19 июля 2024, пятница, 17:38
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Оба хуже

6
Оба хуже
Ирина Халип
Фото: «Наша Ніва»

Но у нас шансов больше.

«Мне кажется, студенты смотрят на меня подозрительно. Я на них – тоже. Я не могу читать лекции, как раньше». Это говорит моя приятельница Наташа, российский профессор-биолог, которая преподает уже много лет. «Я говорю им, что Россия далеко не впереди планеты всей в отношении технологий, что лозунги вроде «российские стволовые клетки – самые стволовые клетки в мире» не имеют отношения к науке, и вижу, что студенты смотрят на меня с недоверием. Возможно, они считают, что я провокатор и втягиваю их в дискуссию, чтобы потом на них донести. А я думаю, не донесут ли они на меня».

Эта горькая история отношений российского профессора и студенческой аудитории, где начали рассыпаться все прежние связи, а доверие сменилось подозрением, - лучшая иллюстрация сегодняшнего российского общества. Как в тридцать седьмом, они ждут, кто на кого донесет. Любая фраза не о величии России воспринимается как провокация. Эталонное возвращение к временам ГУЛАГа произошло, хотя там не все его заметили. На этом фоне понимаешь, что белорусское общество все-таки здоровее даже при всех ужасах наших репрессий, по своим масштабам намного превосходящих российские.

Вот житель Ярославля Андрей, уехавший их России сразу после начала полномасштабного вторжения, рассказывает, сдерживая слезы, о родной сестре, которая в числе первых побежала подписывать контракт, чтобы ехать воевать в Украину. Она отслужила по одному контракту и почти сразу же подписала второй. Там, на войне, среди убийц и отморозков, выбрала себе в мужья какого-то дээнэровца, и после завершения контракта они приехали в Ярославль жить-поживать. «А знаешь, как они потратили заработанные за убийства украинцев деньги? – говорит Андрей. – Думаешь, в Сочи укатили пожить красивой жизнью? Думаешь, дом на берегу Волги купили? Фигушки! Они купили бункер. Удачное вложение денег, правда? Теперь они довольны и счастливы: у них есть бункер, их не догонят». Пару недель назад Андрей позвонил в истерике. Его сестру показывали по всем федеральным каналам как героиню «СВО». А знакомые из России писали ему в мессенджеры: ого, какая у тебя сестричка крутая, повезло тебе! Теперь у Андрея нет ни родины, ни семьи: родители гордятся дочерью, удачно вложившей деньги в бомбоубежище, а уехавшего из России сына считают изгоем и предателем.

Племянница подруги вышла замуж за спортсмена из Дагестана. Его отец приехал из горного села в райцентр, чтобы завербоваться на войну. В 60 лет он благополучно отбыл положенное по контракту, забрал деньги и купил коз. И теперь счастлив: всего-то несколько месяцев неудобств и убийств, зато теперь можно спокойно заниматься любимым делом – коз пасти, причем собственных, а не каких-нибудь колхозных или фермерских. Жизнь удалась.

Мы, конечно, все в чудовищной ситуации – и белорусы, и россияне – из-за буйных фантазий сбрендивших диктаторов. Вопрос лишь в том, как эти фантазии действуют на людей. У нас в Беларуси есть, конечно, всякой твари по паре: есть «ябатьки» и силовики, есть кочановы и ермошины, есть пропагандисты и доносчики. Но все они добросовестно удерживают уже много лет свой олимпийский рекорд под названием «три процента». Куда бы ни пытался их сдвинуть мир – пусть даже в сторону увеличения и расширения, - не поддаются. Мертво стоят в сцепке. В загоне. За загородкой, куда нормальные люди и не заходят (если их, конечно, не привозят в наручниках под конвоем).

Но даже в этом лепрозории сельский пастух не пойдет в другую страну убивать людей ради покупки козы. По пьяни глотку соседу перерезать – это запросто. Но в трезвом виде, за зарплату, по контракту, чтобы обзавестись парочкой коз, - не пойдет. А мать-«ябатька» (интересно, а феминитив от «ябатьки» как звучит? Может, «яматька»?), как бы ни заржавели ее мозги от просмотра БТ, сына-оппозиционера проклянет едва ли. И передачу ему в тюрьму соберет, пусть и злобно ворча «эх, зря мы с отцом его в детстве не пороли». Да и студенческая аудитория вместе с профессором вряд ли будет два академических часа подряд думать о том, кто кого первым сдаст.

Я ни в коем случае не утверждаю, что белорусские упыри лучше российских. «Оба хуже». Но белорусские остаются в пределах статистической погрешности. Они пьют нашу кровь, но не заражают нас своей тупостью и мерзостью. Мы устойчивы к тупости, а к мерзости – и подавно.

К счастью, это прибавляет нам сил. К сожалению, это не отнимает их у мерзавцев. К слову, они все-таки остаются в меньшинстве.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Написать комментарий 6

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях