23 июля 2024, вторник, 14:37
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Русские отказываются умирать за Путина

8
Русские отказываются умирать за Путина

Почему солдатский бунт в ВС РФ — не такая уж фантазия.

Россияне окончательно теряют аппетит к быстрой смерти в Украине.

Военные блогеры и рядовые солдаты все чаще публикуют подробные видео ужасающих условий на фронте. Кадровые изменения в Министерстве обороны России также намекают на официальное признание: что-то идет не совсем так, как утверждает кремлевская пропаганда.

Но самым убедительным свидетельством растущего недовольства россиян войной является рекламный щит, который совсем недавно появился в Санкт-Петербурге. «В Городе-герое, — говорится в рекламе, — есть свои герои». Зайдите на правительственный сайт или наберите 117, запишитесь в армию — и получите колоссальную выплату в 1,3 миллиона рублей, что эквивалентно годовому заработку среднего россиянина.

Но что особенно важно в этом предложении, так это то, что рекламный щит появился во втором городе России, который, как и Москва, по большей части избавлен от гробов и протезов. Эти ужасы в подавляющем большинстве сконцентрированы в бедных нероссийских провинциях России, где 1,3 миллиона рублей составляют зарплату за несколько лет. Нарушая собственное табу, Кремль показывает, что явно отчаянно нуждается в рекрутах.

Еще важнее то, что два года назад россиянам предлагали за то же самое 200 000 рублей. Цена новобранца выросла на 650 процентов! Даже с учетом инфляции это огромный рост, свидетельствующий о том, что спрос на солдат высок, а предложение низко. В таких рыночных условиях цены зашкаливают.

Другими словами, россияне все больше не желают служить и тем самым сокращают предложение, в то время как дефицит рабочей силы на поле боя растет и тем самым увеличивает спрос. Учитывая более 535 000 убитых и раненых и более 1000 ежедневных жертв, россиянам пора осознать, что режим использует их как пушечное мясо.

Такая смена настроений сулит плохие новости режиму и президенту России Владимиру Путину. Их рабочее предположение, как и мнение слишком многих западных политиков и аналитиков, заключалось в том, что русские обожают наказания; что они слепо пойдут на смерть, как овцы на заклание. Энтузиазм по поводу войны, возможно, был высоким в течение нескольких месяцев после вторжения, когда казалось, что Россия пронесется по Украине. Его смог умерить унизительный уход России из Киевской, Сумской, Черниговской, Харьковской и Херсонской областей несколько месяцев спустя.

С середины 2023 года фронт почти не двигался ни в одном направлении, а потери россиян увеличились почти вдвое: примерно с 600–800 человек в день до как минимум 1200–1400 человек. Путин, очевидно, рад обменять жизни русских на несколько квадратных миль украинской грязи, но россияне, похоже, наконец-то просыпаются и выражают свое несогласие с бессмысленной смертью.

Мы знаем, что российские солдаты дезертировали и сдавались в плен. Может ли бегство с фронта вскоре достичь переломного момента и стать более разумным вариантом поведения, чем сидеть в окопе, кишащем крысами, и ждать, пока убьют? Может ли попытка государственного переворота Евгения Пригожина в июне 2023 года стать предвестником грядущих событий?

История полна примеров, как солдаты бежали или восставали против своих командиров, когда условия на фронте становились невыносимыми и вероятность быть казненным за неповиновение или дезертирство казалась меньше, чем вероятность быть убитым врагом.

Римляне боролись с неповиновением, уничтожая, то есть убивая, одну десятую часть затронутых бунтом отрядов. Во время Первой мировой войны более 700 000 немецких солдат дезертировали. В 1917 году тысячи французских солдат взбунтовались. Сотни тысяч русских солдат бежали с фронта в 1916–1918 годах, тем самым ускорив захват крестьянских земель и народный аппетит к революции. В начале вторжения Гитлера в Советский Союз в июне 1941 года несколько сотен тысяч советских солдат предпочли плен смерти. Во время войны во Вьетнаме американские солдаты выражали свое недовольство, «фрагментируя» свое начальство.

Обратите внимание, что в XX веке россияне проявили наибольшую склонность к бегству с поля боя. Следовательно, утверждение о том, что русские культурно запрограммированы на подчинение командам, так же неверно, как и утверждение о том, что русские не восстают. Конечно, они это делают, и нет никаких оснований полагать, что они не выступят против кровожадного путинского режима.

Путин и его товарищи оказались в безвыходной ситуации. Если они прекратят вербовку солдат на фронт, они не смогут склонить чашу весов и победить Украину. Действительно, они проиграют. Но если они насильственно мобилизуют солдат, они только усилят стимулы к дезертирству, тем самым подрывая свои военные усилия.

Мы не знаем, когда наступит переломный момент в настроениях солдат, но мы можем сделать два предположения.

Во-первых, чем дольше будет продолжаться война, тем вероятнее, что россияне откажутся воевать. Поскольку приток добровольцев иссякает, а насильственная мобилизация оказывается контрпродуктивной, условия для измотанных фронтовиков станут невыносимыми. Что угодно, но только не время на стороне Путина.

И во-вторых, если Россия потерпит крупное поражение, солдаты, скорее всего, станут спасать свои шкуры, покидая тонущий корабль. Такое поражение может выглядеть чем угодно: от украинского марша на Москву (крайне маловероятно) до очередного насильственного вывода войск с части оккупированной территории (вполне вероятно). Потеря Крыма — всего или части — была бы особенно деморализующей.

Мораль для Украины и ее союзников проста: держитесь. Русские, которые, как ожидалось, будут умирать, отказываются умирать.

Александр Мотыль, The Hill (перевод — «Фокус»)

Написать комментарий 8

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях