15 июля 2024, понедельник, 8:18
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

«Это наш, белорусский человек, люди его любили»

3
«Это наш, белорусский человек, люди его любили»
Анджей Юхневич

Почему лукашисты набросились на священника Юхневича из Шумилино.

Отец Анджей Юхневич, настоятель римско-католического прихода в Шумилино, попал на сутки еще 8 мая. С тех пор он был осужден уже как минимум четыре раза подряд: вероятно, первые три раза — на сроки по 15 суток, а четвертый раз — на 10 суток. Последний раз срок его заключения был продлен до 2 июля, а недавно стало известно, что священника перевели в СИЗО по уголовному обвинению. Правозащитники признали Юхневича политзаключенным, пишет nashaniva.com.

Напомним, в каких условиях сидят на сутках политические арестанты белорусских ИВС: все время без матраса, передач, прогулок. Среди ночи — подъем. Из передач Юхневичу были разрешены только лекарственные средства.

Анджей Юхневич родился 3 января 1982 года на Гродненщине. Он стал священником в 2008-м, а через четыре года приехал служить в Шумилино, где и оставался до ареста.

С чем связано такое внимание к священнику из местечка?

Известный католический активист, с которым мы пообщались, считает, что Юхневич — скорее, случайная жертва:

«Трудно сказать, почему ему досталось столько внимания. В последние годы он высказывался и не молчал. Как и другие священники. Это наш, белорусский человек, люди его любили. Служил преданно, в последнее время много работал для Координационной группы высших настоятелей в Беларуси, еще недавно представлял Беларусь в Ватикане от этой структуры».

По мнению активиста, преследование отца Анджея Юхневича — скорее, попытка запугать других священников и таким образом «перевоспитать» их.

Журналисты поговорили о священнике Анджее Юхневиче с ксендзом, который лично знаком с узником. По словам нашего собеседника, Юхневич хоть и скромный, и нежный человек, но при этом у него есть свой духовный стержень:

«Он верит не «как бы», а по-настоящему, и это очень важно, он верен своим убеждениям. Он не ведет двойной жизни, это не тот случай, когда священник идет проповедовать и при этом только и думает, как бы собрать деньги с людей. К нему тянулась молодежь. От Витебска до Шумилино 50 километров, и молодежь ценила, что рядом с ними есть такой священник — всегда открытый и гостеприимный, желающий поговорить. Есть мнение, что молодежь невозможно обмануть, так и есть.

Ксендз Юхневич — это светлый, Божий человек. Его и задержали, потому что он такой. Еще раньше, пока было можно, он высказывался против того беззакония, которое творится в стране с 2020-го. Он поощрял это делать и других священников, позволял себе делать в сторону иерархов замечания о том, что мы не можем молчать тогда, когда происходит беззаконие. Он мотивировал нести Слово Божие, поощрял людей жить в покаянии и истине».

Собеседник считает, что такие верующие люди, которые не пойдут приспосабливаться под режим, не могут вписаться в сегодняшние границы общественной жизни. Режим старается вытолкнуть таких людей, сломать.

Священник подчеркивает, что преследование Юхневича — это еще и проявление давления на католический костел, которое продолжается до сих пор:

«С одной стороны, общество видит, что многие католические иерархи начинают поддакивать тому тону, который задает режим. Но этого мало, они хотят большего — чтобы костел начал прямо оправдывать и прославлять беззаконие.

Режим пытается еще больше надавить на иерархов, духовенство и Ватикан и для этого сажает за решетку священников».

Обычно их выпускают, напоминает собеседник, но Юхневич провел два месяца в условиях административного ареста — с 2020-го это первый такой случай среди католических священников. И наш собеседник считает, что такое «внимание» к священнику связано с тем, как он держится за решеткой.

«Сегодня уже 2024 год, это не 2020-й. В 2020-2021-м еще могли выпустить священника несломленным после двух, трех, десяти суток, как это было с ксендзом Барком. Но в 2024-м [для режима] недопустимо, чтобы из тюрьмы выходили несломленными, белорусский режим ломает людей, включая священников.

Священники, вышедшие из заключения, говорят, что там от них требовали сотрудничать или записать принудительно-покаявшееся видео, или вынуждали уехать из страны. Если же человек не ломается, они его не выпускают. Увидели бы, что Юхневич хочет выехать, не хочет или не может проповедовать Слово Божие на территории Беларуси — тогда бы они его выпустили. Похоже, что он не ломается, и поэтому его там держат», — считает священник.

Написать комментарий 3

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях