14 июля 2024, воскресенье, 8:40
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

«Посчитали, сколько отдаем на бензин, и ужаснулись»

28
«Посчитали, сколько отдаем на бензин, и ужаснулись»
Фото: onliner

Как семья минчан переехала в пригород, а затем вернулась обратно.

Просторный уютный дом. Идеально ровный газон на заднем дворе. Ребенок играет с собакой, пока родители завтракают на террасе. Загородная жизнь представлялась Дмитрию и Валерии мечтой. Однако минчане не рассчитывали, что на бензин будет уходить ползарплаты, что за горячей водой придется ездить до ближайшей заправки, а после рабочего дня вместо отдыха нужно будет стричь газон и поливать кусты, пишет onliner.by.

«Быстро влюбились в загородную романтику»

Дима с Лерой познакомились лет десять назад на съемочной площадке. По первому образованию они звукорежиссеры, работали тогда над одним фильмом.

— У меня не стало папы, и Дима очень поддержал, — вспоминает 31-летняя девушка. — Стали жить в моей однокомнатной квартире, а через год расписались.

Идея поменять привычную столичную жизнь на спокойную за городом пришла спонтанно. Супруги выехали на дачу к друзьям пожарить шашлыки — и понеслось....

— Там нам очень понравилось. Гуляли по садовому товариществу, проехали на великах 20 километров до дальнего озера. Это все нас так вдохновило, мы быстро влюбились в загородную романтику, — рассказывает 35-летний Дмитрий.

В свою очередь, Лера признается, что все началось с неудобной кухни у них в квартире. Ребята хотели сменить ее на более комфортную и современную, но остановились, когда узнали стоимость: «Мы подумали: зачем 3—4 тысячи долларов тратить на что-то, что никак не скажется на итоговой стоимости квартиры?»

— Мы долго все взвешивали. Понятно, что со временем семья начнет разрастаться, и однокомнатной квартиры станет мало, — рассуждает Валерия. — В итоге решили продать квартиру и вложиться в новое жилье.

Семья единогласно решила: будут строить дом. Тут же начали шерстить разные варианты, обзванивать строительные компании, узнавать цены. Определились, что это будет одноэтажный каркасник.

— Чтобы возвести такой дом на сто «квадратов», понадобилось девять месяцев. На это время мы переехали к родителям. Технологии постройки каркасников нам подошли идеально: это и быстро, и качественно. Дом дышит, из натурального дерева, сохраняет тепло, что очень важно, так как мы собирались жить там круглый год. И цена приемлемая, — рассказывает глава семейства.

Однушку в Минске супруги продали за $48 000, плюс гараж — еще $4800. Коттедж, который строился под ключ, обошелся ребятам в $36 000. Это только сам каркас, без внутренней отделки:

— Мы договорились с исполнителем, какой будет дом, и разбили оплату на три этапа. Когда началась стройка, продолжали жить своей жизнью, работали, иногда приезжали с приглашенной бригадой, чтобы проконтролировать процесс и оценить качество стройки. Все было хорошо, дом получился действительно качественным.

Кстати, сам участок супруги выбрали быстро — как раз в том садовом товариществе, где жили их друзья. Это Логойское направление, 27 километров от Минска. Земля была полностью заросшая деревьями, кустами и травой, владельцы уже давно жили в Италии.

Обошелся участок всего в $3700. Это в два раза дешевле альтернативных похожих земельных наделов. Скидкой послужили в том числе и большие долги, которые давно скопились у товарищества.

«Поехали за кипятком на заправку, чтобы сделать кашу ребенку»

У супругов как раз родилась Вера, когда в доме началась внутренняя отделка. Понадобилось еще полгода, чтобы обустроить одну комнату и санузел. И, наконец, заехать.

— Мы спали в детской на большом матрасе. Даже пол не везде был постелен, когда заселились, — продолжает историю Дмитрий. — Я самостоятельно красил стены и клал пол, старались экономить. Кухню поставили только через полтора года, все это время Лера умудрялась готовить в мультиварке. Это было тяжело: что зарабатывали — сразу вкладывали в дом, темпы были небольшие.

Валерия признается, что поначалу ощущала эйфорию: вот она — мечта жить в своем доме. Но со временем почувствовала, будто что-то идет не так.

— Мы заметили: как только наступают выходные, в товариществе пропадает вода. Скважины еще не было, товарищество подключалось водопроводом к ближайшей деревне и питалось оттуда. Все приезжали на дачу и начинали поливать огороды. Воды не хватало, до нас доходила тоненькая струйка, а мы с маленьким ребенком. Это уже был первый звоночек. А потом началась наша кринжовая загородная жизнь.

Зимой и во время оттепели часто обрывались провода, и электросети просто отключали снабжение по всей округе. Дом ребят — на газовом котле, который питался от электричества. То есть при отключениях в доме не было ни света, ни отопления.

— К счастью, дом хорошо держал тепло. Но если электричество отключали в мороз, то через четыре часа становилось прохладно, а наутро вообще был дубак, — голос Валерии выдает легкое напряжение. — Однажды провода оборвало ночью, и наутро не было горячей воды. Мы поехали за кипятком на заправку, чтобы сделать кашу годовалому ребенку.

А еще был треш, когда зимой заметало дорогу на выезде из товарищества. На нашем седане выехать было проблематично. Мы плыли по этому снегу, как корабль, и стоял сумасшедший гул. Постоянно делали ставки — выедем или нет. Бывало, приходилось звонить на работу с утра и брать за свой счет, потому что до города добраться не получалось.

Зимой с вечера Дмитрий шел расчищать дорогу, чтобы рано утром супруги могли выехать. Он никак не мог пропустить работу — в восемь утра нужно быть на площадке, иначе — увольнение.

«Посчитали, сколько отдаем на бензин, и ужаснулись»

— Самыми тяжелыми периодами были зима и оттепель. Иногда машина застревала до выезда на трассу, нужно было вызывать трактор. А это сразу минус 50—70 рублей. За последний сезон Лера застревала раз пять, — улыбается Дмитрий. — Со временем стали обращаться к соседу на джипе, который помогал вытягивать машину бесплатно. Но он приезжал только по выходным. Когда нам не нужно было никуда ехать, наш седан неделю мог тонуть в грязи. Не утонул до конца — и ладненько.

Спустя год загородной жизни супругам пришлось купить вторую подержанную машину, чтобы Лера с дочкой не были привязаны к Дмитрию. По трассе ходила маршрутка, но мысль по полтора километра добираться пешком до товарищества никого не прельщала.

— Однажды мы посчитали, сколько отдаем на бензин, и ужаснулись. В месяц могло выходить 800—1000 рублей. А когда появилась вторая машина — умножайте на два. Это при том, что в доме не было забора, потолка, межкомнатных дверей.

Леру стало добивать постоянное продумывание логистики. С вечера она задавалась вопросом: а что будет завтра? И это доканывало, нарастало внутреннее напряжение.

— Приходилось просыпаться в шесть утра, а после обеда шататься по кафешкам, чтобы вечером дождаться мужа на машине и забрать Веру. А когда я работала в городе на полставки, можно было заехать домой, перекусить и даже поспать.

Вечером мы приезжали домой и начиналась вторая работа. Дима косил траву на участке два раза в неделю минимум, а мне нужно было успеть до захода солнца полить розы, которые мне подарила любимая тетя. В итоге вместо того, чтобы выдохнуть после тяжелого рабочего дня, мы в свои 30 лет обували галоши и ковырялись в грязи.

Ребята признаются, что со временем им стало не хватать прелестей городской жизни. К примеру, спуститься на первый этаж и в любое время вкусно покушать. Здесь же, в частном доме, все развлечения приходилось организовывать самостоятельно. Даже завтрак на террасе превращался в квест: сначала ее нужно было хорошенько прибрать, затем приготовить еду, а потом уже наслаждаться, если останутся силы.

— Мы поняли, что не ценили то, что у нас было каждый день, живя в городе. Элементарно: выходишь из квартиры, а под ногами — асфальт. В своем доме нужна другая обувь. В машину идешь в галошах, а там переобуваешься в туфли, в то время как галоши стекают в салоне. Это постоянные неудобства.

Если в доме заканчивалось молоко или что-то еще, приходилось ждать следующего вечера. Продукты покупали после работы на выезде из Минска, рядом с домом магазинов, естественно, не было.

Больше всего страхов возникало, когда приходилось вызывать скорую. К примеру, однажды Вера ни с того ни с сего начала задыхаться. Другой раз ударилась о дверной косяк и выбила себе зуб. Скорая ехала минут 20—30. Завезли в ближайшее приемное отделение в Логойске. Обратно домой мама с дочкой добирались на такси.

— В общем, со временем в доме ощущалась повышенная тревожность. Я стала переживать: вдруг что-то произойдет, я не смогу справиться, а Дима будет в это время на работе. Зимой вообще в товариществе оставалось пару семей, в дневное время все разъезжались.

«Поняли, что жизнь одна»

Решение попрощаться с мечтой зрело долго. И на третий год жить в доме стало просто невыносимо.

— Мы три года не были в отпуске. Перед нами стоял выбор: либо оставляем дом и не видим ничего больше, либо возвращаемся в квартиру и живем эту жизнь. Обоюдно сошлись на втором варианте. Я понимал, что мне не хватает общения с друзьями, а Лера зашивалась в быте и хозяйских делах, — говорит Дима.

Ребята уехали на отдых, а предварительно начали присматривать квартиру в Минске. Нашли хороший вариант быстро. Понравились и ремонт, и месторасположение рядом с Академией наук.

Удивительно, но дом получилось продать тоже довольно быстро, хотя риелтор предупреждал: это может быть непросто. Третий просмотр — и каркасник ушел молодой семье.

— Продать дом было лучшим решением в нашей жизни, — смеется парочка. — Это классный опыт, но не для нас. В доме постоянно должен кто-то жить, обслуживать его и наводить порядок. Да, бывают моменты ностальгии, но это быстро проходит. Возможно, через лет тридцать повторим.

Плюс многое упиралось в финансы. Молодые люди предупреждают: перед покупкой дома нужно тщательно просчитать все детали. Их же арифметика выглядела примерно так: 35 тысяч пойдут на дом, а за оставшиеся 10 сделаем ремонт. На самом деле все вышло в разы дороже.

— Мы быстро сориентировались и поняли, что жизнь одна. Без опыта жизни в частном доме мы бы так не ценили город. Элементарно то, что здесь каждый день вывозят мусор. Это же гениально. Там мы собирали мусор и отвозили в Минск в багажнике машины, — показывает контраст Валерия. — Зато мы еще раз убедились, что очень дружная и крепкая семья. Не бросили друг друга в этой грязи. Наоборот, горы готовы свернуть друг для друга.

Написать комментарий 28

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях