22 июля 2024, понедельник, 7:01
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Дети «путинского политбюро» начинают требовать перемен

1
Дети «путинского политбюро» начинают требовать перемен

Вокруг дочки главы Кремля формируется кружок недовольных курсом, проводимом «стариками».

В последнее время появляется все больше сигналов, свидетельствующих о том, что конфликт между отцами и детьми назревает и во власти. Самое удивительное — то, что и там тема коррупции имеет все шансы стать структурообразующей. Происходящее можно проинтерпретировать как зреющее намерение второго поколения путинских элит — детей тех, кто четверть века назад вместе с президентом пришел к руководству страной, — предъявить претензии своим отцам. Впрочем, обо всем по порядку.

«Кружок» Катерины Тихоновой

Слухи, циркулирующие в истеблишменте, мы пересказываем редко, однако в данном случае сделаем исключение. Слишком уж интересная тема, да и источники внушают доверие. К тому же некоторые косвенные подтверждения тоже уже появились.

Катерина Тихонова действительно начинает оперяться. Вокруг нее сейчас формируется группа представителей упомянутого выше второго поколения путинского истеблишмента, которая недовольна многим из того, что происходит в стране. Основной причиной ревизионистских настроений является неудовлетворенность снижающейся результативности режима, говорят наши собеседники. Путин не может выиграть войну, которую сам же и начал; он оказался не в состоянии эффективно противостоять санкциям; да и с точки зрения внутренней политики тоже не тянет — процесс отчуждения народа от власти набирает обороты. Члены «тихоновского кружка» чувствуют, что если ничего не менять, — если продолжать двигаться прежним курсом, — то будущее может оказаться совсем не таким радужным, как хотелось бы.

Можно предположить, что как минимум частью «тихоновцев» движет не только прагматическое понимание того, что нынешний курс неэффективен и его надо менять. Есть здесь и место амбициям.

Претензии к путинскому «политбюро»

Молодежь всегда думает, что она лучше чувствует новые тренды, она привыкла считать, что «старики» закоснели, потеряли нюх и все делают неправильно. Особенно раздражают «старики», которые засиделись и не дают дорогу молодым, — именно так это обстоит в случае со стареющим путинским политбюро.

При этом естественно, что на самого Путина никакой вины никто не возлагает. Верные традиционной формуле «царь хороший, бояре плохие», недовольные считают ответственными за происходящее тех самых людей, что когда-то поднялись на вершины власти вместе с Путиным — Сечина, Ковальчуков, Ротенбергов и так далее. Дескать, пока Путин был занят большими делами, они тут наворотили. В качестве главной претензии озвучивается как раз проблема коррупции, вернее — ее эпические масштабы. Мол мы все понимаем, совсем без того, чтобы что-то там прикарманить, не бывает, но все-таки надо знать меру. «Тихоновцы» ставят в вину своим предшественникам то, что, увлекшись личным обогащением, те «совсем забыли о народе», а так ведь и до революции недалеко.

Претензии предъявляются не ко всем «старикам». В адрес тех, кто знаком с Путиным по чекистской линии, вроде Чемезова или Токарева, — недовольства не выказывается, хотя в части своей коррумпированности эти люди вряд ли уступят членам условного «кооператива «Озеро». Думается, тут есть элемент прагматизма: нельзя же перессориться со всеми сразу.

Кто входит в «группу недовольных»

Что касается списочного состава группы «новых недовольных», собирающейся сейчас вокруг Тихоновой, то, во-первых, туда входят все выходцы из путинской охраны: глава МЧС Куренков, новый руководитель ФТС Пикалев, а также помощники президента Дюмин и Миронов. Там же присутствуют руководитель РусГидро и сын путинского однокурсника Хмарин, а также назначенный недавно заместителем министра обороны младший Фрадков.

Там же — молодой Турчак, ставший буквально на днях алтайским губернатором; помощник президента Мединский и Чупшева из АСИ. Туда же дрейфует вице-премьер Новак и супруги Цивилевы (Анна, предполагаемая племянница Путина, недавно назначена замминистра обороны, ее муж — министром энергетики). Серьезную роль в группе играет новый путинский фаворит (и муж подруги Тихоновой) Дмитриев из РФПИ и его протеже — министр по развитию Дальнего Востока и Арктики (да, в правительстве есть и такое) Чекунков. А еще — новый министр обороны Белоусов. Последний там вообще воспринимается как гуру, Тихонова ему очень благоволит.

Собственно, именно белоусовские идеалы позднего СССР с его госсобственностью, Госпланом, социальными проектами и «технологическим суверенитетом» лежат в основе стратегических планов указанной группы. В отличие от «ястребов», ратующих за огосударствление по причине необходимости мобилизовать ресурсы для ведения войны, «кружок Тихоновой» считает увеличение роли государства, вплоть до национализации, ценностью per se. Именно движение по этому пути должно восстановить доверие граждан к власти, воссоздав социальную базу режима и позволив, таким образом, подросшей «золотой молодежи» править вечно.

Программная статья «тихоновца»

Если хотите лучше представить себе идеологию, которую «тихоновцы» собираются предложить обществу, то почитайте статью о «патриотическом социализме», которую опубликовал полторы недели назад в РБК упомянутый выше министр Чекунков. Материал демонстрирует удивительную оторванность его автора от реальной жизни. Тот живет в мире, населенном какими-то картинными россиянами и абсолютно фантазийными чиновниками. Описанные министром социальные отношения являются совершенно надуманными. Так, отечественная бюрократия у него пронизана «культурой служения и созидания».

«Подавляющее большинство госслужащих, — оказывается, — вкалывают не за страх, а за совесть и искренне мотивированы решать проблемы людей». В качестве особенности русского народа преподносится некая «культура созидания, наделяющая труд особым смыслом, порождающим гордость».

Не удосужившись даже ознакомиться с данными социсследований, министр берется утверждать, что «российское предпринимательство так и осталось в восприятии большей части общества чем-то аморальным и паразитическим», в то время как в ходе опроса ВЦИОМ от 2019 года аж 89% россиян заявили о том, что хорошо относятся к малому и среднему предпринимательству. В ходе исследования Левада-центра от 2020 года о том, что деятельность малого и среднего бизнеса идет на пользу стране, сказали 80% опрошенных, в то время как про крупный бизнес то же самое сказали 58% респондентов.

А как вам попытка министра презентовать прессинг силовиков в отношении бизнес-сообщества как «иммунную реакцию государственного организма» на корыстолюбие и социальную безответственность последнего? Чекунков называет это «очищающим вниманием силовиков к предпринимателям». Понимаете? Квартиры чекистов, забитые миллиардами отобранных у предпринимателей денег, — это, оказывается, «очищающее внимание». Тут даже не Белоусов, тут Проханов.

Чекунков словно бы задался целью продемонстрировать, что второе поколение элит — это публика, выращенная в пробирке и не имеющая никакого практического опыта. Это люди, которые подобно генералам из сказки Салтыкова-Щедрина думают, что булки растут на деревьях.

Заманчивый социализм

Впрочем, если говорить не о том, можно ли реализовать предлагаемые министром идеи на практике (конечно, нет), а о том, получится ли продать их населению, тот тут ответ будет скорее положительный. Еще в 2022-23 годах — после того, как выяснилось, что победить Украину не удалось и система движется в тупик, — мне доводилось писать о том, что социализм может оказаться самым надежным способом запудрить народу мозги и оттянуть конец на несколько лет. Все это можно легко привязать к повестке: дескать, рынок позволял решать задачи предыдущего — мирного — этапа развития страны, но сейчас — в условиях затягивающегося противостояния с Западом — он не справится, а вот социализм для таких вещей, по сути, когда-то и был придуман.

Вот только делать все это надо будет без наезда на предпринимательский класс: не обвинять его, как предлагает Чекунков, в «бездушности» и «аморальности», а, наоборот, поблагодарить за сделанное и организовать процесс выкупа предприятий по справедливой цене, установленной в рамках четко прописанной правовой процедуры. Надо понимать, что у данного проекта будет одно очень узкое место — то самое, которое напрочь игнорирует Чекунков: бюрократии российское общество не доверяет гораздо больше, чем предпринимателям.

Поэтому усиливать роль государства предстоит так, чтобы при этом не происходило (по крайней мере видимо) усиления роли чиновничества. В целом же, — с учетом нарастающего идейного кризиса, помноженного на боязнь революции и вытекающего из него желания найти альтернативу в рамках существующей системы — какой бы непривлекательной она ни казалась, — шанс на то, что на какое-то время люди снизят градус своих претензий к власти и согласятся подождать результатов нового «социалистического» эксперимента — велик.

Запрос на смену курса

Как бы то ни было, на данном этапе важно зафиксировать даже не столько содержание предлагаемых Чекунковым шагов, сколько сам факт того, что член федерального правительства выступает с идеей радикального изменения реализуемого в стране курса. До сих пор такого не было.

Важно понимать еще одно принципиальное отличие того поколения элит, что пришло вместе с Путиным, от их детей. Первым травмирующим опытом, который как раз и формирует поколенческие установки, для «стариков» стала «крупнейшая геополитическая катастрофа века» — крушение СССР. Ротенберги, Ковальчуки и Путин могут теперь сколько угодно воспевать государство, но где-то глубоко внутри они помнят — не могут не помнить, — что государство не вечно и не равно им самим. Поэтому перекладывать государственное в свой собственный карман — это для них базовый инстинкт, они на этом буквально выросли.

В отличие от них «молодежь» те времена, когда понятие «государственное» не было синонимом слова «наше», почти не помнят. Для них переложить формально частное в карман формально государственного — акт, по сути, мало что меняющий. Они не мыслят себя вне властных иерархий, не на вершине властной пирамиды, поэтому государственное для них — синоним личного. К тому же за рубеж украденное, как теперь выясняется, все равно не выведешь, а раз не выведешь, то и не спрячешь. Если власти лишишься, то в любом случае отберут. Значит главное — сохранить власть, а как потом твои заводы будут оформлены — как ФГУПы или как АО — дело десятое.

В общем, предпосылки считать, что в достаточной степени оперившись, «тихоновцы» могут действительно попытаться изменить траекторию движения страны, имеются. Впрочем, содержательно из-за этого мало что изменится: авторитаризм и изоляционизм останутся, тип отношений между властью и обществом не поменяется.

А значит, по истечению какого-то времени тренд на революцию вновь начнет нарастать.

Аббас Галлямов, «Точка»

Написать комментарий 1

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях