8 августа 2022, понедельник, 15:48
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«The Economist»: Белорусского диктатора может покинуть даже его окружение

37

В первый раз за 16 лет люди в Беларуси смотрят на Россию с надеждой.

Между двумя предполагаемыми союзниками разгорелась информационная война, пишет британский журнал «The Economist».

Россию и Беларусь сложно назвать поборниками демократии и свободы слова. Но в постсоветском мире постмодернистский подход к политике может давать странные результаты. За последние недели эти авторитарные режимы разоблачили авторитаризм друг друга и с помощью государственных СМИ начали атаку на отсутствие свободы слова у противника. Удивительно, но эта словесная война была развязана во имя братских связей и экономического союза.

Боевые действия вспыхнули три недели назад, когда Москва и Минск поспорили о ценах на газ, и Александр Лукашенко, правитель Беларуси, чуть не отказался от Таможенного союза между его страной, Россией и Казахстаном. В конечном итоге договор о союзе был подписан 5 июля. Днем раньше канал НТВ, контролируемый «Газпромом», российским газовым монополистом, показал фильм «Крестный батька» - документальный фильм, показывающий Лукашенко, которого Россия так долго поддерживала, как жестокого тирана, потасовывающего результаты выборов и душащего оппозицию.

Лукашенко, для которого через несколько месяцев начнутся президентские выборы, нанес ответный удар. 15 июля государственное телевидение Беларуси передало одобрительное интервью с президентом Грузии (и главным врагом России) Михаилом Саакашвили, который отметил, что критика России – это критика страны, подавляющей оппозиционных политиков и убивающей журналистов.

НТВ ответил фильмом «Крестный батька-2», в котором сравнил Лукашенко с Курманбеком Бакиевым, президентом Кыргызстана, свергнутым с молчаливого согласия России, которому Лукашенко предоставил убежище. Скрытый смысл понятен: Лукашенко может повторить его судьбу. Ни один из фильмов не транслировали в Беларуси, но четверть белорусов нашли способы их посмотреть.

Кремль не делает секрета из того, что Лукашенко в конце концов исчерпал их терпение. Годами Москва субсидировала его режим с помощью дешевого газа и необлагаемой пошлиной сырой нефти, которую Беларусь перерабатывала и реэкспортировала; она поддерживал его, когда Лукашенко фальсифицировал результаты выборов и подавлял мирные протесты. Но, кажется, она мало получала взамен. Лукашенко не продал белорусские нефтеперерабатывающие заводы русским фирмам, он отказался признать независимость грузинских провинций, самопровозглашенных республик Южная Осетия и Абхазия, и он предложил убежище Бакиеву.

Его упрямство в отношении Таможенного союза было последней каплей. Для России союз – основа её «зоны привилегированных интересов», и она видит его как свою альтернативу Европейскому Союзу. Вместо того, чтобы помочь Владимиру Путину, премьеру России, в его исторической миссии повторного объединения частей, расколотых после краха Советского Союза (один из сторонников Путина сравнил эту миссию с воссоединением Германии), президент-бунтовщик стал препятствием.

Чтобы увеличить давление на него, Россия подняла цены на газ и урезала поставки нефти. Если окружение Лукашенко почувствует, что Москва бросила их шефа, они могут покинуть тонущий корабль. Россия также раскачивает белорусскую оппозицию. «В первый раз за 16 лет люди в Беларуси смотрят на Россию с надеждой», - сказал лидер оппозиции Андрей Санников.

Эта надежда может быть преждевременной. Лукашенко часто обыгрывал более хитрыми маневрами своих российских спонсоров, боящихся потерять Беларусь, уступив ее Западу. Целью атаки России на Лукашенко может быть желание пригрозить ему, а не его свергнуть. Ни один оппозиционный политик не будет рассматривать интеграцию с Россией как серьезную альтернативу ЕС.

То, что Лукашенко назвали диктатором-параноиком, может сделать отношения с ним сложными, но не невозможными. Как утверждает Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»: «В этой схватке нет такого понятия, как черта, за которой нет возврата, потому что обе стороны представлены не благородными рыцарями, а циничными торгашами».