24 июня 2024, понедельник, 15:53
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Украина, Грузия и Беларусь должны войти в НАТО

19
Украина, Грузия и Беларусь должны войти в НАТО
Иштван Дьярмати
Фото: politicalcapital.hu

Альянс — единственная структура, которая может защитить от угрозы РФ.

Сайт Charter97.org продолжает публикацию статей из книги «Беларусь в НАТО», изданной фондом «Европейская Беларусь». Эта статья написана бывшим заместителем министра обороны Венгрии, директором Международного центра развития и демократического перехода и генеральным секретарем Венгерского Атлантического совета, послом Иштваном Дьярмати.

Беларусь в НАТО? Какая глупая идея! Так большинство отреагировало бы на такое предложение. Но «глупые идеи» могут оказаться ничем иным, как видением того, что такое может произойти и произойти раньше, чем большинство могло бы себе представить. Разрешите мне уточнить вкратце, почему я считаю, что это не «глупая идея», и не просто предположение, а неизбежная необходимость.

Существует большая разница в подходах к рассмотрению нынешнего положения с безопасностью в Европе. Это неудивительно: то, что мы наблюдаем сегодня, это необычайной сложности ситуация, напоминающая холодную войну, но во многих отношениях от нее отличающаяся. Здесь другие первопричины и различны игроки, по сравнению с теми, что были во второй половине двадцатого века; отличаются и решения — если таковые вообще имеются, — а также перспективы.

На членство Беларуси в НАТО надо взглянуть с двух ракурсов. Первый: является ли это тем, что хочет белорусский народ? Второй: каков стратегический контекст, в рамках которого такой анализ имеет смысл?

Начнем с первого. Вполне очевидно, и последние выборы, и особенно последующие за ними события, однозначно продемонстрировали, что белорусский народ желает демократии, свободы и нормальной жизни.

В той же мере, как и другие народы Европы (и всего мира). Они видят и блестящий пример стран Центральной и Восточной Европы, где бывшие советские колонии стали нормальными демократиями.

И, сюрприз, сюрприз — все они являются (действующими или будущими) членами НАТО (и Европейского Союза). Это само по себе сильный аргумент в их (и наших) глазах для присоединения Беларуси к этим странам в качестве демократического, свободного и независимого государства (и подразумевая также членство в НАТО и Европейском Союзе в будущем). Но это не полная картина. Нет сомнения, что народ Беларуси хочет демократии и независимости. Но я не берусь предположить, что, учитывая агрессию России против Украины, все ее граждане видят и согласны с тем, что в нынешней геостратегической ситуации членство в НАТО является единственным способом безусловного обеспечения независимости страны, таким образом, чтобы быть уверенным в том, что никакое вмешательство извне (со стороны России) не смогло бы подорвать их демократию.

Почему так? Это легко понять, если взглянуть на текущую ситуацию с исторической точки зрения. Во-первых общественное формирование белорусов происходило в режиме советского типа. При диктатуре, где им постоянно навязывалось мнение, что это и есть наилучшая форма правления, и как следствие, что единственный путь гарантии внутренней стабильности и безопасности страны — через сотрудничество с Россией.

И такой аргумент нельзя с легкостью отбрасывать. Конечно, хорошие добрососедские отношения с намного более сильной державой могут быть очень выгодны. При условии, что сосед демократичен, не имеет посягательств на вмешательство во внутренние дела вашей страны, не имеет тенденции и сильного желания доминировать над другими, в особенности, соседями, и в конечном счете, не хочет тем или иным способом, присоединить их.

Все это звучит хорошо, но Россия такой страной не является. Ее история — это история русского экспансионизма, можно как раньше — простое завоевание территорий, до их захвата под маской «интернационализма». Нынешняя Россия не является исключением: наоборот, путинская Россия более агрессивна, чем большинство ее предшественниц, включая даже постсталинский Советский Союз.

Для Путина Украина — это всего лишь первый шаг.

Его цель — не восстановление Советского Союза. Он идет намного дальше этого. Его видение — это «русский мир». Что это значит? Вкратце, и это явно некоторое упрощение, это означает, что где бы русские ни проживали — все это для них законная русская территория.

Более того, где бы русские когда-либо ни жили — это тоже законная русская земля. И это не новое понятие: помните, каким был титул царя? Титул означал, что царь был «царем всех русских». Не «России», а «всех русских», то есть, где бы русские ни жили, царь является их правителем. А под это попадает, конечно, и территория, где они проживают.

Ильин и Дугин, идеологи путинского двора, дали это ясно понять, как и, безусловно, сам Путин. В нынешней ситуации это возможно прозвучало бы немного нелепо, но он делал это много раз в течение последних лет. И никогда с этой идеей не расставался. Украина — это только первый шаг. Он и его помощники высказывались об этом часто и недвусмысленно. «Проект договора», представленный в декабре 2021, отчетливо показал, что следующим шагом было бы восстановление русского господства над Центральной и Восточной Европой, таким образом де-факто НАТО было бы уничтожено. Что четко демонстрирует, что следующей целью было бы завоевание указанных стран после того, как они утратят защиту НАТО.

Таким образом, белорусскому народу нужна демократия, чтобы понять, что требуется предпринять, чтобы чувствовать себя в безопасности, имея под боком русского соседа. Это должно стать, всегда и повсеместно, частью общеобразовательных мер для граждан при переходе от диктатуры к демократии (одной из ошибок, которую мы совершили в нескольких новых демократиях Центральной и Восточной Европы, стало то, что мы не объяснили, что на самом деле означает демократия, что необходимо для ее развития в своей собственной стране, и что безопасность является важной составляющей демократии).

С учетом вышесказанного отмечу, что это хоть и трудная, но не невозможная задача. Она должна стать частью подготовки Беларуси к вступлению в НАТО. Я не буду вдаваться в детали того, что необходимо, чтобы выполнить условия для членства и подготовиться к вступлению в НАТО. Вышеуказанная задача станет одним из них. И здесь я хочу заявить: мы не должны допускать, чтобы данный процесс растянулся на десятилетие. Демократия должна стабилизироваться быстро. Вместе с этим должна обеспечиваться безопасность страны. Я бы предположил, что на это может уйти несколько лет, не более, после того, как в Беларуси установится демократия.

Еще одно замечание по текущему моменту. Я убежден, что те, кто хотят демократических преобразований в Беларуси, уже сейчас должны начать объяснять, что необходимо Беларуси, чтобы стать безопасной и спокойной страной. Надо начинать просвещать людей относительно того, какую угрозу несет Россия. И когда возникнет вопрос, что делать с такой угрозой, становится очевидной необходимость вступления в НАТО.

Один из самых больших вызовов в настоящий момент и в будущем — как противостоять российской пропаганде. Не должно быть сомнений, что даже после установления демократии в Беларуси, Россия не прекратит свою подрывную пропаганду. Наоборот, она станет сильнее и даже агрессивнее. И они будут находить союзников и сторонников также и внутри новой, демократической Беларуси. Как противостоять российской пропаганде в какой-то мере является проблемой и для демократических стран Европы в настоящее время. И это будет непростой задачей также и для Беларуси.

Перейдем теперь кo второму вопросу — стратегическому контексту.

Расширение НАТО всегда было противоречивой проблемой. Одним из присущих противоречий было сопротивление России, сильно преувеличенное, но понятное, хотя и неприемлемое. Частью этого сопротивления, которую было сложнее понять и преодолеть, была оппозиция изнутри: довольно значительная часть политиков, а еще большее число экспертов, составляющих таким образом общественное мнение, всегда выступала против расширения НАТО. Мы не хотим вдаваться в причины этого, а сконцентрируемся только на одном «аргументе» — легитимныe интересы России в отношении ее безопасности якобы должны приниматься во внимание и удовлетворяться.

Само по себе, это понятное и приемлемое соображение. Однако имеется одна небольшая проблема: что понимать под словом «легитимный»?

Упомянутые выше эксперты и политики полагали, что Россия, и только Россия, может самостоятельно определять, каковыми являются ее легитимные интересы в области безопасности. Даже в случае демократических стран такое не совсем верно, ведь безопасность является сложным вопросом, так как безопасность одной страны влияет на безопасность других. И чем ближе страна географически, тем сильнее такое влияние. Следовательно, соседи, как правило, находятся под большим влиянием. Сегодня, в эпоху глобализации, по-существу, хотя и в меньшей степени, глобализируются и военные действия. Соответственно, должны признаваться легитимными только такие интересы безопасности, при которых принимаются во внимание и уважаются интересы безопасности других, в особенности соседей.

Вопрос приобретает еще большую сложность, если страна, о которой идет речь, не является демократией. В случае с Россией, никто в здравом уме никогда бы не утверждал, что Россия являлась демократией, за исключением Путина, но это не заслуживает серьезного отношения (конечно, Керенского и Ельцина можно было воспринимать как намеревающихся создать демократию, но они потерпели неудачу). Соответственно, руководство таких стран, в нашем случае России, не обязательно отражает реальные интересы народа и страны, и это еще более очевидно, когда дело касается безопасности. И когда мы говорим о России, чья история была историей экспансий, и которая никогда не останавливалась перед тем, чтобы применить силу для осуществления экспансии, должно быть ясно, что интересы безопасности, как их определяет руководство России, не должны рассматриваться как «легитимные».

Каковы тогда легитимные интересы безопасности России? Это чрезвычайно сложный вопрос, так как очень трудно найти его достоверный источник. Является ли им российская оппозиция? На самом деле нет, так как во многих случаях они тоже находятся под некоторым влиянием российской идеологии (смотри Солженицина и даже Навального).

Или таковыми являются зарубежные политики и/или эксперты? В принципе неверно, что иностранцы владеют истиной относительно какой-либо другой страны. Но на практике это сделать еще труднее, так как у экспертов существует большая разбежка в попытках дать определение тому, какими являются интересы безопасности России.

Заключение таково: как в прошлом так и в будущем придется найти убедительное определение интересов России в области безопасности, которое было бы универсальным или хотя бы признавалось большинством, даже если это большинство не будет включать лидеров России. Прагматическое решение — или, скорее, modus vivendi — это попытаться придти к соглашению относительно того, что НЕ является легитимным, то есть каковы интересы безопасности России неприемлемы. На такую попытку могло бы согласиться большинство сторонников примирения с Россией. В конце концов, каждая страна, а также НАТО и Европейский Союз, смогли бы предложить свое определение, которое бы послужило для них основой стратегии по отношению к России.

Давайте взглянем на то, что не может быть приемлемым в качестве легитимных интересов России в области безопасности, но все они были объявлены легитимными Путиным.

Право влиять или даже определять тип и состав правительства другой страны. Да, я знаю возражения: а как насчет вмешательства США и других демократических стран в «построение демократии»? Опять же, это заслуживает рассмотрения в других, аналогичных статьях; но я ограничусь тем, что там все по-другому и если кто-либо желает избавиться от диктатуры и создать некоторый тип демократии — это одно, и другое — или наоборот, если кто-то стремится поддержать или создать внутренние силы для установления диктатуры. Да, в некоторых случаях, США и другие тоже действовали аналогичным способом, что можно считать ошибкой, но конечно, это не дает нам права совершать ее снова и снова. И еще одно отличие: в последний раз США захватывали и присоединяли территорию в 19 веке, в то время как Россия сейчас находится в стадии такого процесса и делала это во все времена.

Еще одна ремарка: мы, те, кто дорожит ценностями демократии, верховенства закона и прав человека, не стыдимся признать: да, мы полагаем, что вполне легитимно, и более того, является нашим долгом «вмешаться» во внутренние дела другой страны. В некоторых случаях это (вполне) законно, исходя из международных правил, как например, в случае «гуманитарного вмешательства»[1] или «грубого нарушения прав человека»[2].

Однако пора стать решительнее и пойти дальше: в некоторых случаях, нам следует так поступать, даже если это необязательно следует международным правилам: продвигать демократию, если это делается в качестве исключения и делается правильно и если отличается от империалистических диктатур, вторгающихся в другие страны. Давайте наберемся мужества и скажем: две схожих вещи не всегда действительно схожи. Наши принципы стоят выше принципов тех диктаторов, так как они служат общему благу народа. Тем самым они могут оправдать некоторые шаги, которые необязательно следуют букве закона, но являются правомерными.

Но вернемся к НАТО. Наиболее часто используемым аргументом против расширения НАТО является тот, что это спровоцировало бы Россию на ответную реакцию, которая могла бы привести к широкомасштабному конфликту, Третьей мировой войне и т.д. Пeред тем, как это оспаривать, давайте зададимся вопросом: почему НАТО увеличилось за последние десятилетия? И ответ таков: по той же причине, по какой оно создавалось в 1949 году, российская угроза и боязнь российского вторжения. Теперь, если было легитимным «провоцировать русских» в 1949 и было легитимным «рисковать развязыванием широкомасштабного конфликта» в 1949 по причине того, что страны и народы боялись российской экспансии, почему нелегитимно сделать это сейчас?

Причина создания и расширения НАТО все та же: экспансия и агрессивность России и зачастую прямая угроза другим странам.

Реакцией на это не должно стать предположение или требование принять во внимание «легитимные интересы безопасности» и основывать нашу политику на этой гипотезе, а напротив, сделать невозможным для России реализовать те «легитимные интересы», потому что они НЕ ЛЕГИТИМНЫ. Это может прозвучать странно, но сдержать российский экспансионизм — также в интересах России и ее народа.

Во-первых, это спасает их от разрушительной войны, которая могла бы уничтожить большую часть их страны и убить миллионы россиян. Я не считаю, что большим утешением для тех людей было бы то, что также погибнут миллионы других людей. И считаю также , что если и когда придет конец имперской политике России, ситуация внутри России также постепенно будет изменяться к лучшему. Национализм и подстрекательство к войне уступит место реальным темам: демократии, хорошим добрососедским отношениям, сотрудничеству. Деньги, израсходованные впустую на подготовку к войне, будут потрачены на благо народа. У меня сильное убеждение, что демократия не сможет прогрессировать в России до тех пор, пока в центре российской политики находится такое имперское разжигание войн.

Хотя мы едва ли можем повлиять на внутреннюю ситуацию в России (кроме попыток помочь зарождающимся силам демократии), но нам вполне по силам создать внешние условия, которые смогут постепенно расшатать и ослабить внешнюю политику России, таким образом открывая путь более реалистической и нацеленной на сотрудничество политике, и как следствие, ослабляющей внутреннюю диктатуру в России.

Вдобавок к стратегическим причинам, что российскому экспансионизму, ревизионизму, и агрессивности, и соответственно, российской угрозе надо противостоять ради нашей собственной безопасности, для меня очевидно, что это и в интересах российского народа.

НАТО — единственная структура, которая может эффективно противостоять российской угрозе. Если мы желаем повысить ее дееспособность, мы должны сделать все возможное, чтобы число его членов росло. Новые члены делают НАТО сильнее. В особенности это относится к странам, которые граничат с Россией. Как следствие, мы должны завершить построение реальной европейской безопасности, приняв в НАТО три оставшихся государства: Украину, Грузию и Беларусь.

Да, условия пока не созрели для того, чтобы сделать это незамедлительно. И это не объясняется войной в Украине. Решения саммита в Вильнюсе не принимать Украину в НАТО контрпродуктивны, поскольку они дают России право вето, чего никогда не было ранее, и нелепо, что это произошло, когда Россия как никогда слаба, но и по другим причинам в этих странах, как внутренним, так и внешним. Нам необходимо четко заявить, что НАТО надо расширять, чтобы заполнить пустоты. Это не только укрепит альянс и тем самым безопасность его членов (включая новых участников), но также поможет русским реформировать свою собственную страну и продвинуться вперед к демократии.

Примечания

1. К «праву» на гуманитарное вмешательство в период после холодной войны впервые прибегла делегация Великобритании в 1990 после того, как Россия и Китай не поддержали резолюцию о бесполетной зоне над Ираком.

2. По определению ОБСЕ.

Справка

Посол Иштван Дьярмати в настоящее время является президентом Международного центра развития и демократического перехода и генеральным секретарем Венгерского Атлантического совета. Он был председателем Консультативного совета при Генеральном секретаре ООН по вопросам разоружения, членом Совета Международного института стратегических исследований и Фонда оборонного колледжа НАТО и т. д. Он сделал блестящую карьеру на венгерской дипломатической службе в качестве главы венгерской делегации в ОБСЕ, председателя оперативной группы при президенте Венгрии в ОБСЕ, генерального директора по политике безопасности и т. д. Он также занимал должности главы миссий ОБСЕ в Грузии и Чечне, заместителя министра обороны по политике, старшего вице-президента Института Восток-Запад, Главы Миссии ОБСЕ/БДИПЧ по наблюдению за выборами в Молдове.

Посол Дьярмати имеет степень магистра делового администрирования, доктора политических наук и доктора философии. стратегических исследований. Он является профессором Университета Милтона Фридмана и Университета Атаназ. Он является автором многочисленных публикаций по вопросам политики безопасности и обороны, европейской безопасности, управления конфликтами и оборонной политики Венгрии.

Написать комментарий 19

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях