоров как у платных, так и у бюджетных студентов, оставим для юристов. Однако, помимо очевидной непопулярности данной «решительной инициативы» у студентов и их родителей, можно еще вспомнить о работодателях.

Так, в один из моих визитов в известный белорусский научно-производственный концерн я видел картину маслом: молодой человек в разгар рабочего дня в открытую спал на столе в лаборатории. На мой немой вопрос в глазах: «Что это такое?» — последовал краткий ответ завлаба: «Молодой специалист на распределении».

Государственные мужи почему-то думают, что они могут одним универсальным постановлением охватить все возможные ситуации трудовых отношений между работодателем и молодым специалистом.

На самом деле очевидно, что количество подобных радикальных случаев — как невозможности заставить качественно работать разочарованного молодого специалиста, так и смены места распределения из-за самодурства отдельных работодателей, — будет только увеличиваться.

Ну и в целом, срок пять лет в 22−23 года — это очень длительный период времени, в который у многих молодых людей происходит масса событий. Попытка фиксации их статус кво (даже частичная) в их самый бурный период жизни, когда они должны методом проб и ошибок найти свою половинку, предназначение и место в жизни, явно противоестественна и ни к чему хорошему в стратегическом плане привести не может.

«Раньше IТ вымывала кадры из других отраслей. А сейчас люди сами готовы платить за первое рабочее место»?

Вот что говорит менеджер крупной компании из мирового топа, а в прошлом — выпускница ФКСиС БГУИР с опытом работы в том числе на госслужбе.

— Признаюсь: я и сама отрабатывала по распределению, правда, было это почти 20 лет назад. И этот опыт не был бесполезен: руководители, работавшие вместе со мной, действительно были людьми, с которыми хотелось (и моглось) работать. Про таких говорят: «Иных уж нет, а те далече…»

Чему сейчас можно научиться в госструктурах — не знаю.

Что же касается самой идеи распределения, то я вообще ее не понимаю. Как в IТ-отрасли вообще можно удерживать людей насильно? Это же высококонкурентная среда!

Если несколько лет назад мы говорили о том, что войти достаточно легко в IТ с улицы после сравнительно небольшого обучения, то сейчас ситуация изменилась: даже опытные спецы тратят от полугода до года на то, чтобы найти работу. Раньше IТ вымывала кадры из других отраслей — резиденты ПВТ забирали все лучшее. А сейчас есть примеры, когда люди сами готовы заплатить за первое рабочее место.

Как можно реализовать распределение на пять лет? Допустим, я — директор ИВЦ Минфина. Мне нужно взять человека в штат и гарантировать ему работу в течение пяти лет (пусть зарплата будет средней по стране). Но нет же никаких гарантий, что как директор я обеспечу предприятию загрузку и платежеспособность на эти пять лет.

И опять же, если брать новых выпускников, то куда девать старых специалистов?

IТ-отрасль не может жить в условиях плановой экономики и госплана СССР. 50 лет назад была иллюзия, что «ЭВМ нам помогут» — программы определят, кого куда, и закрепят на местах. Но чем все закончилось, мы знаем — крахом плановой экономики и самого СССР.

Плюс еще одна проблема — люди. Все исследования говорят, что те, кому сегодня 20, сменят свою профессию пять раз за жизнь. Сегодня человек отучился на программиста, а через три года пойдет и выучится на пилота или поступит в мед, чтобы стать микрохирургом, — и это нормально.

Вы распланируете жизнь молодого человека на пять лет вперед — и он будет страдать, потому что на ФКСиС его мама с папой заставили поступить, и он не мог дождаться, когда окончит его. Не все выпускники БГУИР остаются программистами. Моя двадцатилетняя дочь отказалась идти в IТ — категорически. И, оглядываясь назад, я думаю: как хорошо, что я не настояла.

Я не вижу никаких предпосылок для реализации идей распределять всех и вся (и надолго) ни со стороны потенциального работодателя, ни со стороны студентов. На мой взгляд, это очередная декларация, а на выходе будет пшик.

— И тем не менее, предположим, что ее реализуют. Это приведет к 2−3-кратному росту конкуренции среди студентов за места на распределение в коммерческих компаниях?

— А будут ли заявки в коммерческие компании? Коммерческие компании находятся в состоянии сокращения и реструктуризации штатов, и на текущий момент нет ни одной предпосылки для роста. Причем если бы это был только локальный тренд, то можно было бы с этим что-то делать. Но на сегодняшний момент он является частью общемирового кризиса.

Белорусское IТ (если не считать разработчиков продуктов для внутреннего потребления, коих всего 10%, если не ошибаюсь) — это аутсорс. Количество проектов в аутсорсе сокращается, их замораживают.

— Окей, в любом случае ужесточится конкуренция за эти немногочисленные места — а значит, и порог входа в профессию, и условия…

— А вот здесь я вам расскажу как бывший чиновник, как все будет: эта «указивка» пойдет на Минобразования. Минобразования начнет думать, как перераспределить ответственность, какие-то цифры показать. Люди, живущие в режиме плановой экономики, создадут план для вузов — и те начнут «фейкать» статистику. Скорее всего это история по пристраиванию тех, кого надо. Лучшие все равно не победят в этой неконкурентной борьбе. Одна из моих любимых фраз: талантам надо помогать, бездарности пробьются сами. Вот поверьте, у каждой бездарности будет фейковое место, к которому он окажется прикреплен.

Я просто не вижу никакого разумного экономического стимула для реализации этой инициативы.

— Отток самых талантливых усилится — еще на стадии выбора вуза в пользу заграницы? Причем мальчики уедут надолго?

— Нет, это не так. Я вспоминаю свой поток, на котором было 98% мальчиков, и прикидываю, у кого родители могли бы себе позволить отпустить их — таких ну 5%. Отправляя детей учиться за границу, родители понимают, что надо не только оплатить обучение, но и обеспечить проживание, питание и так далее. При уровне жизни в Беларуси это доступно 3−5% населения, которые и так скорее всего уже уехали.

Плюс, к сожалению, в нашей реальности любой вуз рассматривается как легальное средство отсрочить службу в армии. Сегодня ни БГУИР, ни ФПМИ БГУ не являются местом обретения профессии. Место обретения профессиональных знаний — это международная платформа образовательных курсов Coursera и иже с ними.

— Для айтишника это плохой старт карьеры — когда тебя на пять лет прибили гвоздями к одному работодателю. Для отрасли тоже плохо — недорогая бесправная рабочая сила…

— IТ — это креативная отрасль: ей нужны талант, независимость, свобода мышления, критическое мышление, ну какие могут быть рабы в IТ? Только здоровая конкуренция и добрая воля могут порождать рост.

Хорошо, вот прибили мы «гвоздями» молодого человека к компании (пусть даже коммерческой). Но вы представляете, сколько нужно сил, чтобы вчерашнего студента БГУИР превратить в специалиста. «Корочка», если ты нигде не работал, — это пшик. Через мою жизнь прошло такое количество специалистов разного уровня, что я знаю точно: не диплом определяет айтишника. Иного краснодипломника еще 2 года должен тянуть старший товарищ, пока он «дойдет до готовности».

И второй момент: как его продать клиенту, чтобы тот не упал в обморок? Наш прибитый гвоздями английский вообще знает? Вот с этого давайте начинать.

«Не присмотреться ли к вузам в близлежащей стране»

А вот что думают о ситуации нынешние и потенциальные студенты технических вузов:

— На мой взгляд, идея с увеличением сроков отработки студентов-бюджетников и распределением платников ужасна. Лично меня как будущего абитуриента это уже заставило задуматься: а стоит ли вообще получать высшее образование на родине.

Раньше я рассматривал варианты поступления в БГУИР или же в БГУ и был уверен, что останусь тут. Сейчас же такой уверенности нет. Думаю, не присмотреться ли к вузам в близлежащей стране. Что ужасает меня в перспективе отрабатывать после университета — то, что я вряд ли приобрету полезный опыт, а условия работы скорее всего будут так себе.

«Считаю, наше образование и так не стоит тех денег, которые мы за него платим»

— Учусь в БГУИР на ФКСиС — поступил в этом году, при этом уже работаю на коммерческом проекте.

К решению распределять платников (я сам на «платке») и увеличить сроки отработки до пяти лет отношусь негативно: с какой стати я должен отрабатывать два года за 700 рублей в какой-то деревне, когда мог бы вырасти и в должности, и по зарплате в разы?!

Понимаю, что нужны кадры, которые будут работать за копейки, как рабы. Но в чем тогда смысл учиться на «платке»? Я поступал на платное, чтобы получить «свободный диплом». Жаль, но сейчас скорее всего его уже не будет. И если так случится, то я покину Беларусь. Если же уехать не удастся, попробую распределиться к себе же в компанию.

Вариант еще заплатить за «свободу» я не рассматриваю. Считаю, что наше образование и так не стоит тех денег, которые мы за него платим. Программы очень устаревшие. Сейчас мы учим C++, но видим, что в работе это вряд ли кому-то из нас пригодится.

Единственное, что важно и хорошо, — это то, что тут большое комьюнити таких же ребят, как и ты. Есть вроде неплохие стажировки в бигтехах Беларуси, но все это не стоит более 4 тысяч рублей в год, которые приходится платить студентам с дневного отделения. Хотя, если выбирать из того, что есть — БНТУ, БГТУ, и прочих, то лучше БГУИР, он по-прежнему лидер среди вузов.

У сокурсников настроения плюс-минус такие же, как и у меня — положительных эмоций новости про распределение не вызвали. Кто-то даже всерьез подумывает забрать документы.

«Заплатив 20 тысяч за обучение, я должен буду пойти на условный „Интеграл“»

— Я учусь на первом курсе БГУИР, факультет информационных технологий и управления (ФИТиУ). Поступил на платное, изначально не было желания отрабатывать по распределению после обучения. Постфактум выяснилось, что на бесплатное и не прошел бы — не хватило бы одного балла.

Теперь думаю: интересно получается — заплатив около 20 тысяч за обучение, я все же должен буду пойти отрабатывать на условный «Интеграл», БелАЗ и им подобную компанию, связанную с IТ только косвенно. А почему — да потому что еще около 40% суммы (со слов министра образования Андрея Иванца, около 30−50%. — Прим.) вносит государство. Меня это возмущает!

Нет, я могу понять логику властей (хоть и считаю ее некорректной) и даже верю, что какую-то часть моего обучения оплачивает государство. Но в чем проблема поднять стоимость обучения, чтобы студент вносил полную сумму?! Это же деньги в казну.

Если это способ привлечь кадры на предприятия, то я верю в то, что они должны на равных конкурировать за специалистов со всеми остальными компаниями. К тому же я вижу, что есть проблема: у нас готовят инженеров-программистов, а на предприятия больше требуются условные сисадмины, а не программисты. Я сам работаю в школе инженером-программистом, хотя моя работа заключается больше в администрировании парка машин на Windows и заправке принтеров. Однако у нас не готовят более узких специалистов — по крайней мере, в БГУИР я узкой специализации по системному администрированию не видел.

Получается, что условный студент идет в университет, чтобы впоследствии работать программистом, а по распределению попадает в условную школу (прошлый сисадмин так и попал к нам). Я считаю, тот, кто оплачивает свое обучение, должен выбирать, где ему работать по желанию, а не по указке.

Какой у меня план: возможно, я смогу найти работу по профилю и как-то устроиться на отработку туда. Но сама перспектива [отрабатывать] не радует.

У нас в университетской группе новости редко обсуждают (не знаю, почему: либо сокурсники боятся выносить свои мысли в публичное пространство, либо их это не сильно волнует). Несколько человек, с которыми у меня был разговор об этом, уже морально готовятся отрабатывать. В целом общая реакция скорее негативная.

Интересно, что ребят больше волнует то, что платников могут заставить отрабатывать распределение, чем увеличение срока отработки для бюджетников.

Написать комментарий 9

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях