24 июля 2024, среда, 21:11
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Варить лягушку медленно

7
Варить лягушку медленно

О нынешнем состоянии российской экономики.

В начале нынешней фазы войны большинство экономистов, включая меня, считали, что Запад драконовскими санкциями быстро поставит экономику России на грань краха, чтобы Владимир Путин физически не смог продолжать войну в Украине.

Первая неделя после 24 февраля 2022 г. давала все основания считать этот сценарий наиболее вероятным. После заморозки резервов российского ЦБ и других санкций курс рубля мгновенно обвалился на 50%, паника на финансовом рынке привела к закрытию российских бирж на три недели, народ массово бежал из страны. Совокупная экономика Запада в 20 раз больше российской, поэтому при желании Запад мог тогда разрушить экономику России очень быстро, например, введя эмбарго на закупку российских нефти и газа, или введя сразу потолок цен. Но, как мы теперь знаем, история пошла по другому сценарию. Вместо прикрытия краника Запад, наоборот, в первые месяцы войны резко увеличил финансовый поток в Россию.

И многие сделали ошибочный вывод, что санкции не сработали. Нам до конца неизвестно, почему Запад решил не разрушать российскую экономику быстро — это было коррупционное влияние путинских агентов, которых много среди европейских политических элит, или Запад просто боялся резкой дестабилизации обстановки в России. Мы знаем, что многие на Западе до сих пор предпочитают видеть понятный им путинский режим во главе России вместо неопределённости. Сейчас конкретная причина таких действий не очень важна.

Но важно другое. После февраля 2022 г. Запад принял решение о постепенной деградации российской экономики, чтобы с каждым годом возможность вести эту войну и вероятные будущие войны была все меньше. Без резких колебаний и потрясений, но, чтобы экономика с каждым годом чувствовала себя все хуже, и возможность Путина тратить деньги на оружие была все меньше.

Главный инструмент санкций — это исключение России из глобальной торговли и затруднение доступа к современных технологиям, как военным, так и гражданским. В мире среди широких слоев населения принято ругать глобализацию. Однако суровая правда жизни состоит в том, что быстрое падение бедности в последние 40 лет, резкий рост экономик, особенно развивающихся стран в этот период, — были прямым следствием глобализации. Никогда в истории человечества мировая бедность не падала так быстро, как за последние 40 лет.

Бурный рост экономики России в нулевые был также во многом следствием глобализации — посмотрите, сколько автозаводов мировых брендов было построено, сколько международных компаний и сетей пришли на российский рынок!

Россия очень быстро встроилась в мировые торговые цепочки и именно благодаря глобализации мы получили резкий рост экономики и доходов населения. Высокие цены на энергоносители, безусловно, обеспечили ресурсы для этого роста. Но сама по себе высокая валютная выручка без возможности тратить ее на эффективные инвестиции в экономику приводит скорее к инфляции, чем к быстрому экономическому росту.

Иллюстрацию этого эффекта мы наблюдаем в последние два с половиной года. Цены на нефть держатся на довольно высоком уровне, только экономика России и инвестиции чувствуют себя, мягко говоря, так себе. А инфляция резко выросла, и ее не удается сбить даже высокими процентными ставками.

В чем же проблема?

Санкции сделали невыгодными участие российских компаний в международном разделении труда. Конечно, пока ещё удается втридорога доставать запчасти для самолётов. Вот недавняя статья, написанная с моим участием, про то, как это работает. Также по конским ценам удается покупать полупроводники для военной промышленности.

Но массовое производство для широких слоев населения на контрабанде не построишь. Зачем любой международной компании — хоть западной, хоть из Китая, хоть из Индии — включать российское предприятие в свою цепочку добавленной стоимости? Издержки очень высоки, а риски огромны. Поэтому, несмотря на многочисленные заявления о дружбе с Китаем и поездки Путина на поклон к товарищу Си, мы за два с половиной года так и не видим строительства китайских предприятий взамен ушедших западных. Китай, пользуясь моментом, готов скупать российские нефть и газ с дисконтом и продавать в обмен свою продукцию, но ни о каких стратегических инвестициях речи не идёт.

«Газпром» — наше всё — уже понес непоправимый ущерб от выключения его от европейских рынков. В 2023 г. он показал огромный убыток — 1,2 трлн рублей. Для понимания: это 0,8% российского ВВП. До этого, все путинские годы, «Газпром» был машинкой, который печатал деньги. Его огромные доходы позволяли и менеджменту воровать, и налоги, и высокие дивиденды платить. А сейчас все идёт к тому, что «Газпром» может скоро стать банкротом.

Нефтяные компании пока чувствуют себя лучше, но Запад постоянно усиливает давление на серые экспортные каналы (теневой флот и другие схемы). Так что, вполне возможно, и ведущие нефтяные компании скоро постигнет судьба «Газпрома».

Деградация всего

Помимо прямого ущерба для экономики — деградация всех производств, уход западных инвесторов и неприход китайских и прочих, санкции ведут к деградации человеческого капитала. Большинство толковых специалистов, либо уже уехали, либо ищут для этого возможности. А судьба выпускников российских вузов сейчас незавидна. Несколько лет назад у них были варианты встроиться в международный рынок труда, относительно легко поступить в западные вузы или продолжить обучение на Западе. Да и в целом выпускники российских вузов после 2022 г. обладают на порядок меньшими возможностями для профессионального развития и карьерного роста, чем их чуть более старшие сограждане.

В общем, Запад решил варить лягушку медленно, чтобы она не дрыгалась. Однако признаков деградации экономики и обеднения населения с каждым годом мы будем наблюдать все больше. Из совсем свежих — резкое повышение налогов. Никогда за последние 30 лет в России не поднимали так налоги, как в 2025 г. — сразу на 1,7% ВВП. К слову, небывалый рост налогов на экономику позволит всего лишь компенсировать эффект падения доходов «Газпрома» — до этого он был самым большим донором бюджета.

Военная экономика, которая замещает гражданскую, — это, по сути, обманка. Это уничтожение ресурсов, произведенных гражданской экономикой. Это и объясняет, почему несмотря на формальный рост ВВП, правительству приходится резко повышать налоги, чтобы свести концы с концами. Рост военной части экономики, помимо повышенной налоговой нагрузки, также увеличивает стоимость труда для гражданской экономики — военные предприятия платят намного больше, чем заставляют и гражданские повышать свои издержки.

И это мы пока ещё не наблюдаем массовый возврат солдат с фронта — среди них много бывших заключённых и выходцев из неблагополучных слоев населения. Они не могут там оставаться вечно. Даже если война будет ещё долго, им потребуется ротация. Как было с бывшими «афганцами», они пополнят ряды преступных группировок. И тогда Москва, Петербург и другие города-миллионники, которые пока не очень чувствуют эффект войны, резко его почувствуют через повышение издержек на обеспечение безопасности и дополнительный «налог», который придется платить бандитам.

Подводя итог: несмотря на то что Запад принял решение не разрушать российскую экономику быстро, ее постепенная деградация налицо. И будет хуже.

Максим Миронов, The Moscow TImes

Написать комментарий 7

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях