18 июля 2024, четверг, 16:21
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Неудобный треугольник

2
Неудобный треугольник

Сближение Путина и Ким Чен Ына может не понравиться Китаю.

Восторженный прием, который Владимиру Путину устроили в Пхеньяне, и подписание договора о военном альянсе между Россией и КНДР могли встревожить Пекин. Став старшим братом для обеих стран, превратившихся в изгоев из-за своей агрессивной политики Китай с подозрением относится к их сближению, которое может ослабить их зависимость от него и спровоцировать излишнюю напряженность в регионе, говорят эксперты.

«Безграничное партнерство» или «крепкая дружба»?

Визит Путина в Северную Корею наверняка задел Вашингтон «за живое», указало китайское государственное информационное агентство «Синьхуа» в статье о встрече двух лидеров. Но шеф пекинского бюро Financial Times Джо Лихи также увидел в ней скрытый намек на недовольство Пекина сближением двух стран. Расширение их сотрудничества в том числе в экономической сфере ничего России не даст, указывалось в статье: Северная Корея «не может придать значимый импульс России, чтобы помочь ей выбраться из экономических сложностей в краткосрочной перспективе».

«Значимый импульс» России теперь придает Китай, ставший ее главным торговым партнером после того, как из-за развязанной Путиным войны в Украине от нее отвернулись западные страны. Однако и в России, и в КНДР могут полагать, что Китай недостаточно помогает каждой из них, поэтому их лидеры, даже рискуя спровоцировать раздражение в Пекине, пошли на показное сближение, сказал FT профессор Шэнь Диньгли, специалист по международным отношениям в шанхайском Университете Фудань. Путин хотел бы, чтобы Китай помогал ему воевать не только поставками технологий двойного назначения, а также согласился на строительство газопровода «Сила Сибири — 2». Ким же может считать, что Пекин недостаточно поддерживает его в противостоянии с США и их союзниками. Майские переговоры между лидерами Китая, Южной Кореи и Японии о создании на Корейском полуострове зоны, свободной от ядерного оружия, в Пхеньяне назвали «грубейшей политической провокацией».

Свидетельством обеспокоенности Пекина также может быть апрельский визит в Пхеньян Чжао Лецзи, третьего человека в постоянном комитете Политбюро ЦК Компартии Китая и более высокого по статусу, чем министр иностранных дел. За последние пять лет это был визит на самом высоком уровне. Чжао приезжал, чтобы подтвердить «крепкую дружбу» между двумя странами, договориться об активизации контактов на высоком уровне и укрепить стратегическое сотрудничество, сообщали китайские госСМИ.

Но «самым дорогим другом корейского народа» всего два месяца спустя был объявлен Путин. Он и Ким желали продемонстрировать, что у каждого из них китайский лидер Си Цзиньпин (с которым Путин договорился о «безграничном партнерстве» перед началом войны в Украине) – не единственный друг, отмечает Лихи.

Неудобный треугольник

Договор между ними о военном альянсе поставил Пекин в «очень опасное положение», добавляет Шэнь. Теперь две страны должны оказать друг другу военную помощь, если на них нападут. Но аналогичное условие содержится в Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи между Китаем и КНДР от 1961 г. То есть если Пхеньян начнет поддерживать Россию в какой-либо из ее войн, ее противники могут нанести удар по Северной Корее, что, по договору, вовлечет в конфликт Китай.

Другие эксперты не склонны так драматизировать ситуацию, указывая, что договор между Китаем и КНДР был подписан более полувека назад и его интерпретация Пекином с тех пор изменилась. СССР и КНДР тоже договаривались оказывать друг другу военную помощь, но никогда не делали этого. «Вопрос в том, что считать взаимопомощью, – говорит Юнь Сунь, директор китайской программы вашингтонского Стимсоновского центра. – Похоже, они дали весьма расплывчатое определение».

Но укрепление связей между Москвой и Пхеньяном все равно ставит Пекин в двусмысленное положение, считает она, так как Китай в мире будут воспринимать как часть этого альянса (а он хочет сохранить хорошие отношения в том числе с Европой) и он будет нести ответственность за спровоцированный ими рост напряжения в регионе. «Дискомфорт – очень хорошее определение» того чувства, что испытывают в Пекине, полагает Юнь:

Если Северная Корея получит от России военные технологии, у нее будет более качественное оружие и больше возможности для провокаций. Это является для Китая наиболее значимым возможным поводом для беспокойства.

Это беспокойство уже заставило Пекин действовать. В январе заведующий Отделом международных связей ЦК КПК Лю Цзяньчао, который тогда фактически играл роль министра иностранных дел, а также отвечает за политику на Корейском полуострове, совершил длительную и важную поездку в Вашингтон. Там он встречался с госсекретарем Энтони Блинкеном, заместителем советника по национальной безопасности Джоном Файнером, лидерами обеих партий. «Его важная миссия при поездке в США во многом связана с быстрым сближением Ким Чен Ына и Путина», – рассказывал Nikkei человек, хорошо знающий об отношениях между Китаем, КНДР и Россией.

Написать комментарий 2

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях