15 июля 2024, понедельник, 8:55
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Игра Макрона

Игра Макрона
Сергей Ильченко

Как победа правых обеспечит будущее президенту Франции.

В первом туре парламентских выборов во Франции победили правые. Но победа эта скорее формальная, все решит второй тур. К тому же результаты выборов в цифрах и их политические итоги по факту могут сильно отличаться друг от друга. На это, собственно, и рассчитывал Макрон, распуская парламент.

В нынешнем году, на досрочных выборах в Национальное собрание, нижнюю палату парламента Франции, проходящих в два тура, 30 июня и 7 июля, после необычайно короткой кампании и при очень высокой явке в 66,71%, что на 19,2% больше, чем в 2022, ведут борьбу четыре основные силы.

Победа как повод

Это, во-первых, крайне правое Национальное объединение (Le Rassemblement national, RN), ранее, до 2018 года – Front national (FN). Лидер с сентября 2021 года – Джордан Барделла, ранее – Марин Ле Пен (2011–2021) и Жан-Мари Ле Пен (1972–2011). Результат правых в первом туре – 33,15% от общего числа поданых голосов, на 14,5% больше, чем в 2022.

Далее, это коалиция левых партий Новый народный фронт (Nouveau Front populaire, NFP), созданная под выборы, 10 июня. Она объединяет Экологов (EELV), Непокоренную Францию (LFI), Компартию (PCF) и Социалистическую партию (PS), а также Place publique (PP), Génération S (G·s), Республиканских и социалистических левых (GRS), Новую антикапиталистическую партию (NPA), Экосоциалистических левых (GES) и множество еще более мелких групп, в обычное время люто враждующих, так что само появление NFP уже похоже на чудо. Причем, чудо это стало ответом на успех RN на выборах в Европарламент.

Результат NFP в первом туре – 27,99% голосов. Поскольку блок создан недавно, то сравнение с прошлыми выборами возможно только между левыми блоками 2022 и 2024 года. При таком сравнении левые показали небольшой рост в 2,3%.

На третьем месте коалиция центристских партий Вместе за Республику (Ensemble pour la Republique, Ensemble), существующая с 29 ноября 2021 года, но в изменяющемся составе. Ее лидером официально выступает действующий премьер Габриэль Атталь. В настоящее время в коалицию входят четыре партии: Возрождение (Renaissance, RE) Эммануэля Макрона, но, поскольку, президент должен быть равноудален, партию возглавляет Стефан Сежурне; Демократическое движение (Mouvement democrate, MoDem), Горизонты (Horizons,HOR) и Радикальная партия (Parti radical, PR). Результат Ensemble в первом туре – 20,04%, на 5,7% меньше, чем пропрезидентские центристы набрали в 2022 году.

Замыкают четверку правые, но не ультра Республиканцы (Les Republicains, LR), во главе с Энни Женеверд: 6,57% голосов, на 3,9% меньше, чем в 2022 году.

Есть еще разная мелочь, но она неразличима на общенациональном уровне и всплывает только по округам, поскольку выборы мажоритарные. Отсюда и второй тур и то, что процент голосов, полученных в первом туре не соотносится напрямую с итоговым числом мандатов в 577-местном парламенте. Точки над “i” расставляет второй тур, а его результаты могут существенно отличаться, поскольку победа RN привела к дальнейшей активизации сторонников NFP. Это уже выразилось в росте митинговой активности.

Расчеты Макрона

Макрон распустил Национальное собрание и назначил досрочные выборы воспользовавшись, как предлогом, результатами выборов в Европарламент, на которых RE набрала 15,4% голосов, а RN – 32%. При этом Макрон не был обязан идти на этот шаг. Он пошел на него добровольно, заняв выигрышную позицию ответственного лидера. Мол, если признаки утраты правящей партией доверия большинства налицо – значит, нужны досрочные выборы. На них мандат доверия будет либо возобновлен, либо окончательно отозван.

Позиция, несомненно, красивая, но за ней проглядывает прагматичный расчет. Проблемы с падением популярности у RE к моменту роспуска парламента достигли критического уровня. Было утрачено и коалиционное парламентское большинство, что угрожало сменой кабинета. При этом выборы в срок должны были пройти только в 2027 году, и было понятно, что без пересдачи политической колоды RN за три года накачает свою популярность еще сильнее. Переломить ситуацию мог только резкий маневр, который и совершил Макрон.

Самому Макрону до конца его президентского срока в 2027 году все это ничем не угрожало. Во-первых, несмотря на утрату RE коалиционного большинства, формирование новой коалиции, что слева, что справа, в старом парламенте было проблематичным. Во-вторых, во Франции, президентской республике, на случай отсутствия у президента большинства в парламенте в конституцию заложен механизм, при котором президент контролирует внешнюю политику, а премьер – внутреннюю. В-третьих, в 2027 году Макрон завершит второй президентский срок и не сможет баллотироваться в третий раз подряд. Но Макрону только 46 лет, и он явно не хочет уходить из политики.

К счастью для Макрона, ограничения по числу президентских сроков во Франции мягче, чем в США, где избираться президентом можно только дважды в жизни. Во Франции нельзя избираться дважды подряд, а не подряд – можно сколько угодно.

Несомненно, Макрон планирует вернуться в Елисейский дворец после пяти- или десятилетнего перерыва. Но для этого ему нужно красиво уйти. Если не брать в расчет экзотических вариантов, путь ухода один – в парламент, лидером фракции своей партии. Большинства или оппозиции – уже как получится, каждый из вариантов имеет для Макрона и плюсы, и минусы. Но в любом случае путь к новому президентскому сроку лежит для него через парламент, а это требует привести в порядок партийные дела, приостановив падение популярности RE.

Напомню, что предыдущие выборы в Национальное собрание прошли 12 и 19 июня 2022 года. RE шла на них в составе коалиции Ensemble и получила 245 мест из 577, что было наилучшим результатом сравнительно с конкурентами, но на 100 мест меньше чем пять лет назад, в 2017. Левая коалиция – 131 место, и на 67 больше; RN – 89 мест, и на 82 (!) больше, а умеренно-правая LR – 64 места и на 56 меньше! Иными словами, разбегание электората влево и вправо от центра, с преобладающим ростом популярности ультраправых было заметно еще тогда.

Сейчас, на финише выборов, после 7 июля, мы получим Макрона в Елисейском дворце до 2027 года и новый парламент неизвестного пока состава до 2029 – гипотетически. Иными словами, выборы президента и парламента рассинхронизированы, и это, скорее, удачно для Макрона. Предыдущие выборы президента и парламента прошли синхронно. Второй тур президентских состоялся 24 апреля 2022 года, и умеренно-левый Макрон получил 58,54 %, а ультраправая Марин Ле Пен 41,46 %. Ультралевый Жан-Люк Меланшон вылетел на третье место в первом туре, набрав 21,95 %.

В ходе нынешней предвыборной кампании Макрон дал возможность кандидатам от RE сбрасывать на себя весь накопившийся к действующей власти негатив. Депутаты от его партии из состава распущенного парламента, желавшие переизбраться в новый, один за другим заявляли, что ноги лица Макрона на их предвыборных плакатах не будет, а будет исключительно символика партии. Это было верное решение, поскольку популярность Макрона к середине второго срока сильно упала. Такое падение, в общем, нормально, поскольку, с точки зрения рядового избирателя, больших успехов у Макрона нет. На самом деле, на фоне того, что происходило в ЕС и в мире начиная с 2017 года, Макрон как президент довольно успешен, но кого интересует фон? Все смотрят на конечный результат, отразившийся на их личном положении, а этот результат для большинства французов оставляет желать много лучшего.

То, что у Макрона хватило решимости и просто крепости психики дать своим однопартийцам добро на такой маневр, говорит о нем как о сильном политическом игроке, мыслящем абсолютно прагматично. Действительно, Макрон досиживает второй срок, и в любом случае досидит, а мнение избирателей переменчиво. Зато сейчас Макрон может поработать громоотводом на благо партии, сняв с нее часть негатива, как это сделал в свое время и его предшественник Франсуа Олланд.

Недавние опросы показывают, что французы считают своего президента высокомерным и авторитарным, сбрасывая на него раздражение, накопившееся после многих кризисов, таких как восстание «желтых жилетов» и пандемия Covid. Нежелание Макрона менять курс перед лицом массовых протестов против пенсионной реформы в прошлом году укрепило мнение о нем как о надменном и отчужденном от простых людей политике. Но это совсем неплохо, если иметь смелость увидеть в этом возможность. RE уже отрабатывает и будет отрабатывать все эти пункты, обещая провести в новом парламенте работу над ошибками.

Есть ли у RE шансы на участие в правящей коалиции? Пока что-либо определенное сказать трудно, но на старте нового парламента скорее нет, чем да. Впрочем, никакая коалиция еще не просматривается вовсе. Все решит второй тур.

Допустим, что по результатам второго тура RN сформирует свое правительство. Тогда RE вместе с NFP уйдет в оппозицию и будет набирать очки, критикуя промахи крайне правых. Макрон же спокойно сидит в президентском дворце большую часть каденции нынешнего парламента. Едва ли позиции RN к президентским выборам 2027 года при таком раскладе сильно укрепятся.

Правящая коалиция левых? Тоже возможно, но… NFP разделен по множеству вопросов: тут и российско-украинская война и война Израиля с ХАМАС, и отношение к ЕС. Предыдущая левая коалиция, Nupes, созданная накануне выборов 2022 года, распалась сразу, как только ее депутаты оказались в парламенте. Скорее всего, это случится и с NFP. После этого левых можно будет года через полтора-два-три (раньше чем через год – нельзя по закону) отправить на еще одни досрочные выборы, дав им за это время собрать на себя весь негатив во внутренней политике, и окончательно переругаться. Такая перспектива будет способствовать сговорчивости части из них в переговорах с центристами. И тут уже может вырисоваться коалиция с участием RE – и с возможностью кивать на левых партнеров по коалиции, списывая все неудачи на них.

В итоге Макрон спокойно заканчивает через три года президентский срок и уходит, готовясь к выборам в новый парламент, но не будучи при этом депутатом действующего. Уход Макрона даст возможность новому кандидату в президенты от RE еще раз сбросить на него накопившийся к тому времени негатив, пообещав обновление курса. Тем временем за несколько лет коалициады, переходящей в клоунаду – а именно так, скорее всего, все и будет, позиции RE как партии вменяемых людей укрепятся.

В сумме это обещает превосходные перспективы и огромную свободу маневра, как для Макрона лично, так и для его партии. Лучшего в его ситуации и желать нельзя. И с точки зрения украинских интересов это тоже совсем неплохо.

Сергей Ильченко, «Деловая столица»

Написать комментарий

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях