25 июля 2024, четверг, 16:45
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Страна, подсаженная на наркотик

9
Страна, подсаженная на наркотик
Владимир Пастухов

Почему «вино русской истории» всегда темное?

Людям с практическим складом ума этот текст вряд ли зайдет. Но люди разные, так что найдутся и те непрактичные, кто рискнет прочесть. Этот текст - о разных Россиях. Дело в том, что, на мой взгляд, мир запутался в трех Россиях как в трех соснах (хотя, конечно, с учетом контекста просится – в трех осинах). Очень хочется найти дорогу из этого леса.

Первая Россия – это выдуманная путинская Россия. Это сегодняшний фасад - страна, подсаженная на тяжелый идеологический наркотик (скорее искусственного, чем естественного происхождения: не героин, но ЛСД с имперскими галлюцинациями и мессианскими видениями), с тягой к неограниченной экспансии, превратившаяся в глобального экспортера хаоса.

Вторая Россия – это невыдуманная реальная Россия. Это то, что сегодня скрывается за фасадом, - страна «как она есть», замкнувшаяся в себе и ко всему безразличная, закомплексованная и опустошенная, уставшая от столетия революций и террора, с плохой демографией и еще худшей элитой, медленно умирающая без этоса и пафоса, не успевшая сесть в последний вагон уходящего поезда очередной технологической революции.

Третья Россия – это никогда не существовавшая виртуальная Россия, Россия как идея. Это и есть невидимый постороннему глазу фундамент - страна, существующая разве что в воображении, без внятной исторической материальной оболочки, действительно похожая на какой-то «град Китеж», причем не столько когда-то утонувший, сколько никогда толком не всплывавший на поверхность, спрятанная глубоко в подсознании народа, проявляющаяся себя россыпью фобий, пристрастий и воспроизводящихся на каждом новом витке истории устойчивых поведенческих стереотипов.

Проблема в том, что, похоже, в России все воображаемое только и является, в конечном счете, реальным, а все реальное, как правило, существует в основном в воображении. Поэтому взаимодействия между этими тремя Россиями сложны и малопонятны как самим русским, так и тем более иностранцам. Эти России выдают себя одна за другую, путая и смешивая карты, и мешают сложить «правильный» пасьянс.

Почему, например, Запад постоянно недооценивает путинский режим? Потому что видит за его фасадом только актуальную Россию сегодняшнего дня – несчастную, раздолбанную страну, не представляющую, как ему кажется, для него стратегической угрозы по сравнению, например, с тем же Китаем.

Я думаю, что если бы на Западе лучше понимали глубину залегания, потенциал и истинный смысл русской идеи (хотя бы так, как это в свое время понял и оценил Ричард Пайпс в должности советника Рейгана), то там бы иначе расставили приоритеты. Боюсь, что китайская угроза отошла бы на второй план.

Часть вторая - мистическая.

За фасадом современной России, породившей из своей скрытой слабости Россию путинскую, пугающую всех то ли реальной, то ли мнимой силой, маячит силуэт существующей вне времени и пространства России как идеи. Эта невидимая и неосязаемая привычными методами наблюдения «виртуальная Россия» оживляет имперские руины реальной «офлайновой России», пропитывая их своей «темной социальной энергией».

Вот написал про это и прямо увидел, как половина читателей вышли на этой остановке, а кое-кто даже отписался, чтобы никогда больше не ездить по этой линии. Действительно, словечко не из лексикона позитивистского метода познания и современной социологии. Однако за их пределами оно вполне имеет право на существование. Ну вроде как «комплексные числа» в математике. Деньги с их помощью в кармане не посчитаешь, но для расчетов типа скорости расширения Вселенной (это образ, поэтому не надо требовать аннулировать мой аттестат зрелости) вполне могут пригодиться.

Согласно одной из новейших гипотез, Земля плывет в океане «темной материи», вот так и путинский «русский мир», допускаю, не высосан из пальца, как многим хотелось бы думать, а плывет в океане «темной социальной материи» и запитывается его энергией. Сам же океан заполнен тем, что Бердяев называл «темным вином русской истории». Этот бердяевский образ очень неплохо, кстати, работал при описании «эксцессов большевиков», хотя в рамках позитивистской модели ему места не найти.

Эта невидимая невооруженным глазом виртуальная Россия делает путинский режим одновременно и чрезвычайно опасным для всего человечества, и намного более устойчивым к любому давлению, включая военное и, тем более, экономическое, чем это кажется тем, кто привык писать сценарии будущего, руководствуясь исключительно «эвклидовой геометрией» позитивистского мышления.

Не то чтобы я готов был вписаться за формулу, что «умом Россию не понять», но понять ее только умом, опирающимся исключительно на европейский исторический опыт, действительно сложно: там пьют другие вина. Тут нужна политическая геометрия Лобачевского, которая более естественна для наших почв.

Больше всего, однако, меня волнует вопрос, почему это «вино русской истории» почти всегда темное? Почему бы ему не наполнить актуальную Россию «светлой энергией»? Самый интересный ответ на этот вопрос, на мой взгляд, дал Михаил Эпштейн, который намекнул, что это вино разливается по бутылкам в моменты «дефолта культуры», один из которых мы очевидно прямо сейчас переживаем. Ответ этот точный, но не полный. Русская культура переживает не первый дефолт, и она не единственная культура, с которой случались дефолты (немцы в 30-е – 40-е годы прошлого столетия, например). Но для кого-то этот дефолт означал смерть культуры, а для кого-то - только инфаркт, после которого она восстанавливалась (пусть и с длительным реабилитационным периодом).

Судьба современной России, на мой взгляд, во многом зависит не от того, что случится или не случится с Путиным, и даже не от того, в какую сторону будет эволюционировать разлагающееся российское общество, а от того, насколько «идея России» окажется способной к перерождению, то есть сможет ли она быть переформатирована таким образом, чтобы начать излучать не «темную энергию», а какую-то другую? Однозначного ответа на этот вопрос, к сожалению, не существует. И более того, он вообще, похоже, лежит скорее в области веры, чем в области знания.

Владимир Пастухов, «Телеграм»

Написать комментарий 9

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях