28 мая 2024, вторник, 0:56
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Евгений Киселев о перестановках в российской власти: Это черный ящик

13
Евгений Киселев о перестановках в российской власти: Это черный ящик
Евгений Киселев

Что общего у кремлевской политики и «Что? Где? Когда?»

Форум свободной России провел в Варшаве международную конференцию «Антипутинская коалиция. Условия победы и ликвидации путинского режима». Конференция состоялась 14 мая.

Мероприятие проходило на фоне громких перестановок в высших эшелонах российской власти: Путин назначил новым министром обороны Андрея Белоусова, а экс-главу этого ведомства Сергея Шойгу — главой Совбеза. Экс-глава Совбеза Николай Патрушев стал помощником Путина, вторым помощником назначен бывший охранник главы Кремля, губернатор Тульской области Алексей Дюмин.

Что могут значить эти перестановки? Об этом в кулуарах мероприятия корреспондент сайта Charter97.org поговорил с известным журналистом и политическим обозревателем Евгением Киселевым:

— Варианты могут быть разные. Вполне вероятно, что Сергей Шойгу отстранен от должности министра обороны РФ, потому что Путин недоволен его причастностью к коррупции.

Тому могут быть и другие причины. Может быть, он просто слишком много на себя взял. Знаете, очень часто людей отправляют в отставку за то, что они слишком много говорят, скажем так,«языком по периметру шлепают».

Если говорить о назначении его на должность секретаря Совета безопасности — быть может, это опала. А, возможно, специально вместо Николая Патрушева, который в последние годы стал слишком сильной фигурой, как утверждают некоторые, решили поставить человека более слабого. Совбез в разные периоды его существования играл разную роль. Были времена, когда он выполнял роль альтернативного центра власти и влияния в России. Бывали времена, когда секретарь Совета безопасности становился фигурой декоративной, а Совбез превращался в кадровый отстойник, синекуру, которая ничего не решала.

Патрушев в свое время был переброшен из ФСБ в Совет безопасности. Это воспринималось как почетная отставка, но он начал набирать силу, а теперь его убрали. Почему? Мы не знаем. Может, Патрушев заболел. Одно время у него были серьезные проблемы со здоровьем, а потом он выкарабкался и опять стал деятельным чиновником высшего звена. Может, опять заболел. Бог его знает.

Сейчас очень сложно строить какие-то анализы и прогнозы. Только практика покажет, что означают эти новые назначения, отставки, перестановки. Но я абсолютно согласен с Альфредом Кохом (бывший вице-премьер РФ — прим. ред.), который несколько раз давеча приводил мысль о том, что за все время президенства Владимира Путина кадровые изменения мало что меняли в общеполитическом курсе России.

Было постоянное движение на усиление роли государства в экономике, на сворачивание частной инициативы, на ограничение демократических прав и свобод граждан, на усиление антизападной составляющей во внешней политике, на все более жесткий идеологический контроль. Кто бы там не занимал какие-то посты, этот вот тренд в экономической и внешней политике, в оборонной сфере, в идеологии и культуре никак не менялся.

Думаю, что до тех пор, пока мы не увидим каких-то драматических изменений в неожиданную сторону, особого значения эти персоналии не имеют.

— А появление экономиста на посту главы Минобороны?

— Это частность. У нас были уже экономисты на постах. Например, маршал Устинов не был профессиональным военным.

Сергей Иванов, который возглавлял Минобороны РФ, Сердюков — все они не были профессиональными военными. На самом деле у нас был только один профессиональный военный на посту министра обороны — это маршал Сергеев. Он был давным-давно, когда Путин только начинал.

Сергеев достался Путину в наследство, он был человеком ельцинского происхождения. С тех пор профессиональных военных в чистом виде на этом посту и не было.

— Что вы можете сказать о возвышении охранника Путина Дюмина?

— Тут непонятно, что важнее: быть губернатором Тульской области, где сосредоточено огромное количество предприятий военно-промышленного комплекса или помощником Путина. Опять-таки, посмотрим. Вполне вероятно, что приближая его к себе, Путин, наоборот, устанавливает над ним более жесткий контроль.

Одно дело, когда он глава большого региона, где существует огромное количество предприятий, есть военные части, соединения. Другое дело, что он помощник, у которого есть свой кабинет и два помощника, а не целый аппарат областного правительства.

Знаете, это спорный вопрос: повышение это или нет. Cкорее, перемещение по горизонтали и, конечно же, должность помощника президента дает какие-то новые полномочия и возможности, но очень многие возможности утрачиваются.

Все-таки областной губернатор — это человек, у которого есть своя независимая база власти, влияния, в том числе — и экономического.

— Подводя итог, все выводы экспертов из перестановок в высших эшелонах российской власти — гадание на кофейной гуще?

— Я не раз говорил в прошлом, могу повторить. Кремлевская политика — это «черный ящик». Мы не знаем, что там внутри происходит. Иногда этот «черный ящик» открывается, а мы говорим, мол, «как же мы не догадались».

Знаете, как в игре «Что? Где? Когда?», когда выносят черный ящик и неизвестно, что там внутри. Иногда догадаться решительно невозможно, но когда его открывают, мы восклицаем: «Ну как же мы! Все же было так понятно». Также устроены и кремлевские дела.

Написать комментарий 13

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях