29 сентября 2020, вторник, 10:44
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Сергей Парсюкевич: В тюрьме людей не перевоспитывают, а запугивают

16

Бывший политзаключенный прокомментировал открытое письмо Николая Автуховича о пытках в тюрьме.

Еврорадио: На сайте "Радио Свобода" появилось открытое письмо Николая Автуховича, который подтверждает, что в следственных изоляторах и колониях люди подвергаются пыткам. При наличии таких фактов возможно ли что-либо сделать, чтобы началось расследование?

Сергей Парсюкевич: “Возможно ли что-либо сделать с юридической точки зрения? Причина точно есть и, полагаю, много людей и в прокуратуре, и в руководстве МВД знают, что все это имеет место. Более того, все это начинается на самом низком уровне, на уровне уголовного розыска. И то, что это происходит в тюрьме, — это только продолжение. Но думаю, что это невозможно в современной Беларуси, так как на этом и основано все правосудие. У нас, по большому счету, правосудие не перевоспитывает человека, а запугивает. В обществе царит страх".

Еврорадио: С юридической точки зрения, какое наказание предусмотрено за пытки?

Сергей Парсюкевич: "Если взять норму закона, то в том же следственном изоляторе вывешены права и обязанности заключенных и тех, кто за ними надзирает. Там все точно прописано, что должно быть нормальное отношение, не должно быть пыток. Это все с юридической точки зрения есть, но на практике этого нет. Человек, попавший в места лишения свободы, первое, что чувствует, — это неуважение и унижение. А без физических страданий не обойдется, так как сами условия содержания уже доставляют муки. А то, что еще делается отдельно сотрудниками тюрьмы, колонии — это уже их инициатива. Я разговаривал приватно с сотрудниками жодинской тюрьмы (одного из печальноизвестных подобных учреждений), и на мой вопрос, зачем они издеваются над заключенными, сказали, что от них это требуют".

Еврорадио: Они на своем нижайшем уровне не боятся нарушать закон?

Сергей Парсюкевич: "Думаю, что не боятся, поскольку это идет и требование руководства. Если они этого не сделают, то к ним будут вопросы".

Еврорадио: К ответственности, в таком случае, надо привлекать руководство?

Сергей Парсюкевич: "Да, "рыба гниет с головы". Если начальник следственного изолятора решит, что в изоляторе должно все быть по закону, не должно быть пыток, то их не будет в течение максимум 10 дней. А если решит какой-то контролер или инспектор, что не надо издеваться, то не факт, что он останется на работе".

Еврорадио: Когда охранников берут на работу, они какой-нибудь психологический тест проходят?

Сергей Парсюкевич: “Не думаю, что там набирают лиц с психическими отклонениями, ведь люди проходят медицинскую комиссию, в том числе и психолога, и разнообразные тесты. Этому они обучаются в процессе работы. А другое дело в том, что в системе МВД очень низкий конкурс. Когда я работал в милиции, то в милицию попасть на работу было достаточно сложно, был большой конкурс, не было никаких приглашений, объявлений. А сейчас туда никто не идет, ситуация такова, что в милицию могут попасть люди абсолютно случайные. Особенно на такие низкие посты, как контролер в СИЗО и т.д.".

Еврорадио: Автухович в своем письме написал, что бывают такие случаи, когда люди избиваются до смерти в тюрьме, и они пишет, что очень легко "списываются" эти жертвы. Действительно ли так легко руководству тюрьмы "списать" человека, умершего в тюрьме, или есть какая-то контролирующая система?

Сергей Парсюкевич: "Теоретически она есть. Если с человеком что-то случается, например, смерть, то в это будет вовлечена прокуратура. Однако, кажется, максимум, что может быть, — это могут за это выгнать с работы, если сочтут, что он превысил имеющиеся у него "неофициальные" полномочия".

Еврорадио: Имеет ли возможность лицо, подвергавшееся пыткам в тюремном заключении, обратиться к кому-либо за помощью?

Сергей Парсюкевич: "Практически — нет. Теоретически — можно написать заявление в прокуратуру, департамент, курирующий это направление. Но на практике это все равно идет через руководство этих организаций, тюрем или колоний, и они не пустят дальше эту бумагу. А если дадут ей ход, то с прокуратурой они эти вопросы решат".

Еврорадио: Какова угроза того, что этого человека дальше могут пытать?

Сергей Парсюкевич: "Если человек не сломался, то они будут этот пресс увеличивать и увеличивать. И я допускаю, что у Автуховича теперь будут проблемы".

Еврорадио: Как можно повлиять на то, чтобы такая ситуация в этой системе изменилась?

Сергей Парсюкевич: "На уровне ООН можно создать комиссию по этим фактам, чтобы приехали действительно независимые лица, чтобы они действительно провели независимое расследование не с властями, а с лицами, которые в теме, а таких людей достаточно. Но даже если ООН установит такие факты официально, то неизвестно, будут ли в такой ситуации в Беларуси изменения к лучшему".

Еврорадио: А если родные и близкие будут писать в Генеральную прокуратуру запросы, возмоожно ли, что последуют какие-то проверки?

Сергей Парсюкевич: "У нас это происходит очень часто, но я не видел положительных результатов".

***

Справка Еврорадио: Сергей Парсюкевич — майор милиции в отставке, предприниматель. Был задержан в январе 2008 года после участия в несанкционированной акции протеста предпринимателей в Минске. В апреле того же года осужден за насилие в отношении сотрудника милиции на 2,5 года тюремного заключения. Освобожден в августе 2008-го по приказу главы государства.